О чем не пишут в России: элитарная сеть от экс-партнеров Цукерберга

О чем не пишут в России: элитарная сеть от экс-партнеров Цукерберга

×
338

О чем не пишут в России: элитарная сеть от экс-партнеров Цукерберга

  • Обзор деловой прессы: владелец LVMH сосредоточивает активы в Бельгии, экс-партнеры Цукерберга запускают элитарную соцсеть и новая головная боль властей Ливии

 Бернар Арно: никого нет дома

Подозрения французских социалистов в корыстных мотивах обращения богатейшего человека страны Бернара Арно за бельгийским гражданством, похоже, начинают сбываться. Как сообщает в понедельник агентство Bloomberg, компании из группы миллиардера LVMH Moet Hennessy Louis Vuitton уже накопили в соседней стране активов на €4 млрд ($5,2 млрд).

По сведениям Центробанка Бельгии, приведенная цифра выросла более чем в три раза с 2008 года (тогда она составляла €1,3 млрд) и представляет собой совокупный портфель 12 структур и частного фонда Protectinvest, имеющих отношение к Арно. Их активы оцениваются в диапазоне от менее чем €100 000 до более чем €2,6 млрд.

Представитель бизнесмена Оливье Лабесс пояснил, что речь идет об инвестиционном интересе LVMH к сопредельному государству. Группа, годовая выручка которой составляет $26 млрд, превратила Бельгию в «операционный центр финансов», чтобы извлечь преимущества из более благоприятных налоговых условий, признал спикер LVMH. Он также призвал не путать корпоративные вопросы с личными фискальными планами Арно.

63-летний магнат, чье состояние Forbes оценивает в $41 млрд, спровоцировал настоящий скандал на родине, подав документы на получение бельгийского гражданства вскоре после того, как президент-социалист Франсуа Олланд озвучил планы по ужесточению налоговых требований для французов с годовым доходом свыше €1 млн до ставки в 75%. В Бельгии условия для состоятельных граждан мягче. Это касается не только налогов, но и вопросов передачи наследства. Впрочем, Арно продолжает настаивать на том, что паспорт соседней страны ему нужен вовсе не для оптимизации личных капиталов.

В Бельгии, впрочем, миллиардером тоже недовольны. Местные левые считают, что LVMH платит в стране слишком мало налогов. С 2009 года все зарегистрированные в Бельгии компании группы получили €630,4 млн прибыли и перечислили в бюджет всего €24,2 млн. Это «почтовый ящик», который позволяет Арно уходить от уплаты налогов на родине, уверен председатель Рабочей партии Бельгии Давид Песте. Действительно, по адресу «прописки» LVMH в Брюсселе тележурналисты обнаружили скромное здание. Когда корреспондент постучал в закрытую дверь, голос внутри сообщил, что «никого нет дома».

Братья Винклвосс: попытка №2

Братья-близнецы Тайлер и Кэмерон Винклвосс, которые благодаря Марку Цукербергу превратились в символ предпринимательского неуспеха, окончательно «завязали» с идеей вернуть под свой контроль Facebook и переключились на новый стартап — социальную сеть для профессиональных инвесторов. Выручив от судебных тяжб не менее $65 млн, предприниматели вложили $1 млн в проект SumZero, основанный двумя другими выпускниками Гарварда Дивеей Нарендрой и Аалапом Маадевией в 2008 году. «Банда снова вместе», — патетически прокомментировал сделку Тайлер Винклвосс во время презентации в Эйс-отеле на Манхэттене.

Близнецы и Нарендра по-настоящему прославились после выхода в прокат в 2010 году оскароносного фильма Дэвида Финчера «Социальная сеть», где несостоявшиеся деловые партнеры Цукерберга были представлены не в лучшем свете, пишет The Wall Street Journal. В декабре 2002 года они пригласили будущего звезду мирового бизнеса к созданию дизайна для соцсети Harvard Connection. В 2004-м Цукерберг запустил Facebook и спровоцировал многочисленные иски в свой адрес со стороны обиженных однокурсников, которые сочли его проект кражей интеллектуальной собственности. Боролись Винклвоссы не только на судебном фронте: они активно готовились к участию в Олимпийских играх в Лондоне — в соревнованиях гребцов.

