Ярмарка идей

Ярмарка идей

Украина начала мировое роуд-шоу национальных проектов

C тем, что иностранные инвесторы предпочитают обходить Украину стороной, глава Государственного агентства по инвестициям и управлению национальными проектами Владислав Каськив не согласен. Он считает, что инвестиции приходят туда, где есть качественные проекты и созданы условия. Не дожидаясь очередных открытий «окон» на международных рынках капитала, его ведомство перешло к «атаке» международных инвесторов. Чтобы донести информацию о проектах, агентство начало мировое роуд-шоу. Первой в программе стала Европа: 10 дней — пять финансовых центров. Варшава в списке городов стала третьей. До нее были Париж и Мюнхен. За ней — Рим и Москва. Однако Польша всегда выступала лакмусовой бумажкой в восприятии Украины с инвестиционной точки зрения.

Учитывая последние не безупречные размещения украинских компаний на Варшавской бирже, казалось, что поляки разочаровались в Украине. Но интерес потеряли не полностью. Поэтому в Министерство экономики тянулись представители реального бизнеса. «Нам интересны проекты, связанные с альтернативной энергетикой и сельским хозяйством, но нас не устраивают процедуры выхода на ваш рынок, которые занимают не менее двух лет», — говорит представитель польского бизнес-клуба Януш Файковский.

«Мы предлагаем проекты, оформленные «под ключ», позволяющие уже через шесть месяцев начать производство», — вторил в ответ Каськив. Таких проектов у него сегодня 15. Восемь он готов показывать иностранцам. Причем, в отличие от прошлогодних роуд-шоу, когда акцент делался на общие преимущества Украины — геоэкономическое расположение, законодательные преимущества, логистические и природно-географические составляющие, в Варшаву он привез конкретные предложения, которые проработаны и имеют технико-экономические обоснования. По многим из них уже идет работа по структурированию сделок.

В портфеле главы Госинвестпроекта, в отличие от прошлогоднего турне, восемь проектов: «Открытый мир» (создание образовательного «облака» — электронной базы знаний для школ); «Воздушный экспресс» (железнодорожное сообщение между Киевом и аэропортом «Борисполь»); «Чистый город» (система комплексов по переработке твердых бытовых отходов); «LNG-терминал» (создание инфраструктуры поставок сжиженного газа в Украину); «Олимпийская надежда 2022» (строительство спортивно-туристической инфраструктуры); «Зеленые рынки» (строительство сети оптовых рынков сельскохозяйственной продукции); «Технополис» (создание инфраструктуры инновационного развития и высоких технологий) и «ИнтерМедикалЭкоСити» (создание рекреационной зоны на побережье Азовского моря).

О результатах европейского этапа роуд-шоу «Инвестгазета» беседовала с Владиславом Каськивом.

Почему именно сейчас принято решение проводить роуд-шоу? Многие считают, что финансовые рынки все еще не восстановились, несмотря на избыточную ликвидность. Да и приближающиеся выборы вряд ли будут способствовать принятию решений инвесторами…

Мы проводили анализ каждого города. Да, можно говорить о мировой рецессии, выборах и прочем, но мы посчитали, что сейчас лишь очень агрессивное поведение, в хорошем понимании, и агрессивная политика присутствия на международных рынках, особенно новых, может дать ожидаемый результат. В итоге только за год по большинству проектов подписаны соглашения. У нас появились партнеры в Китае, Корее и Бразилии. Еще одним критерием отбора городов для проведения роуд-шоу были сами проекты, которые мы собираемся представлять.

В этом году в программе все новые города, кроме Вашингтона? Почему вы изменили географию?

