Switch to English
Вход
Инвестиционные предложения
Новости
Аналитика
инвестировать Найти инвестора

От стартап-инкубатора к венчурному фонду

В ходе интервью с Александром Борняковым управляющим партнером WannaBiz, InVenture удалось прояснить некоторые особенности деятельности венчурного фонда.

WannaBiz, как бизнес-инкубатор, просуществовал 3 года и теперь, опираясь на опыт и проведенный анализ рынка, переводит свой инвестиционный фокус с проектов на стадии pre-seed к проектам на seed стадии.

По словам основателей, решение сместить фокус на более зрелые проекты на определенном этапе развития, было заложено в стратегию развития компании с момента создания. Именно поэтому, дойдя до определенных показателей, WannaBiz принял принципиально другой вектор развития – создание венчурного фонда.

Таким образом, было принято решение переформатировать работу: закрыть инкубационную программу, повысить сумму инвестиции и требования к проектам, сфокусироваться на нескольких определенных сферах, а также расширить географию отбора проектов.

Сейчас WannaBiz, как фонд, привлекает ограниченных партнеров (Limited Partners), а также расширяет партнерства для возможности привлечения международных соинвесторов с необходимой экспертизой в отдельные сделки в рамках синдиката. Как фонд WannaBiz планирует привлечь на текущем этапе $5-10 млн.

Стратегические приоритеты венчурного фонда будут предусматривать инвестиции в компании, которые ориентируются на международный бизнес в таких секторах как ad tech, enterprise, mobile, social и hardware. Но мы открыты и к проектам из других сфер.

Размер инвестиций в одну компанию находится в диапазоне от $50 000 до $500 000, при этом венчурный фонд также будет участвовать в синдикативных сделках.

В ходе интервью с Александром Борняковым управляющим партнером WannaBiz, InVenture удалось прояснить некоторые особенности деятельности венчурного фонда.

Назовите проекты, которые имеют максимальные шансы получить первые инвестиции венчурного фонда WannaBiz?

Мы считаем озвучивать подробности запланированных сделок и раскрывать объект инвестирования до совершения сделки стратегически неправильным, но мы действительно уже рассматриваем несколько проектов, как фонд. Максимальные шансы имеют проекты в сфере ad tech. Поскольку успешные бизнесы всех троих партнеров построены в этом направлении, это наша сильная сторона, здесь мы уверены, что выбранные проекты покажут рост и хороший уровень прибыльности.

Какой региональный фокус инвестируемых проектов помимо СНГ?

Всё зависит от того, мы лид инвестор или заходим следом в синдикат. Как лид инвестор мы фокусируемся на тех странах, где уверены в своей экспертной оценке – это СНГ, главным образом, ну и США. Практически 100% моих клиентов находится в США, поэтому в том, что касается контактов или экспертов в штатах, я чувствую себя свободно. У Вадима с Артемом та же ситуация, рынок США для нас не чужой. Если же речь о синдикативном инвестировании, мы в целом не ограничиваем себя по локации, используем экспертизу серьезных игроков, таким образом, перенимаем опыт и узнаем неизведанные рынки.

Как Вы относитесь к синдикативным сделкам? Назовите Ваших инвестиционных партнеров и потенциальных сооинвесторов?

Партнерство – возможность просеять большее количество проектов, партнер может обратить наше внимание на то, чего мы не заметили и поделиться экспертизой. В этом сильная сторона синдиката. Мы, в целом, положительно относимся к таким сделкам. Это позволяет обмениваться опытом с коллегами. Мы провели в этом году сделку с Detonate Ventures. Это пример положительного опыта.

Что касается синдикатов с фондами, не так много фондов, сильных игроков с “украинскими корнями”, с которыми мы могли бы сотрудничать. Для нас в стране сильными игроками являются AVentures и TAventures. Мы видим перспективы обмена опытом с ними, но, разумеется, мы не планируем ограничиваться этим и будем сотрудничать и использовать экспертизу сильных международных игроков, таких как Accel, Sequoia, etc.

Что изменится в системе управления при переходе на модель работы венчурного фонда?

Что касается управления людьми, ничего не изменится. У нас четко выстроена система менеджмента, где ключевые решения принимает managing partner, которым я являюсь. Что касается управления активами, то изменится все, потому что фонд работает принципиально по другой схеме, чем инкубатор и в плане подбора проектов и в плане экзитов, здесь скорее уместно прочесть спецкурс об управлении активами в microVC, чем коротко ответить на этот вопрос.

Какими факторами обусловлено  Ваше решение о переходе к модели работы венчурного фонда? По какой причине функционирование в качестве бизнес-инкубатора стало Вам неинтересно?

3 года назад, когда мы продумывали стратегию  WannaBiz, мы планировали начать с бизнес инкубатора, чтобы через несколько лет, пройдя первую стадию, перейти к более зрелым проектам и более серьезным масштабам. Трансформация в фонд - всего лишь часть стратегии компании. Это не стандартное решение для рынка, но мы просто играем в долгую и разрываем шаблоны. Для нас внутри это не выглядит, как резкий рывок, это выглядит как следующий шаг. Так было задумано.

Вадим Роговский, изначально был главным идеологом преобразования в фонд. Он всегда считал, что такое решение позволит нам масштабироваться. Я солидарен с Вадимом. Мы выбирали удачное время. Не для страны, для нас. Толчком в 2015 г.  стала сделка с Cliсkky, куда мы привлекли в этом году 2 млн. инвестиций от iTech Capital. Есть еще несколько знаковых событий этого года, но пока мы не будем их раскрывать. В 2015м мы, в который раз убедились, что уже давно не новички на VC рынке и теперь нам открылись новые горизонты возможностей.

При этом мы не считаем модель «бизнес-инкубатора» не рабочей. Артем Бородатюк - СЕО Netpeak и третий партнер WannaBiz, в обозримом будущем планирует основать бизнес-инкубатор с принципиально иным подходом и стратегией, чем у ныне существующих. Так что с преобразованием WannaBiz в фонд, в Украине инкубаторов меньше не станет. Мы только развиваемся и развиваем экосистему. Уверен, что проект Артема даст развитие рынку.

По Вашему мнению, что является основной причиной уменьшения количества инкубационных программ в Украине?

Не могу вам ответить, что двигает нашими коллегами, поскольку мы идем путем «роста», а не ликвидации. Повторюсь, мы не считаем модель бизнес-инкубатора не эффективной, мы просто не планируем продолжать инкубационную программу в рамках проекта WannaBiz. Этот проект прошел первую стадию и готов к преобразованию в фонд.

Как оценивают Ваше решение о создании венчурного фонда Ваши менторы и партнеры?

Это правильнее спросить у них. Нам они правды не скажут. Шучу. На самом деле, мнения расходятся. 50/50 - одни считают наш шаг верным, другие смотрят с недоумением. Но у любого проекта должен быть идеолог и visioner. А у нас их целых 3, поэтому у нас не может не получиться. У каждого партнера за плечами есть серьезный background, experience и своя success story. Вопрос в том, что если человек знает, куда идти, он не спрашивает дорогу. Мы хорошо знаем к чему и зачем идем и все втроем смотрим в одном направлении, пусть и под разными углами, поэтому мнением коллег интересуемся скорее для того, чтобы заметить и исправить мелкие тактические ошибки. Не стратегические.

Какое количество проектов собирается инвестировать венчурный фонд WannaBiz ежегодно?

Все зависит от рынка. Мы, конечно, хотели бы инвестировать в 5-7 проектов в год, но украинский рынок не может нам этого предложить. Будем расширять горизонты.

Обратный звонок
Спасибо! Мы с вами свяжемся.