Switch to English
Вход
Инвестиционные предложения
Новости
Аналитика
инвестировать Найти инвестора

Новости

Украинский бизнес не проявляется активности на мировом M&A рынке

Украинский бизнес не проявляется активности на мировом M&A рынке

×
453 Прямые инвестиции и M&A

Украинский бизнес не проявляется активности на мировом M&A рынке

  • Иностранные корпорации не видят в украинском бизнесе надежного партнера

В апреле 2006 года произошло внезапное обострение в дипломатических отношениях между Украиной и Австрией. Украинскому Министерству иностранных дел даже пришлось подать ноту протеста против ограничения прав украинских бизнесменов в Австрии. Причиной конфликта стали на высказывания политиков, а отказ австрийских властей согласовать приобретение компанией Slav AG, которая входит в собственность братьев Сергея и Андрея Клюевых, земельного Burgenland Bank, чьи активы составляют 4,4 млрд. евро. Хотя предварительная договоренность по цене была достигнута, позднее правительство Австрии сделало шаг назад, объясняя это «подозрительным происхождением украинских капиталов». В конце концов, Европейская комиссия провела сделку с еще одним претендентом на данный актив – компанией Grawe. И это не единственный такой пример. Многие украинские компании сталкивались с трудностями при приобретении бизнес-активов в Европе и необходимости заставить их там работать. Действительно ли украинских бизнесменов не любят в Европе и с подозением относятся к нашим инвесторам?

Два момента

Эксперты считают, что украинские предприниматели не часто инвестируют в украинские активы из-за политики протекционизма местных властей. Джеймс Роло, старший аналитик Chatham House, считает, что за последнее десятилетие количество мер и ограничений по защите национального производителя в мире выросло более чем в девять раз. К тому же, система антидемпинговых расследований и мер ВТО за последние годы растеряла свой потенциал на фоне политических разногласий. Возможно, сейчас она доживает последние дни. Таким образом, украинский бизнес либо приобретал активы по выпуску конечной продукции на основе собственных ресурсов рядом с рынками сбыта, либо же приобретались сами ресурсы. Однако если первые активы касались только Европы, которая до 2008 года была основным потребителем украинской металлургической продукции, то вторая группа вызвала интерес уже после кризиса.

Однако украинские бизнесмены сталкиваются не только с проблемой протекционизма в процессе приобретения активов за рубежом. Эксперты The Economist Intelligence Unit (EIU) провели опрос среди топ-менеджеров иностранных, которые сотрудничали с компаниями с развивающихся рынков. По результатам этого исследования стало известно, что большинство респондентов предпочло бы в качестве партнеров китайцев или индийцев, а не русских, украинцев или казахов – в основном из-за плохого качества корпоративного управления, высокого уровня коррупции и бюрократии. И это не еще не основные претензии. Большинство украинских предпринимателей  не публикуют результаты своей деятельности по МФСО, проводя закулисные сделки. Компании практикуют двойную отчетность и оптимизацию налогообложения, сообщает в своем отчете EIU.  Но если на это иностранцы могут закрыть глаза, то политический компонент, который просматривается во многих сделках крупного украинского бизнеса, провоцирует серьезные конфликты на иностранных рынках. Потому сегодня украинский бизнес служит плохой рекламой для бренда «Украина». Джеймс Роло отмечает, что мировое сообщество пока не рассматривает украинские корпорации как потенциального партнера. Однако в стране все еще встречаются люди, делающие правильные вещи. Хотя за границей об этом известно мало, потому что пресс больше любит пугать, чем хвалить.

