Украина на Каспии: 5 амбициозных проектов

Украина на Каспии: 5 амбициозных проектов

Нефти и газа. Пожелания Киева в разговоре с прикаспийскими государствами вмещаются в эти два слова. Но то, сможет ли Украина реализовать пять самых амбициозных проектов с этими странами, зависит ...

Президента Азербайджана Ильхама Алиева на прошлой неделе в Киеве ждал теплый прием. Встреча двух президентов, Алиева и Януковича, знакомых еще с тех времен, когда последний был премьером при президенте Викторе Ющенко, была продолжительной и насыщенной. Им есть о чем говорить. Украина хочет вовлечь Азербайджан сразу в ряд энергетических проектов в сфере поставок нефти и газа, модернизации украинских НПЗ и т.д. Правда, не только эту страну. Разговоры схожего содержания велись в стенах Администрации президента и месяц назад, когда в Киев приезжал президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. На эти два государства Украина сейчас смотрит с большой надеждой – особенно на фоне того, что договориться с Россией о пересмотре газовых соглашений у руководства нашей страны на прошлой неделе опять не вышло.

Впрочем, Баку и Астаны есть свои интересы. В результате в отношениях Киева с этими государствами идет постоянный торг, и то, насколько медленно продвигаются идеи по реализации конкретных проектов, свидетельствует о том, что торг этот жесткий. Анализ позиций трех стран по пяти наиболее амбициозным проектам сотрудничества дает понять, что шансы на успех есть не у всех.

1. Газ для проекта СПГ-терминала в Одессе

По прогнозам аналитической компании Sanford C. Bernstein & Co, уже в текущем году мировой спрос на сжиженный природный газ может ввозрасти на 20%. Одним из лидеров роста спроса на СПГ станет Европа. Украина уже решила, что будет строить свой СПГ-терминал. Теперь пытается понять, каковы ее шансы стать транзитным государством и для поставок сжиженного газа в Европу. Так, как совсем недавно это удалось сделать Румынии в рамках проекта AGRI (Azerbaijan-Georgia-Romania Interconnection).

Декларацию о поддержке этого проекта руководство стран-участниц — Азербайджана, Грузии, Румынии и Венгрии — подписало в середине сентября в Баку. В рамках проекта эти государства планируют поставлять азербайджанский газ в грузинский прибрежный город Кулеви, там сжижать его и танкерами доставлять в румынский порт Констанца. Здесь СПГ будет проходить регазификацию и по трубам подаваться дальше в Европу.

Правда, пока проект находится лишь в начале реализации. Его участникам предстоит построить еще два терминала – в Грузии и Румынии - и вложить в их строительство значительный объем средств: стоимость проекта составит от 1,2 до 4,5 млрд. евро. Украина намерена присоединиться к проекту, чтобы открыло бы еще один путь для поставок прикаспийского газа в ЕС. Ситуацию «подогревает» и то, что основной конкурент AGRI, газопровод «Набукко» в октябре опять «забуксовал»: два его ключевых инвестора - немецкая компания RWE и австрийская OMV - отложили принятие решения об инвестировании в эту «трубу» до следующего года.

Шансы на реализацию: высокие


К счастью для Украины, ее интерес в данном вопросе вполне совпадает с заинтересованностью стран – «добытчиков» газа. И Азербайджан, и Казахстан за то, чтобы использовать максимальное количество маршрутов поставок добываемого ими топлива в Европу. Как заявил президент Азербайджана Ильхам Алиев, он готов принимать участие в реализации украинских проектов по поставкам сжиженного газа.

Правда, все мощности этой страны по добыче газа уже распределены. Баку продает газ России, поставляет его для трубопровода Баку – Тбилиси - Эрзерум, теперь же к этим двум направлениям прибавятся поставки через терминал в Грузии в Румынию. «Но если Украина предложит нам участвовать в наполнении терминала, и условия этого участия будут экономически выгодными для нашего государства, это может быть возможным», — рассказал собеседник из правительства Азербайджана.

Точно так же обстоят дела и с поставками из Казахстана. Завотделом экономических исследований Казахского института стратегических исследований при президенте Казахстана Анар Рахимжанова считает, что хотя в ближайших планах правительства вопрос поставки газа в Украину не стоит, в целом он может быть ее стране интересен. «Уже сегодня в стране есть достаточно перспективные месторождения, включая Тенгизское месторождение, Карачаганак и другие на севере Каспийского моря, — говорит Рахимжанова, — и если Украина предложит выгодный путь транзита газа, то Казахстан сможет этим воспользоваться». Главное условие, которое должно быть неукоснительно соблюдено – это возможность увеличения транзита газа по этому пути по мере роста его добычи в самом Казахстане.

