Планы инвестиций в агросектор Украины: IPO на $40-$50 млн

Планы инвестиций в агросектор Украины: IPO на $40-$50 млн

Игорь Шестопалов, глава правления A.G.R. Group об ожиданиях от земельной реформы, а также о перспективах привлечения иностранных инвестиций и выхода на IPO

Компания A.G.R. Group входит в топ-100 латифундистов Украины. Аграрный холдинг был создан инвестором Мисаком Хидиряном в 2013 году. Сегодня он обрабатывает около 30 000 га, используя самые современные технологии и технику.

Рынок земли должен быть максимально либеральный

– Почти наверняка в 2020 году рынок земли будет открыт. Чего в этом больше – рисков либо возможностей?

– Рисков и, конечно же, неопределенностей. Законопроект о земельной реформе принят только в первой редакции. В каком виде будет принят данный закон, вряд ли кто-то сейчас возьмется прогнозировать. Тем более, уже всем дали понять, что под давлением определенного лобби можно существенно влиять на основополагающие нормы, регулирующие рынок земли. Там, где есть риски, есть и возможности, но уже в долгосрочной перспективе.

– О чьем лобби вы говорите?

 – Мне сложно сказать, чье это лобби. Я имею ввиду акции протеста возле Верховной Рады, когда вышли на улицу недовольные существующей редакцией законопроекта. Были ли это настоящие аграрии или представители отдельных политических сил, я не знаю. Да и не очень понял, чем они остались недовольны: земельной реформой в целом или конкретными нормами законопроекта. Но они явно были против чего-то.

Странно, что сложилась достаточно агрессивная ситуация, ведь, казалось бы, внедрение земельной реформы больше вопрос технический. Он имеет отношение к специалистам, которые им занимаются и готовят закон.

– Риски для вас это, в первую очередь, потеря земельного банка?

– Нет. Во-первых, спрогнозировать ценообразование на рынке земли можно только очень приблизительно. Во-вторых, непонятна активность людей при открытии рынка – захотят ли они сразу продавать? Не очевидно, что пайщики будут заинтересованы в продаже земли. Совершенно в этом не уверен.

– Вы сложили оптимальную для всех формулу рынка земли?

– Чем более либеральная и рыночная она будет, тем лучше. Но для страны с социалистическим прошлым, это вряд ли возможно. Будем смотреть правде в глаза.

– Против любых ограничений?

Я за максимально либеральный закон. Если найдутся компании, которые смогут управляться с большими объемами земли, разве это плохо? Здесь важно другое: чтобы не оказалось обратной ситуации, когда кто-то купит много земли, но потом не сможет ее использовать по назначению.

– A.G.R. Group обрабатывает порядка 30 тыс. га земли. Как вы себя позиционируете?

– Как средняя по масштабам компания на аграрном рынке. В сотню крупнейших холдингов мы попадаем, где-то посредине.

– Компания работает в четырех областях – Киевской, Черниговской, Сумской, Полтавской. Расскажите о потребительских настроениях людей – к чему готовятся ваши пайщики?

– Ситуация везде схожая. И пайщики, и не пайщики категорически против открытия рынка. Дошло до смешного. Видел результаты опросов, в которых людей опрашивали, выступают ли они за или против открытия и рынка земли, и рынка недвижимости. Процент опрашиваемых, которые были против рынка земли и рынка недвижимости, был почти одинаковым. Хотя мы же все прекрасно знаем, что рынок недвижимости открыт.

– О чем это свидетельствует?

– Это манипуляция. Людей настолько пытаются напугать рынком земли, что они будут настроены против любого рынка.

– На словах. Но на деле, когда у человека будет возможность заработать $10-15 тыс. от продажи пая в несколько гектаров, он пойдет на сделку.

– Земля такой же актив, принадлежащий украинцам, как и любой другой. Я не понимаю, что экстраординарное может с ним произойти. У нас же не стоит очередь людей, желающих массово избавиться от квартир либо автомобилей?

Мисак Хидирян - A.G.R. Group

Мисак Хидирян – гражданин Армении, но A.G.R. Group компания украинская

– Вы считаете, что ограничения не нужны. При каких объемах земельного банка собственник перестает быть эффективным?