Неизменными у нас остаются регионы, но поменялись города. Сейчас в списке появились Париж, Мюнхен, Варшава и Москва. В каждом из них есть свой резон, исходя из специфики самих нацпроектов. К примеру, один из проектов — строительство платной магистрали, которая будет частью малой кольцевой дороги вокруг Киева. Проект вызвал живой интерес, и к нам уже сейчас обратились семь крупнейших мировых концессионеров, готовых рассмотреть участие в проекте. Так вот, Франция, как известно, является лидером в этой отрасли. Ведь идея нацпроектов как раз и состоит не только в том, чтобы решить какую-то конкретную проблему (в данном случае транспортную), а создать и отработать фактически новую индустрию. После чего будут появляться другие. Если будет успешным проект строительства первых 10 мусороперерабатывающих заводов (в рамках нацпроекта «Чистый город») — это означает зарождение новой индустрии переработки мусора, которой в Украине пока нет.

А что по другим финансовым центрам?

Что касается Германии, то из Берлина мы решили переместиться в Мюнхен — центр автомобилестроения. Польша — наш крупнейший стратегический партнер и прежде всего интересна с точки зрения фондовой площадки. Появилась в этом году Россия. В прошлом году мы ее проигнорировали. Но стоит признать, что она обладает достаточно широкими инвестиционными возможностями даже в тех секторах, которые не имеют такого стратегического значения, как энергетика. К слову, в нынешнем году в Москве Газпромбанк проявил заинтересованность не только к проекту по сооружению LNG-терминала, но и к строительству кольцевой дороги вокруг Киева. Что касается Китая, то сейчас это инвестиционная сокровищница. Он наряду с Сингапуром является новой инвестиционной возможностью. Особенно в силу веса суверенных фондов. Вашингтон — единственный город, где мы проводили роуд-шоу в прошлом году и будем проводить в нынешнем. В силу разных причин, в том числе и политико-экономических.

Показывать будете весь портфель проектов?

Мы везем все, но акцент будет меняться от города к городу. В Сан-Франциско, к примеру, будет представлен проект создания индустриального высокотехнологичного парка. В Польше мы намерены подписать соглашение с одним из ведущих лидеров польского рынка по альтернативной энергетике. У нас есть несколько заболоченных областей, где могут культивироваться энергетические виды растений, которые смогут обеспечить целые регионы Украины альтернативным биотопливом. Речь идет о проекте стоимостью 80 млн. евро. До конца года мы планируем консолидировать необходимые территории и подписать все соглашения по проекту. Однако ядро — восемь национальных проектов — будет оставаться неизменным.

На какую сумму сегодня подготовлены проекты?

Есть несколько проектов, которые реализуются, как конструктор. Я могу назвать общий объем рынка, а не стоимость проектов. LNG-Украина — это почти 1 млрд. евро. «Теплый дом» — приблизительно 7 млрд. евро. Но в данных проектах диапазон может начинаться от 5 млн. евро (стоимость модернизации одного квартала). По проекту «Качественная вода» — аналогичная история. Объем рынка — 800 млн. евро. «Открытый мир» — 523 млн. евро, учитывая все составляющие: создание сети, компьютеры для детей, образовательный портал и адаптация учителей. По поводу «ИнтерМедикалЭкосити». Сейчас этот проект находится в стадии разработки, но вместе с объектами социальной инфраструктуры его стоимость составит 2 млрд. евро. «Окружная дорога» — приблизительно 800 млн. евро. Более точные данные будут через две недели, когда мы получим ТЭО. По «Технополису» суммарная стоимость превышает 1 млрд. евро. Хотя сам по себе отдельно взятый проект небольшой — 20 млн. евро на развитие инфраструктуры. Это по сути затраты на развитие площадки и создание управляющей компании. «Воздушный экспресс» — проект, который уже реализуется, его стоимость составляет 372 млн. евро. Конечно, можно все это суммировать, но будет как «средняя температура по больнице», потому что есть конкретный проект, а есть индустрия в целом.

Чтобы получить деньги, глава Госинвестпроекта Владислав Каськив должен доказать, что украинские национальные проекты могут быть хорошей инвестицией.

А по каким критериям оценивается исполнение нацпроектов? Каких конкретных результатов нужно добиться, чтобы считать нацпроект динамично развивающимся, выполненным наполовину или проваленным?

