Switch to English
Вход
Инвестиционные предложения
Новости
Аналитика
инвестировать Найти инвестора

Я не верю в прорыв. Я верю в поступательное экономическое развитие Украины

Тимур Коган, директор инвестиционной компании FinPoint, рассказал InVenture об условиях ведения бизнеса и привлечении инвестиций в Украину при текущей политической и экономической ситуации в стране

Украина заняла 71-е место в рейтинге Всемирного банка Doing Business. Мы поднялись на 5 ступеней по сравнению с прошлым годом. Однако нас обогнали практически все страны постсоветского пространства за исключением Узбекистана и Таджикистана, которые заняли 76-е и 128-е места. Как Вы думаете, почему Украина так отстает?

Мне сложно комментировать этот рейтинг, т.к. я не очень знаком с методикой его расчета. Однако я понимаю, что легкость или сложность ведения бизнеса имеют прямое отношение к рискам и должны балансироваться доходностью. Если доходность, которую получает бизнес, сопоставима с теми трудностями, которые этот бизнес вынужден преодолевать, чтобы ее достичь, то инвесторы будут вкладывать деньги. Я лично в своей ежедневной практике стараюсь больше делать акцент на доходности и поиску возможностей, которые могут обеспечить такой возврат на инвестиции, который “перебьет” связанные риски. И вот в этом контексте могу сказать, что сейчас количество высокодоходных инвестиционных возможностей ограничено и есть высокая конкуренция между инвесторами за доступ к ним.

Возьмем для примера стоимость капитала для украинских ИТ компаний. На сегодня она составляет порядка 16-17% в долларе или 20-21% в гривне. Это себестоимость финансовых ресурсов с учетом риска и альтернативных возможностей в других странах и секторах. Получается, чтобы заработать, инвестор должен вложить деньги в бизнес, который имеет даже более высокую внутреннюю норму доходности. На практике это приводит к тому, что целевая доходность инвесторов - порядка 25% в долларе. Как Вы понимаете, это запретительно дорого и часто просто недостижимо для многих бизнес-моделей и стратегий. В итоге на рынке крайне мало сделок. А те, что происходят, происходят по достаточно низкой оценке. Зачастую к украинской компании применяется дисконт больше 50% относительно абсолютного аналога, работающего в другой стране. И причина - исключительно высокая стоимость денег.

Да, есть альтернативы - терпеливые иностранные инвесторы или даже внутренний капитал населения. У этих групп инвесторов целевая доходность может быть существенно ниже - порядка 8%. Однако у них очень низкая толерантность к риску и, как следствие, большое количество ограничений для инвестирования. Благодаря этому только устойчивые бизнесы с убедительной стратегией, компетентным менеджментом и прозрачными финансами имеют возможность привлекать ресурс по разумной стоимости от финансовых институтов. В свою очередь, население больше сконцентрировано на инвестициях в жилую недвижимость, которая предлагает доходность порядка 10%. Повысился также интерес частных лиц к инвестированию в иностранные фондовые инструменты. И это вполне логично. Как иллюстрация, 5-летние суверенные еврооблигации Украины сегодня торгуются с доходностью выше 10,2% в долларе. Это привлекательная доходность с учетом отсутствия операционных и отраслевых рисков.

В этом году Украине удалось улучшить позицию по защите миноритарных акционеров (с 81 до 71 места). Какие конкретные действия, по Вашему мнению, способствовали этому?

Есть важные комплексные изменения, которые связаны, например, с новым законом об обществах с ограниченной ответственностью или достижениями Комиссии по ценным бумагам в области регуляции деятельности акционерных обществ и стандартов корпоративного управления. Закон об ООО позволил, например, подписывать между учредителями соглашения, которые регулируют их отношения по аналогии с английским правом. А внедрение стандартов корпоративного управления реализует практические инструменты защиты прав миноритарных акционеров на уровне текущей стратегии компании, состава и мотивации менеджмента, а также прозрачности деятельности. Уверен, что эти изменения будут способствовать ускорению притока инвестиций и оживлению внутреннего рынка капитала по мере улучшения макроэкономических перспектив Украины.