Впрочем, сложности могут возникнуть не со стороны наших партнеров, а со стороны самого Киева. По крайней мере, украинские эксперты довольно скептически относятся к перспективам строительства терминала. «Я не верю в способность нашего государства построить объект стоимостью $5 млрд. Мы не можем построить стадион и гостиницы, а здесь речь идет о сложном технологическом объекте, связанном с поставщиками газа, инфраструктурой, транспортом», — рассуждает, к примеру, Сергей Куюн, директор консалтинговой группы А-95. — Объекты такого уровня в независимой Украине можно пересчитать по пальцам одной руки. Но в устах чиновников это звучит так, как будто речь идет о строительстве пивного киоска». По его мнению, аргумент строительства СПГ-терминала нужен украинскому Минтопэнерго с одной целью - усилить свою позицию в разговоре с россиянами и выторговать лучшие условия по цене на газ и по проектам взаимодействия в нефтегазовой сфере в целом, к примеру, на переговорах по объединению «Нафтогаза» и «Газпрома».

2. Нефть для Одесса - Броды

Визит Ильхама Алиева вселил надежду в то, что наконец будет решена проблема наполнения нефтепровода Одесса - Броды в проектном направлении (в сторону Европы). Поставщиков нефти для этого Украина искала с момента запуска «трубы» в 2001 году, но все попытки закончились безуспешно, и сейчас через нефтепровод в реверсном направлении (в сторону Одессы) идет российская нефть.

Среди обещаний г-на Алиева - готовность увеличить поставки нефти в нашу страну, и в перспективе участвовать в наполнении проблемного трубопровода. Украинский вице-премьер по ТЭК Андрей Клюев говорит, что в аверсном направлении Одесса-Броды заработает уже в следующем году. Но Украина хотела бы видеть вторым источником наполнения нефтепровода Казахстан. Пока в борьбе за казахскую нефть опять лидирует не Киев, а Бухарест. В прошлом году завершилась покупка казахской компанией «Казмунайгаз» румынской нефтяной компании Rompetrol Group. В результате, Румыния смогла получить определенные гарантии поставок нефти из Казахстана. Правительство Николая Азарова готово рассматривать аналогичный вариант сотрудничества.

Шансы на реализацию: 50 на 50

Хотя президент Алиев не замедлил уверить нашу страну в потенциальной поддержке Одесса - Броды, пока, как и в случае с газом, у Баку нет свободных ресурсов для наполнения украинского нефтепровода. У Азербайджана есть ранее взятые обязательства по поставкам нефти перед другими партнерами, и отказаться от них страна не может. «Но все контракты имеют свой срок исполнения, и когда они истекут, мы можем заключить контракт с украинскими партнерами на освободившиеся объемы нефти», – подчеркивает правительственный источник. Единственное условие, которое должно быть соблюдено наверняка, заметили дипломаты, это экономическая выгода от проекта. «Мы исходим исключительно с точки зрения коммерческой выгоды. И если для нас Одесса - Броды будет выгодным проектом, мы будем участвовать в нем», — говорит он, уточняя, что пока никаких расчетов по этому вопросу не проводилось.

Зато со стороны Казахстана даже желания участвовать в наполнении проблемного украинского нефтепровода не наблюдается в принципе. Министр энергетики этой страны Сават Мынбаев в прошлом году заявил однозначно, что Астана не присоединится к проекту, и оснований для изменения этой позиции пока нет. Правда, если в Украине считают, что главной причиной на то является казахская преданность дружбе с Россией, то Анар Рахимжанова называет другую причину. «Казахстан дружит с Россией, но он – самостоятельное государство и решает проблемы диверсификации поставок своих энергоресурсов так, как выгодно ему. Выбор того или иного направления экспортных маршрутов будет диктоваться исключительно соображениями экономической целесообразности и прагматизма», — говорит эксперт.

Вопрос в другом. Изначально, участвуя в обсуждении вопроса наполнения Одесса - Броды, Казахстан делал ставку на Кашаганское месторождение. Начать его разработку планировали в 2011 году. Но затем реализация проекта была отложена до 2013 года, а сейчас, по словам Анар, в Казахстане активно обсуждают возможность еще одной ее отсрочки. Таким образом, в отличие от поставок газа, в вопросах нефти Казахстан в обозримом будущем не будет иметь возможности поставлять дополнительные ее объемы.

