Switch to English
Вход
Инвестиционные предложения
Новости
Аналитика
инвестировать Найти инвестора

Что такое настоящий венчурный кейс?

Виктория Тигипко, глава венчурного фонда TA Ventures о том, чего же на самом деле хотят венчурные капиталисты?

“Спасибо, но это слишком хардверный/консалтинговый/контентный бизнес. Нас интересуют более венчурные кейсы.” — подобная реакция на питч знакома многим предпринимателям. Однако, что же это значит и что такое по-настоящему “венчурный” кейс?

Во-первых, стоит заметить, что это недопонимание существует частично по вине самих венчурных капиталистов. Несмотря на изобилие гидов и праймеров по привлечению капитала (многие из которых публикуются самими венчурными фондами, включая довольно именитые), эти документы и статьи зачастую уделяют достаточно мало внимания нудной экономике венчура. Это вдвойне обидно по той причине, что, помимо чрезвычайно важных вопросов команды, размера рынка, конкуренции, нюансов самого питча и тому подобных вещей, о которых говорят повсеместно, многие предприниматели сильно выиграли бы от критического взгляда на свои бизнес модели.

Чего же на самом деле хотят венчурные капиталисты? Чтобы понять это, сначала нужно понять, чего требуют от венчурных капиталистов их собственные инвесторы. Концептуально, тут все достаточно просто — инвестируя в венчурный фонд, они хотят получить прибыль, которая будет соразмерна риску и длительности инвестиций. Однако, в более практической плоскости, учитывая рисковость этого класса активов и тот факт, что определенная доля инвестиций неизбежно будет списана (по причинам, которые заранее предугадать просто невозможно), от каждой отдельной инвестиции требуется иметь потенциал “отыграться” за списанные — при этом, лишь за несколько лет. Отсюда и погоня за “10x”, или пресловутым (но отнюдь не мифическим) десятикратным возвратом инвестиции, который для многих и является олицетворением венчурного кейса.

Какая же инвестиция может дать десятикратный возврат? У бизнес модели такого стартапа зачастую есть три очевидных характеристики:

  • Во-первых, эта бизнес модель должна иметь качественную unit-экономику — то есть, цена товара или услуги должна значительно превосходить себестоимость.
  • Во-вторых, эта бизнес модель должна быстро масштабироваться.
  • В-третьих, эта бизнес модель должна иметь “встроенную” защиту от конкурентов. Легко увидеть, что оборот, прибыль — а значит и оценка — у такого стартапа будут быстро расти.

Этот простой (или даже банальный?) фреймворк, например, объясняет почему SaaS-стартапы так понятны венчурным инвесторам. Они прибыльны за счет практически нулевой маржинальной себестоимости (услуги для каждого нового клиента несут минимальные дополнительные затраты для компании), они быстро масштабируются (за счет отсутствия материальных активов — заводов и пароходов) и они защищены от конкурентов — по той же причине, что и ваш тренажерный зал — вы просто не отмените свою подписку.

Сильная команда, огромный рынок и отсутствие конкурентов наверняка помогут стартапу с экономически адекватной бизнес моделью. Без нее стартапу не поможет ничего. О банальности или небанальности этого умозаключения можно судить сравнивая два главных кейса этого года — Zoom и WeWork — однако, помня, что вторые смогли зайти потрясающе далеко для своей, мягко говоря, необычной экономики.

Источник: medium

Читайте также

Заполните, пожалуйста, ваши контактные данные, чтобы получать ежемесячную рассылку!
Обратный звонок
Спасибо! Мы с вами свяжемся.