Тим Коган - Finpoint

Ситуация с разрешением неплатежеспособности, наоборот, ухудшилась. Чем по-Вашему это обусловлено?

Я не понимаю, почему было отмечено ухудшение в этой области. Конечно, проблем еще много, но нельзя не отметить прогресс последних лет.

Есть конкретные улучшения в вопросах защиты прав кредиторов, разрешении конфликтов, связанных с банкротством, реструктуризации проблемной задолженности. На мой взгляд, ситуация улучшилась и продолжает улучшаться. Поэтому либо какие-то факторы не были учтены при составлении рейтинга, либо другие страны сделали более серьезный скачок в этом направлении.

Уже больше 2 лет действует закон о “О финансовой реструктуризации”, который позволил реализовать множество кейсов полноценной реструктуризации в отношении государственных банков, а также устранил налоговые барьеры для сделок, которые предусматривали трансфер права собственности на активы должника. На эту тему есть много анализа и публикаций. Я также давал интервью.

Кроме того, совсем недавно был принят закон 6027. Он вступит в силу в начале следующего года и существенно повлияет, например, на эффективность процедур взыскания залогов и сделает правовые последствия таких взысканий более безопасными для кредитора и возможного будущего покупателя такого актива. На мой взгляд, это приведет к росту стоимости проблемных активов и снижению рисков банков при новом кредитовании. В итоге банк сможет кредитовать увереннее и дешевле, но заемщик будет нести большую ответственность за невыполнения договоренностей с кредитором.

Давайте поговорим о последних событиях: введении военного положения в 10 областях Украины. Какая реакция иностранных инвесторов? Говорят, что многие отложили планы не только по инвестициям, но и по визитам в Украину.

В первую неделю после новости о военном положении было затишье. Все пытались понять, что будет дальше. Первоначальные стадии переговоров, действительно, были либо приостановлены, либо отложены до следующего года. Если говорить об активных процессах, то, к собственному удивлению, мы увидели, что все продолжает происходить вполне активо. Многие участники рынка продолжили работать в привычном ритме.

Отдельно следует выделить проблему, связанную с возможностью российских граждан пересекать границу Украины. Среди профессионалов инвестиционных структур, которые работают с Украиной, по-прежнему есть существенное количество граждан РФ. Они предпочитают пока не лететь в Украину. Это достаточно серьезный барьер.

Tim Kogan - Finpoint

Какие аргументы Вы использовали, чтобы убедить инвестора в отсутствии поводов для беспокойства на время введения положения?

Во-первых, сам уровень введения военного положения. Он действует лишь в некоторых областях и не распространяется на Киев. Отсутствует запрет на выезд, тотальная мобилизация и экспроприация собственности – самые серьезные риски. Также отсутствует запрет на конвертацию и вывод валюты. Это первоочередные вещи, которые говорят об отсутствии поводов для беспокойства.

Во-вторых, все международные доноры практически сразу после появления новости о военном положении подтвердили продолжение сотрудничества с Украиной. Например, МВФ в этот же день заявил, что не видит новых оснований для приостановки программы сотрудничества.

Но должны же быть какие-то риски?

Да, есть определенные, преимущественно, юридические риски для компаний. Например, форс-мажорные положения в договорах, которые теоретически могут быть применены. Некоторые стороны могут ссылаться на них в переговорах при разрешении тех или иных ситуаций. Однако пока я не встретил ни одного подобного прецедента, где бы это применялось.

Кроме того, некоторые компании стратегических отраслей (транспорт, энергетика и т.д.) вынуждено усилили меры по безопасности, что привело к росту расходов и замедлению некоторых процессов.