На полпути

Украинский бизнес за границей обладает еще одним негативным качеством. Это следующие за ним по пятам скандалы и закрытие проектов. Олег Бахматюк в 2011 году приобрел американскую компанию по переработке куриного мяса Townsends Inc за $24,9 млн. Однако уже в следующем году актив был продан за $5,36 млн. В 2005 году «Индустриальный Союз Донбасса» приобрел польский меткомбинат Huta Czestochowa за $400 млн., выиграв в тендере Mittal Steel. Украинский бизнес обещал гарантировать трудоустройство более 3 тыс. работников предприятия в течение следующих десяти лет. Завод должен был облегчить сбыт украинской продукции на европейских рынках. Также корпорация приобрела Гданьскую судоверфь для облегчения логистики, выкупив ее под носом у арабской компании, принадлежащей правящей династии Кувейта Аль-Саббах. Однако кризис 2008 года несколько скорректировал политику ИСД. Тогда компания сообщила о сокращении 1500 сотрудников завода Huta Czestochowa, а долги Гданьской верфи достигли $200 млн.  ИСД планировала продать обанкротившуюся DAM Steel в Венгрии. В прошлом году правительство страны хотело выкупить у украинской корпорации еще одно предприятие на территории Венгрии – Dunaferr – после ее убытков на $225 млн. в 2011-2012 годах. ИСД начал распродажу нескольких своих иностранных активов частями. В декабре 2010 года корпорация продала трубный завод Zaklad Produkcji Rur (Польша) за $40 млн.

Если до 2010 года украинские предприниматели наращивали свои накопления в иностранном капитале (до $6,8 млрд.), то после – только сокращали. Правда, в 2013 году восходящий тренд возобновился – объем накопленных ПИИ увеличился на $100 млн. Потому нельзя говорить о том, что украинского бизнеса нет на мировом рынке M&A. Управляющий партнер ИК Elliott Capital Михаил Умников говорит, что речь идет в основном о цивилизованных странах, поскольку на развивающихся рынках украинские предприятия либо не активны, либо совершают точечные приобретения. Последние сделки по приобретению активов украинским компаниями были заключены в сентябре прошлого года, когда горнорудная компания Ferrexpo с активами в Украине, основным акционером которой является Константин Жеваго, сообщила о покупке стратегической доли (14,4%) в бразильской горнорудной компании Ferrous Resources, которая разрабатывает железорудный бассейн Минас-Жерайс, за $80 млн. В то же время компания Calexco S.a.r.l., также аффилированная с Константином Жеваго, заключила сделку с австрийской Voestalpine Group о покупке 38,5% в международном трейдере VA Intertrading.

Запасные аэродромы

До последнего времени Россия была более близка украинскому бизнесу. Большую часть сделок украинские собственники капитала заключают на постсоветском пространстве, а не на западных рынках. Мирослав Табахарнюк, глава набсовета компании «МТ-Инвест» (оператор рынка M&A), считает, что такое поведения объясняется в основном сходным правовым полем и отсутствием языковых проблем в этих странах. Однако эксперты считают, что в последние месяцы компании ищут запасные аэродромы. Это связано, во-первых, с желанием диверсифицировать рынки присутствия, а во-вторых – с необходимостью обезопасить себя от высоких рисков работы со странами Таможенного союза. Однако подобные тенденции не являются классическими для мировых рынков, и говорят скорее о неуверенности в ближайшем будущем.

Одним из возможных направлений могут быть рынки Африки и Азии, чьи рынки имеют высокие перспективы роста. Например, промышленность стран Африки, южнее пустыни Сахара, еще два года назад показывала годовые темпы проста в 10%, что считалось одним из наиболее перспективных рынков мира. Эксперты EY отмечают, что в 2013 году рост этих рынков несколько уменьшился, однако они все равно сохраняют высокий потенциал. Подобная ситуация наблюдается в странах Ближнего Востока, где сейчас наблюдается нестабильность при сохранении существенного инвестиционного потенциала. Хотя большинство активов на продажу там выставляются в сфере недвижимости, поскольку большая часть тяжелой промышленности уже поделена между крупными игроками. В этих странах высоким потенциалом роста обладает пищевой сектор.

Украинскому бизнесу необходимо искать новые направления, которые могут принести прибыль. В этом году может наступить перелом на рынке M&A, поскольку компаниям придется искать альтернативные рынки. И такая экспансия будет проводиться через соседние рынки.

Комментарии

comments powered by Disqus
Вверх

Задать вопрос

×