Наконец, вариант обмена активами – так, как в случае с Россией, в Украине также маловероятен. Астану пытаются привлечь к участию в НТП «Сарматия», но эксперты считают, что этот оператор пока больше похож не на актив, а на некую экспертную организацию. К тому же, Астана вкладывает много усилий и средств в проекты в Румынии и в условиях снижения инвестиционной активности вряд ли будет отвлекаться на какие-то другие проекты, говорит Анар Рахимжанова.

3. Покупка НПЗ и АЗС в Украине

Приманкой для наращивания поставок нефти из Каспия в Киеве видят покупку прикаспийскими странами энергетических активов в нашей стране. Еще при Викторе Ющенко Азербайджану и Казахстану было предложено поучаствовать в строительстве в Украине нового НПЗ по глубокой переработке нефти (тогда проект оценивался в $4 млрд.). Украинские НПЗ уже устарели и загружены всего на четверть своей проектной мощности в 51 млн. тонн нефти. В правительстве планируют договориться о поставках сырья на эти заводы, а по возможности решить и проблему их модернизации. Сегодня идея строительства такого предприятия уже, кажется, не стоит на повестке дня, но в Киеве по-прежнему готовы продать государственные доли в НПЗ с надеждой на то, что, купив у нас нефтеперерабатывающий актив, Баку и Астана будут иметь стимул поставлять сырье для него.

Шансы на реализацию: 50 на 50

Теоретически рынок Украины интересен этим странам и их компаниям. Об этом говорит хотя бы тот факт, что крупнейшая государственная нефтедобывающая компания Азербайджана «Сокар» уже делает первые шаги на украинском рынке. В нынешнем году она приобрела сеть АЗС и терминал (хранилище) в Одесской области. В следующем году планирует открыть в нашей стране до 30 АЗС. С точки зрения Казахстана, по словам Рахимжановой, оптимальной стратегией является увеличения добавочной стоимости экспорта казахстанских углеводородов за счет их поставки на зарубежные рынки, где у Астаны есть возможность строить или покупать нефтеперерабатывающие мощности.

Но препятствием для входа прикаспийских компаний на украинский рынок стало одно большое «но»: трубопроводные поставки нефти в Украину из Казахстана зависят от позиции России, а поставки нефти из этого региона морем далеки от экономически привлекательных. Доказательством этого является ситуация с поставками азербайджанской нефти на Кременчугский НПЗ (контролируемый группой «Приват»). В прошлом году завод заявил о начале закупок этой нефти и планах перерабатывать 240-400 тыс. тонн в месяц, но в 2010-м выкупил лишь половину анонсированного его объема. «Такое отклонение поставок азербайджанской нефти в Кременчуг от планов говорит о низкой рентабельности ее переработки при существующей технологической схеме «Укртатнафты», — говорит Сергей Куюн из А-95. — Это объясняется затратной логистикой и стареющим оборудованием «Укртатнафты». Другими словами, вопрос поставок в Украину нефти из Казахстана и Азербайджана сугубо экономический и при поставках с моря сегодня этой экономики просто нет.

Тем более не приходится говорить о финансовых инвестициях со стороны государственных компаний в строительство или модернизацию украинских НПЗ. Казахстан в данный момент сосредоточил все финансовые ресурсы на реконструкции трех своих нефтеперерабатывающих предприятиях, в которых национальный оператор имеет контрольный пакет акций, говорит Анар Рахимжанова. Азербайджанцы также заняты модернизацией своих заводов, хотя потенциально инвесторы из Азербайджана могли бы приобрести в Украине какой-либо НПЗ.

Сергей Куюн считает, что объектами покупки могли бы стать предприятия в Херсоне, Дрогобыче или Надвирной. Хотя, отмечает он, даже крупнейшим российским компаниям очень сложно развивать в Украине свой бизнес в этой отрасли (о своих трудностях в работе в нашей стране, к примеру, открыто говорят в ТНК-ВР). Поэтому вряд ли у казахов или азербайджанцев, имеющих менее выгодную по сравнению с россиянами логистику поставок сырья в Украину, работа в этом секторе получится лучше.

4. СП в вагоностроении

Конечно, энергетика – ключевой интерес Украины в разговоре с Астаной и Баку. Но этой отраслью круг потенциальных возможностей для сотрудничества с этими странами не ограничивается. Хорошие перспективы в этом аспекте у машиностроительной отрасли. Ильхам Алиев и Нурсултан Назарбаев поставили перед собой по сути одну цель: уменьшить в экономике долю энергоресурсной отрасли и диверсифицировать доходы своих бюджетов. Машиностроению в обоих государствах в данном вопросе отводится ведущая роль.