– Есть много вопросов, связанных не только с технологией, но и с управлением. Для A.G.R. Group наиболее эффективным будет рост до 50 тыс. га. Это комфортно. Как управлять объемом свыше 100 тыс. га – я даже физически представить не могу. Для меня сейчас это за гранью восприятия. Однако у коллег есть опыт, почему бы и нет?

– Вы сталкиваетесь с ситуациями, когда ваших пайщиков пытаются переманить конкуренты?

– Переоформление договоров аренды с пайщиками ведется непрерывно. Постоянно возникают какие-то вопросы к арендатору. Они хотят поговорить, поторговаться, выяснить, какие преимущества им несет аренда с нашей компанией. Однако пайщик не попадает в крепостное право к арендатору. Когда заканчивается договор аренды, он может заключить новый с кем угодно.

Мы пытаемся создать условия, при которых ему было бы комфортно продолжить работу с нами.

– На какой период A.G.R. Group переоформляет договора аренды?

– Не менее 7 лет. Стараемся и больше.

– Какая стоимость аренды земли в областях, в которых вы работаете?

– До 14% в год от нормативной денежной оценки земли.

– Подсчитывали ли вы, во сколько обойдется A.G.R. Group земельная реформа?

– Лишь ориентировочно. Предположим, что при открытии рынка цена будет порядка тысячи долларов, тогда нам необходимо 30 млн, а если две тысячи долларов – значит, 60 млн.

Оптимистичная оценка такова: собственнику компании Мисаку Хидиряну дополнительно придется вложить около 20-30% собственных средств, чтобы холдинг мог выкупить весь объем земли за счет банковского кредитования.

Но есть несколько нюансов. Срок окончания наших договоров аренды плюс-минус равномерно распределен во времени. В течение одного года работы мы сможем предложить нашим пайщикам продать 1/7 часть арендованной земли. Поверьте, я не берусь прогнозировать, какой процент из них будет готов принять наше предложение. Но уверен, что точно не 100%.

– В частности, люди могут придержать землю, чтобы дождаться лучшей цены?

– Верно. А изначальная стоимость будет зависеть от того, кто сможет выйти на рынок.

– Ваша гипотеза состоит в том, что “взрывного” последствия от открытия рынка не будет?

– Вообще никакого. Люди привыкли работать с арендой. Холдинги тоже вряд ли побегут скупать все подряд. Для них это отвлечение финансовых ресурсов из операционной деятельности.

– Вероятно, вы тоже начали аккумулировать средства для покупки земли у пайщиков. Возможно, даже приостановили другие программы – например, по обновлению парка техники…

– Нет, мы посчитали, что из текущего денежного потока мы сможем приобрести весь объем, который сегодня обрабатываем. Специально средства не аккумулируем. Но непонятная ситуация с рынком имеет обратный эффект.

Технологии, которые используются нами для обработки, можно было бы заменить на более инновационные и современные. Использовать более сложные и более дорогие подходы в выращивании, в соответствии с особенностями регионов.

– Если бы она была вашей?

– Да. Пайщик всегда может отказать в продлении аренды. Мы на протяжении 5-6 лет инвестировали в землю, а потом отдали актив в чужие руки.

– Вы просчитывали, как может измениться урожайность, если бы земля была вашей?

– К сожалению, сказать, насколько точно повлияет это на урожайность в данный момент, очень сложно. Мы хорошо ориентируемся в сложных технологиях, но, честно говоря, даже не планировали их внедрение. Отдаем предпочтение тому, что можем эффективно использовать в данный момент.

 – Вы сейчас о технике?

– Не только о технике, а и об автоматизации, подходах в управлении, контроле процессов. Пока больше стараемся инвестировать в технику – в то, что можем перемещать. Странно прозвучит, но, по сути, таким образом поддерживаем иностранного производителя, приобретая его технику.

– В открытии рынка земли есть еще одна немаловажная деталь. Законодатель хочет ограничить доступ в агросектор иностранным компаниям. Как это повлияет на работу A.G.R. Group? На вашем официальном сайте я читал, что собственником и основным инвестором является армянский бизнесмен и единственный акционер Мисак Хидирян.