Однако к концу прошлого года братья отложили спортивные амбиции и достигли окончательного соглашения об условиях перемирия с Цукербергом, получив $20 млн кэшем и $45 млн акциями Facebook исходя из капитализации всей компании в $15 млрд (сегодня — $47,1 млрд). Уже в феврале Винклвоссы создали фонд Winklevoss Capital. SumZero стал их первым крупным вложением. Этот проект объединяет инвесторов для обмена идеями и проектами. Отчасти сайт похож на первоначальный замысел Facebook. Его принцип — эксклюзивный доступ членов соцсети к ценной информации. Здесь находятся только те, кто хочет «покупать» — хедж-фонды, совместные фонды и фирмы частного акционерного капитала. «Продавцов» из банковских гигантов Уолл-стрит в SumZero не пустят, обещают создатели проекта. Сегодня ресурс объединяет около 7500 пользователей. При этом отклоняется до 75% обращений на вступление в элитарный клуб. Даже самим Винклвоссам было отказано в присоединении к SumZero, пока братья не вложились в проект.

Пользователи «инвестиционной соцсети» могут подписываться на обновления от интересующих их партнеров, регулярно обновлять собственный «банк идей» и ежемесячно выкладывать $129 за регистрацию. Пока абонентская плата — основной источник дохода, но создатели проекта размышляют и над внедрением рекламной модели, подчеркнул Нарендра.

Винклвоссы для SumZero хотят быть не просто пассивными инвесторами. Команда проекта готовится переехать в офис близнецов рядом с парком Мэдисон-Сквэр в октябре. «Мы будем активно участвовать в деятельности ресурса», — предупредил Тайлер. По словам его брата Кэмерона, Винклвоссы «всегда видели себя в роли предпринимателей или бизнес-ангелов». «Моя любимая игра — конструктор Lego. Мы любим строить что-нибудь и именно этим будем заниматься в SumZero», — заключает он.

Ливия: джихад меньшинства

«Они вооружены, а я не собираюсь вступать в последний бой, чтобы потерять своих людей в разрушенном храме», — говорил Фавзи Абд аль-Аали, бывший глава МВД Ливии, в преддверие своей отставки в августе 2011 года. Чиновник рассуждал о салафитских группах повстанцев, которым были предъявлены обвинения в глумлении над суфийскими святынями, напоминает в колонке для Project Syndicate эксперт Омар Ашур. Среди подозреваемых тогда фигурировала и бригада Ансара аль-Шариа. Теперь эта же группа обвиняется в организации атаки на американскую дипмиссию в Бенгази и убийстве посла Кристофера Стивенса. Сама бригада в письменном заявлении отказалась взять на себя ответственность за преступления, но подчеркнула одобрение общей эскалации конфликта исламского мира с Западом. Раньше эта же группа предупреждала ООН, что вопрос о верховенстве шариата над светским законодательством в Ливии даже не должен обсуждаться на референдуме, поскольку религиозный закон однозначно важнее конституции.

Салафиты пока не идут на прямую конфронтацию, но стоит помнить, что это не конкретная организация, а идеологическое движение, которое готово проводить жесткие социальные и политические реформы путем насилия. Благодаря их воинственному настрою Муаммару Каддафи не удалось удержать власть. Теперь одни радикалы трансформируются в политические партии, другие — вливаются в состав силовых структур под контролем новых властей. Однако остаются и бандформирования, которые отрицают любые попытки создания на территории Ливии государства по демократическим лекалам. Их много, но они малочисленны. И убийство Стивенса лишь маргинализировало положение бригад, подобных бригаде Ансара аль-Шариа. Большинство ливийцев осудило нападение на посольство ключевого внешнего союзника оппозиции в войне с Каддафи. И чтобы предотвратить новые расправы радикалов, властям пора активизировать усилия по национальной консолидации и продолжить разоружать формирования, еще недавно обеспечивших победу в гражданском противостоянии.

По материалам: Forbes
 

 

Комментарии

comments powered by Disqus

Разместить рекламу

Задать вопрос

×