Украина уже ведет переговоры о создании в обеих странах производств по сбору сельскохозяйственной техники. Месяц назад во время визита Нурсултана Назарбаева в Киев украинский президент предложил своему коллеге создать совместное предприятие по производству пассажирских и грузовых самолетов. Но в Казахстане есть еще две очень заманчивых сферы, где могла бы поучаствовать наша страна –судостроение и вагоностроение.

Расположенный на Каспии, сегодня Казахстан активно занимается созданием своего флота. Национальная морская судоходная компания «КазМорТрансФлот» уже к 2012 году планирует закупить четыре-пять сухогрузных судов, в нынешнем и следующем году – шесть военных кораблей (три патрульных и три корвета), ведет переговоры по строительству крупнотоннажного судна и наращивает свой танкерный флот. По подсчетам казахских экспертов, для того чтобы транспортировать по Каспийскому морю 5 млн. тонн нефти в год, Астане нужно иметь восемь-девять танкеров. Правда, пока монопольным правом на поставки судов для этой страны обладает Россия.

Так же и в сфере вагоностроения. Казахстан является одним из самых активных покупателей продукции украинской вагоностроительной отрасли, причем в период кризиса он не уменьшил, а нарастил объемы закупок в нашей стране (за первое полугодие 2009 года Астана закупила у нас в 2,3 раза больше вагонов, чем за аналогичный период 2008 года). И хотя Украина еще даже не высказывала официальных предложений относительно сотрудничества в этих двух секторах, но, по словам источника в украинском правительстве, Киев также лелеет надежды на участие в казахстанском морском прорыве.

Шансы на реализацию: высокие

Казахстан готов работать с любыми партнерами в вопросе машиностроения. Но только при условии, что такое производство будет создано на территории непосредственно Казахстана. Для Астаны принципиально строительство любых производственных мощностей на территории этого государства, говорит Анат Рахимжанова, ведь в стране реализуется национальная Программа казахстанского содержания. Согласно этой программе, все инвестиционные проекты на территории этой страны должны использовать до 50% (а в перспективе – 80%) казахстанского содержания (товаров, работ и услуг казахстанского происхождения) «Если Киев не будет согласен работать на этих условиях, то Астана будет искать возможности создать СП с Россией, Беларусью или другими государствами», — говорит Рахимжанова.

Правда, для этого Украина и ее бизнес должны занимать более активную позицию на внешнем рынке. Пока же власти и отечественные компании просто ждут, когда им самим что-либо предложат. Собеседник из азербайджанского правительства, к примеру, раскритиковал подход украинских компаний, работающих в сфере сельхозмашиностроения. Занимаясь поиском партнеров на внешних рынках, они просто присылают свои презентации на адрес посольств и ждут, когда будущий партнер постучит им в двери.

5. Причерноморский зерновой пул

Наконец, о пятом проекте, волнующем Украину, с определенной периодичностью рассказывает министр аграрной политики Украины Николай Присяжнюк. Это создание Причерноморского зернового пула с участием зерновых компаний из России, Украины и Казахстана. Как подсчитал украинский министр и его коллеги из двух других стран, трехсторонняя зерновая картель смогла бы контролировать 25-29% мирового рынка зерна. Это позволило бы трем государствам «поменяться» рынками сбыта и проводить взаимозамещение по поставкам (Киев мог бы поставлять зерно на внешние рынки, а Россия – на украинский, что сократило бы расходы на его транспортировку).

Шансы на реализацию: низкие

«Чтобы создать зерновой пул, для начала нужны государственные операторы на зерновом рынке, — говорит Дмитрий Ушенко, аналитик инвестиционной компании BG Capital. — В России такой есть, в Украине — пока нет, и вероятность его создания в ближайший год очень низка». Правда, по рынку ходят слухи о том, что в правительстве подумывают о таком шаге. Но создание подобной организации для нынешнего бюджета Украины большая роскошь. Чтобы экспортировать 2 млн. тонн зерна, подсчитал Ушенко, публичным компаниям в Украине сейчас нужно иметь $200 млн.. Но даже если коллеги Николая Азарова решатся выложить приличную сумму на реализацию этого проекта, на создание государственного трейдера уйдет по меньшей мере год-два. А Лина Ольмезова, руководитель отдела аналитики ИК «Велес Капитал», добавляет, что Украина как член ВТО должна согласовывать свои внешнеэкономические действия с членами этой организации, но и США, и Евросоюз болезненно воспринимают любые картельные договоренности между государствами.

По материалам "Инвестгазета"

Читайте также

Обратный звонок
✓ Valid