– В Украине работают отечественные компании, которые принадлежат Мисаку Оганесовичу Хидиряну. Мисак Оганесович Хидирян – гражданин Армении. И конечно, в связи с этим вопрос ограничений для нас стоит остро. К тому же все зависит от того, какими будут ограничения и на какой срок.

Наш холдинг состоит из украинских компаний с иностранными инвестициями. В первой редакции законопроекта ограничений я не увидел. Что будет далее – неясно: законодатель запретит приобретать земельные паи иностранным компаниям или украинским с иностранным собственником?

В краткосрочной перспективе данное обстоятельство может снизит цены на землю, но в долгосрочной – уменьшит объем инвестиций в агросектор. И, думаю существенно уменьшит.

– Какой худший вариант вы рассматриваете?

– Не буду гадать. Придется работать по тем правилам, которые в итоге примут в законе. Возможно, законодатель действительно захочет ограничить иностранные инвестиции в Украину.

– Вы считаете это негативом?

– Конечно. Такое впечатление, что Украина упорно не хочет становиться богатой страной.

– Но есть мнение, что земля – не возобновляемый актив. Ее априори нельзя передавать в иностранные руки.

– Это актив, который можно использовать либо эффективно, либо не эффективно. Вопрос звучит так: придет ли эффективный собственник? Если да, то за этим потянется развитие инфраструктуры, использование современной техники, а в таких условиях увеличится и спрос на квалифицированных специалистов.

– Что такое эффективно – доход конечного бенефициара?

– Это когда правильное использование земли дает долгосрочный ожидаемый результат. Через 3-5-10-20 лет. Для этого нужно постоянно в нее инвестировать.

В нашей отрасли невозможно прийти и заработать все деньги за один день. С таким активом как земля так не получится. Она дает плоды терпеливым и последовательным.

AGR Group

A.G.R. Group меняет структуру управления, чтобы быть понятной для иностранных инвесторов

– Недавно A.G.R. Group объявила о структурных изменениях. Создан наблюдательный совет, который возглавил Мисак Хидирян. Когда вы поняли, что пришло время масштабироваться?

– Это не совсем масштабирование. Мы нацелены на привлечение инвесторов на международных рынках. Ради этого проводим улучшения в своей деятельности, чтобы быть понятными потенциальным иностранным партнерам.

В том числе, решаем задачи, связанные с учетом, проведением полного аудита всех процессов, формированием корпоративной системы управления. А в результате, когда нам удастся привлечь инвестиции, естественно, мы их будем использовать для масштабирования.

– Чем закончился финансовый аудит?

– Компании, ориентированной на работу с международными партнерами, необходим аудит за три последних года. Мы пользуемся услугами одной из авторитетных иностранных независимых аудиторских компаний – KPMG (Кипр). Для нас очень важно, что по результатам аудиторской проверки отчетности 2016-2017 годов аудиторы дали безоговорочно-положительное заключение. То есть со стороны аудитора не было никаких сомнений в достоверности данных, отображенных в финансовой отчетности.

Аудит 2018 года подходит к завершению. В конце весны мы приступим к аудиту за 2019 год. Для A.G.R. Group это очень комфортно и в то же время это предоставляет возможность приступить к диалогу с иностранными инвесторами.

– Вы его уже начали?

– Еще нет, готовимся. Зачастую с ними нет шансов вернуться к разговору во второй раз, если первый не сложился. Мы в процессе подготовки предложений и планируем активно начать работать с инвесторами в этом году.

– Диалог, о котором вы говорите, это выход на IPO?

– Немного другое. IPO это стратегическая цель, однако успешное размещение все-таки значительно больше зависит не столько от нас, сколько от готовности иностранных инвесторов вкладывать в Украину.

Сегодня инвесторов, готовых вкладывать в украинские компании, просто нет. Потому к IPO мы, конечно, готовимся, и уверены, что такая возможность рано или поздно появится (надеемся, таки рано). Впрочем, в этом году мы не рассчитываем на IPO.

Сейчас мы для себя создаем другую возможность. Пользуясь плодами подготовки к IPO, хотим посотрудничать с банками развития, такими как Европейский банк реконструкции и развития, Черноморский банк торговли и развития (BSTDB), Европейский инвестиционный банк (EIB). Как промежуточный этап на пути к IPO, тоже неплохо.

