Чем бизнес-акселератор отличается от бизнес-инкубатора

Чем бизнес-акселератор отличается от бизнес-инкубатора

×
323

Чем бизнес-акселератор отличается от бизнес-инкубатора

  • На ранних стадиях проекта контакты с экспертами — ключевой момент для успеха

Двухэтажный особняк с садом и бассейном в городе Атертон, в 10 минутах от Пало-Альто и Стэнфорда — на самом деле не частная вилла, а офис бизнес-акселератора Blackbox. В нем постоянно живут и работают 16 предпринимателей со всего мира.

Blackbox не похож на традиционный бизнес-инкубатор: вместо маленьких рабочих мест с компьютером, здесь большие гостиные, камин, шкафы с книгами, летняя мансарда. Центром притяжения для предпринимателей он стал в ноябре 2010 года, когда обитавшая в доме компания NutshellMail заключила сделку с Сonstant Contact и переехала в Сан-Франциско. С тех пор на завтраках в Blackbox успели побывать Стив Бланк, основатель восьми стартапов в Кремниевой долине, автор стартап-библии «4 шага к озарению», Стив Юрветсон, управляющий директор инвестиционного фонда Draper Fisher Jurvetson, Мартен Микос, бывший CEO MySQL, Дэвид Ли, партнер венчурного фонда SV Angel, и Джеф Клавьер, известный бизнес-ангел.

Наши люди

Учредителями Blackbox стали Макс Мармар, создатель крупнейшей сети предпринимателей Sandbox, Бьорн Херман и Фади Бишара из techVenture, а также 25-летняя россиянка Александра Маркова.

 Окончив в 2009 году Московский государственный лингвистический университет по специальности «Политология» и поработав в сфере PR и онлайн-маркетинга, она уехала в Кремниевую долину, чтобы помочь другу раскручивать интернет-компанию Supercool School. «Я была настолько впечатлена Долиной — позитивной энергией, открытой культурой, ребятами, которые в 20 лет создают свои компании, что в результате тоже строю свою компанию», — рассказывает Александра. Supercool School, кстати, стал общедоступным проектом c открытым исходным кодом (opensource). 

Бизнес-модель

Blackbox вырос не на пустом месте. В этот бизнес-акселератор объединились четыре давно существующие и успешные компании: techVenture, Startup School, Cofounder Network and Founders First. «Объединив результаты деятельности этих организаций, можно сказать, что мы работали более чем с сотней компаний и у нас было более 20 выходов из инвестиций, включая такие компании, как Bebo, Tapulous, Lala», — резюмирует Маркова.

Сейчас акселератор работает с 11 компаниями. Помимо небольших денег — от $10 000 до $20 000 — стартапы получают менторское сопровождение, помощь в подборе и оценке команды, связи с потенциальными инвесторами. Но своей главной помощью стартапам учредители Blackbox считают общение с успешными предпринимателями. «В Blackbox я получила представление о том, как построить структуру, как получить инвестиции, как строить команду и к чему быть готовой», — говорит Хэзер Хайне, резидент Blackbox, учредитель биотехнологического стартапа Cellonx Inc.

Весь процесс обучения в акселераторе длится от трех до шести месяцев. «За это время команды либо вырастают и перестают в нас нуждаться, либо гибнут», — считает Маркова.

В портфельных компаниях Blackbox берет себе долю от 2% до 8%. 80% портфеля акселератора сейчас составляют интернет-стартапы и 20% — проекты в сфере новых технологий. В Blackbox два критерия отбора: фокус на сильную техническую экспертизу и рынок, а также предпринимательский дух команды. «Мы ищем предпринимателей, которые решают серьезную социальную проблему и в то же время создают бизнес, который легко масштабируется», — рассказывает Маркова.

Совсем недавно Blackbox решил диверсифицировать свою деятельность и выпустил в свет исследование Startup Genome, которое заложило основу для новой модели оценки стартапов, учитывающей стадии и этапы развития интернет-проектов. А в конце августа Blackbox создал приложение, позволяющее основателям проектов отслеживать динамику роста их компаний по 25 ключевым показателям эффективности. Приложение автоматически классифицирует стартапы и относит рассматриваемый проект к одному из типов исходя из текущей стадии и фактических значений показателей.

«Уникальность Blackbox заключается в его атмосфере, возможностях получения контактов. На ранних стадиях контакты с экспертами — ключевой момент для успеха, — считает Роман Медведев, учредитель компании «Облако речи», недавно побывавший в гостях у Blackbox. — Двое из его основателей — представители крупнейшей сети предпринимателей Sandbox network, что дает большие возможности для построения коммуникаций для стартапа».

Пока, правда, русских резидентов в Blackbox нет, но у инкубатора есть ряд партнерских программ с Россией, основатели активно приглашают в гости русские стартапы.

Отечественные аналоги

Подобные структуры, отличающиеся от венчурных фондов и классических бизнес-инкубаторов тем, что не только дают деньги и помещения, но и растят компании, появляются и в России. В 2010 году Оскар Хартман из KupiVIP и Паскаль Клемен (холдинг Direct Group, среди проектов которого KupiVip, Otto.ru, Ozon.ru, Русфинансбанк и др.) запустили акселератор Fast Lane Ventures. Сейчас компания работает по модели «полного цикла», то есть инвестирует во внешние проекты и создает собственные с нуля. Меньше чем за год Fast Lane создала и проинвестировала десяток компаний. «Мы даем проектам на старте €300 000 — $500 000. Потом для развития привлекаем внешних инвесторов. Здесь сумма сделки колеблется от €1 до 5 млн. Внешними инвесторами проивестировано сейчас порядка €10 млн», — говорит Татьяна Цветкова, директор по развитию бизнеса Fast Lane Ventures.

В августе объявили о запуске еще три похожих проекта. Bricollage, венчурный фонд, запущенный управляющей компанией Bright Capital на базе инкубатора Digital October, будет работать по модели Y-combinator. «У нас будет два раунда инвестирования: первый — это десятки тысяч долларов, второй — сотни тысяч, — поясняет Борис Рябов, управляющей компании Bright Capital. — Постоянными резидентами фонда-инкубатора в течение года станут 20-30 стартапов».

На базе бизнес-инкубатора InCube был запущен акселератор, инвестиционными партнерами которого стали «Яндекс», Runa Capital и ряд бизнес-ангелов. Резиденты акселератора могут получить по $20 000, помощь экспертов, стажировку в Кембридже, а также традиционные для бизнес-инкубатора льготные площади и PR-поддержку. «В первой смене акселератор ждет не более 10 команд. К нам может попасть стартап в области интернета, мобильных сервисов, электронной коммерции или SaaS. За участие в программе акселератор берет у компании 10%», — говорит Ренат Гарипов, один из основателей акселератора InCube.

Третий проект — стартап-платформа Realogic, созданная одноименной управляющей компанией. Здесь стартаперам предложат инвестиции до $30 000, менторство, а также финансовую, юридическую и бухгалтерскую помощь. Правда, и долю придется отдать больше: за упаковку проекта Realogic берет от 5% до 15%, в случае инвестирования — до 45%. Сначала стартап-платформа будет специализировать исключительно на IT-проектах. Первые резиденты, по словам Александра Фузеева, руководителя проекта, появятся до конца года. В ближайших планах выпустить 5 проектов, в долгосрочных — увеличить количество резидентов до 20.

Forbes

Комментарии

comments powered by Disqus

Разместить рекламу

Задать вопрос

×