Во-первых, проект не может быть реализован наполовину. Он может быть либо реализован, либо нет. Проект также не может быть исполнен путем простого расходования средств. Освоение денег не является индикатором достижения цели. Цель — в качественном улучшении ситуации в образовании, здравоохранении и т.п. И речь идет об индикаторах, имеющих, скажем так, краткосрочный и долгосрочный характер. Если говорить о долгосрочных задачах, то это появление новых полноценных индустрий.

То есть уже через год-два можно будет судить о каких-то результатах?

Мы сможем сказать через год-два, достигли ли мы успеха, но проекты этими двумя годами не ограничиваются.

Какова модель реализации того или иного проекта?

Национальные проекты имеют очень четкие критерии, и это принципиальное отличие от работы государственных органов власти. Государство не реализовывает национальные проекты на собственные средства. Идеология в том, что государство выступает партнером с частными компаниями. Более того, конечная цель того или иного нацпроекта — полная передача корпоративных прав частным парт­нерам. Уникальный случай лишь с проектом LNG-терминала, где государство останется пока миноритарным акционером.

Вы уже общались с инвесторами в пяти городах. По какому поводу у них чаще всего возникали вопросы — по проработке ТЭО или по украинской экономике в целом? Может, проблема в низкой доходности проектов и сроках окупаемости?

Все зависит от сектора. В ритейле семь-восемь лет — очень плохой показатель, тем более для Украины. Но если взять коммунальный сектор или концессию дорог, то период окупаемости 9-12 лет — весьма неплохой показатель. Хотя для такого бизнеса, который быстро оборачивает деньги — это неприемлемые показатели. В коммунальном секторе относительно низкая доходность, в то же время она намного выше, нежели в Европе. Но и риски при этом намного ниже. Если речь идет о системе очистки воды, то там период окупаемости три-четыре года. Период окупаемости «Воздушного экспресса» — 17-18 лет. А решать проблему нагрузки на транспортную инфраструктуру Киева все равно нужно. Понятно, что привлечь инвестора в такой проект, с учетом всех рисков, было весьма сложно. Поэтому мы должны были искать другой инструментарий. И мы пошли на схему привлечения средств под государственные гарантии.

Что касается ТЭО, то их разработкой занимались лидеры в данных направлениях. Да и отношение к страновому риску сопоставимо с нашими ближайшими соседями в регионе.

Во время роуд-шоу Агентство впервые предоставило возможность презентовать инвестпроекты бизнесу. Что это за проекты и как они отбирались (каким критериям должны были соответствовать такие компании)?

Об одном таком проекте я уже упоминал выше. Это создание индустриального парка Bionic Hills компании UDP. Помимо этого, будут представлены региональные проекты. В частности, в Варшаве свои проекты представлял Одесский регион. Критерий здесь один: данные проекты должны быть интересны с национальных позиций. Так как в этом году акцент сделан на создании индустриальных парков, мы предоставили возможность компаниям, которые уже инвестируют средства в аналогичные проекты, рассказать о себе. Мы же, со своей стороны, хотим создать условия, чтобы компании, пришедшие туда, размещались в комфортных условиях.

Вы довольны первым европейским этапом роуд-шоу Агентства?

Мы увидели интерес к нашим проектам и к тем уникальным условиям, которые стали возможны на протяжении последнего года. Прежде всего, это парафирование соглашения о свободной торговле с Евросоюзом и создание уникального законодательства в части стимулирования развития индустриального производства на территории Украины. Фактически эти два фактора в сочетании с выгодной логистикой и геоэкономическим расположением дают исключительные возможности для размещения здесь производства, ориентированного на европейский рынок. В частности, к нам уже обратился ряд российских компаний с предложением переноса своих площадок на территорию Украины. Поэтому в целом мы остались довольны европейским этапом роуд-шоу.

По материалам: Инвестгазета

 

Читайте также

Обратный звонок
✓ Valid