– Как влияет на перспективы привлечения иностранных средств неразбериха с земельной реформой?

– Думаю, что уже никак. Отношения с иностранными инвесторами зашли в тупик после того, как украинский бизнес несколько раз продемонстрировал, скажем так, определенную непоследовательность. Кто-то пошел по пути того, чтобы свои долги перед иностранными инвесторами простить. С кем-то украинские компании не рассчитались, с кем-то – реструктуризировали обязательства. Только единицы сохранили лицо.

И сегодня эти компании имеют доступ к международным финансовым рынкам. Но в целом отношение к украинским компаниям на европейских финансовых рынках (в частности, на Варшавской бирже) сложилось, мягко говоря, негативное. Конечно, это влияет на привлекательность ведения бизнеса в Украине.

– Что в этом плане является ключевым для инвестора?

– Темп роста экономики.

– 3 или 5% – теперь важна разница?

– Да. Инвестор хочет понимать, что если через 3-4-5 лет он захочет выйти из бизнеса, то растущая экономика предоставит ему возможность на этом заработать. Не будет роста – не будет и инвестора.

– Что для вас будет позитивным результатом в поиске инвестиций и для чего вам деньги?

– Мы хотим получить доступ к недорогим источникам финансирования. С ними мы можем продолжить развитие бизнеса, внедрить эффективные технологии, купить более дорогую технику. В агросфере новые технологии появляются практически ежедневно.

– Ну а в деньгах, сколько?

– Ставим себе цель привлечь на IPO $40-$50 млн.

Мисак Хидирян начал заниматься агробизнесом в 2013 году

– У компании есть черты комьюнити. Я ознакомился с менеджментом холдинга. Главный агроном, операционный директор, директор по безопасности, да и собственник имеют армянские корни. Возможно, A.G.R. Group ищет инвестиции в среде армянских бизнесменов?

– Во-первых, собственник Мисак Оганесович Хидирян сам принимает активное участие в бизнесе как инвестор. Во-вторых, поскольку бизнес в Украине он строил с нуля, для него были важны не только профессиональные качества специалистов, которых он привлекал, но также возможность опереться на людей, которым можно этот бизнес доверить.

Такая модель себя оправдала, бизнес успешный. Сегодня он развивается благодаря кадрам уже с украинскими фамилиями.

– У самого Мисака Хидиряна довольно необычная как для агрария биография. Он занимался юридической деятельностью, а потом начал инвестировать в аграрный сектор. Вы с ним обсуждали, откуда появилась идея заняться сельским хозяйством?

– Мисак Оганесович долгое время проработал в банках. Я думаю, вам станет понятнее его мотивация, если вы представите классического инвестора. В свое время он пришел к выводу, что украинское сельское хозяйство сильно недооценено. Есть потенциал для его развития.

– Как давно Мисак Хидирян ведет бизнес в Украине?

– С 2013 года, когда была создана эта компания.

– С чего все началось в 2013 году?

– Тогда были первые пробы. И вопрос о команде тоже, кстати, связан с этим. Холдинг образовался фактически с нуля и расширялся более-менее равномерно.

Вы понимаете, вопрос ведь не только в возможности покупки земли и техники, но и в эффективности ее использования. Очень непросто масштабировать новый бизнес. Важно то, как внедряются единообразные подходы к обработке земли. Агрономы и инженерная служба нашли собственное видение этого процесса, и отладили его.

– A.G.R. Group опиралась на готовых специалистов?

– Главные сложности по созданию холдинга легли на плечи нашего операционного директора и главного агронома. Именно их первыми и привлек Мисак Хидирян для создания бизнеса.

Сегодня мы активно сотрудничаем с нашими партнерами – компанией АТК, они делятся с нами своим опытом. Мы используем их наработки. Но ответственность все равно на нас – на команде агрохолдинга.

– Мисака Хидиряна вы назвали классическим инвестором. Насколько глубоко он погружен в процесс?

– Он владеет вопросами стратегического характера: новые бизнес-возможности, приобретение активов, конкурентная среда. В принципе, даже новые технологические процессы, внедряемые или меняемые компанией, находятся у него на контроле. А операционная деятельность уже за другими членами команды.

– Об автоматизации вы вспоминали уже несколько раз. Насколько компания современна?