В любом случае, главными рисками остаются открытая военная агрессия, девальвация, ограничения на вывод валюты и блокирование деятельности компаний. Однако со всеми этими рисками мы живем многие годы. Де факто ситуация не изменилась. Всегда есть шанс, что инвесторы могут столкнуться с этими рисками. Просто с введением военного положения о них заговорили в очередной раз.

Следовательно, украинский рынок продолжает жить своей жизнью и развиваться. Отличный тому пример M&A рынок. Каким выдался для него 2018 год? Охарактеризуйте, пожалуйста, ТОП-3 основных тренда. Какие основные сделки стоит выделить?

Рынок оказался живым. Компании заключали сделки. Наибольшей популярностью пользовались традиционные сектора экономики Украины: агро, IT и сфера потребления. Они стали лидерами по количеству сделок.

Добавлю, что было заключено несколько крупных сделок в отношении украинских активов, которые не предусматривали прямых инвестиций в Украину. Собственность просто распределялась между разными владельцами за пределами Украины.

Из доступной аналитики мы видим, что средний размер сделок был небольшим - порядка 10 млн. долларов. Количество заявленных сделок - порядка 20. Фактическая статистика, безусловно выше в разы, но это непубличная информация.

Тимур Коган - Timur Kogan

Как вы оцениваете 2019 год с позиции развития рынка M&A в Украине? В каких секторах экономики стоит ожидать наибольшее количество сделок M&A?

Следующий год будет довольно сложным. Ожидается отрицательный уровень прямых иностранных инвестиций. Это приведет к тому, что сделок M&A будет меньше, чем в 2018. Тем не менее, стоит ожидать продолжение консолидации в агро и расширение присутствия иностранных игроков в ИТ. Я ожидаю, что только международные финансовые институты активизируют свою работу по прямому финансированию компаний. Их активность и определит ситуацию на рынке.

Как Вы думаете, стоит ожидать улучшения экономического положения Украины? Что по-Вашему поможет стране совершить экономический прорыв?

Я не верю в прорыв. Я верю в поступательное органическое развитие по мере переориентации Украины на новые рынки и развития внутреннего. Для этого необходимы не только инвестиции, но и повышение операционных компетенций бизнеса. Как Вы понимаете, это занимает существенное время.

Безусловно, макроэкономическая помощь, структурные реформы и политическая стабильность - это базовые элементы, без которых даже очень эффективная работа на микроуровне не приведет к чувствительному улучшению экономической ситуации. И здесь также есть зона для улучшения.

Таким образом, и на микро- и на макроуровнях, в Украине нет предпосылок для прорыва, но есть большой объем работы, которую надо выполнить. Всегда есть надежда на положительную динамику сырьевых рынков, однако текущие прогнозы не позволяют ожидать на практике существенного положительного влияния этого фактора на экономику Украины.

С какими проблемами Украина сегодня сталкивается в привлечении инвестиций?

Я бы выделил следующие: высокая стоимость капитала на Украину, высокие военно-политические риски, незавершенный процесс оздоровления финансово-кредитной системы, низкий уровень бизнес-этики и компетенций в области бизнес администрирования.

Какие меры по-Вашему стоит предпринять, чтобы повысить инвестиционную привлекательность Украины?

К сожалению, перечень очень длинный. Но если все свести к одной большой и комплексной задаче, то это - экономический рост выше среднемирового. Что для этого нужно? Инвестиции? Как их получить? Убедить инвесторов в долгосрочной перспективе страны? Как этого достичь? Улучшить демографию и институты. Если вы посмотрите прогнозы развития Украины и других стран Восточной Европы плюс СНГ, то увидите яркую корреляцию между силой институтов, прогнозами по демографии, инвестициями и экономическим ростом.

Источник: Кристина Левчук / InVenture

 

Читайте также

Заполните, пожалуйста, ваши контактные данные, чтобы получать ежемесячную рассылку!
Обратный звонок
Спасибо! Мы с вами свяжемся.