– Смотря с чем сравнивать.

– А с кем лучше сравнивать?

– Если в целом, то по темпам автоматизации агроотрасль вполне может тягаться с финтехом. Это уже исключительно высокотехнологическая сфера. Сегодня в ручном режиме сельским хозяйством заниматься нельзя. Если сравнивать A.G.R. Group с другими холдингами, то мы не боимся нововведений, наоборот – благодаря постоянному внедрению новых технологий получаем конкурентные преимущества.

– В 2013 году в компании это тоже понимали или речь идет о приобретенном опыте?

– Так было практически с самого начала. A.G.R. Group одной из первых использовала платформу Агроконтроль. Это украинская разработка, которая позволяет вести учет обрабатываемых площадей, земельного банка, контроль и учет топлива, движения техники, использовать спутниковые снимки полей, получать информацию с весовых, идентифицировать автомобили на весовой и многое другой.

На самом деле многие популярные сейчас технологические процессы впервые были опробованы на нас. Сегодня мы продолжаем заниматься автоматизацией процессов.

 – Например?

– Мы используем автоматизированные миксера для подготовки растворов для внесения в поля. Подготовка раствора, внесение компонентов, погрузка его в цистерну для вывоза на поле – эти процессы в данный момент полностью автоматизированы. В поле везется готовый продукт. Агрономы только готовят рецепт.

– Это борьба с злоупотреблениями?

– Не только. Скорее, даже нет. Это вопрос контроля потери времени и используемых ресурсов. Кроме этого, мы используем систему точного обмера полей. Выезд техники за периметр автоматически фиксируется и анализируется.

Или, например, в качестве эксперимента готовим запуск использования сервиса коррекции точного сигнала для техники. Точность движения техники по маршруту составит 2,5 см. Трактор последовательно делает технологические операции. Следом за ним, спустя время, в поле выезжает опрыскиватель. Точный сигнал позволяет технике в точности повторять движения друг друга.

Еще внедряем разработку свой – чужой от платформы Агроконтроль для повышения эффективности логистики. Сама же платформа позволяет отслеживать не только маршрут автомобиля, но и скорость движения, внеплановые остановки. Аномалии выявляются и фиксируются. Это как раз о борьбе с вероятным злоупотреблением.

– Правильно ли я понимаю, что автоматизация в агро призвана минимизировать человеческий фактор?

– Не уверен. Меняются требования к тому, какими качествами и какой квалификацией должен обладать сотрудник. Увеличиваются требования не только к инженерам и агрономам, но и к специалистам, управляющим техникой.

– То есть, A.G.R. Group из той когорты компаний, о которой можно сказать, что как только человечество придумает беспилотный трактор, она его сразу купит?

– Я не могу вам этого обещать (улыбается). Может, кто-то купит трактор-беспилотник раньше нас. Конкуренты не сидят сложа руки.

– По украинским меркам, вы высокотехнологическая компания?

– Да.

– Агро Украины – топ в мире. Мы задаем тренды?

– Не создает агро Украины пока еще никаких трендов. Нам хорошо бы уметь использовать эти тренды, которые без нас были заданы. И делать это максимально эффективно.

Мы думаем над созданием внутренней школы для подготовки кадров

– Считаете ли вы, что компания должна нести ответственность за социальную составляющую в местах ведения бизнеса?

– Социальная ответственность стала частью конкурентной борьбы. Если это не входит в стратегию по взаимодействию с местными общинами, пайщиками и сотрудниками, вы проиграете. Проиграете в борьбе за лучших сотрудников, пайщиков, нормальных отношений с общинами тоже не будет. Потому да, в тот момент, когда этого требует бизнес, появляется корпоративная социальная ответственность.

– Насколько погруженной в дела местных общин должна быть компания?

– Во многих случаях делаем больше, чем конкуренты. Наша цель очевидная – сформировать лояльное отношение к себе. Стараемся решать самые разные вопросы на местах.

– У вас есть стратегия КСО?

– Есть достаточно конкретный и понятный набор проблем и потребностей людей, которые нужно решить. Где-то берем на себя дополнительные опции. Например, обеспечиваем бесплатный транспорт для пайщиков. Или обеспечиваем бесплатный выезд несколько раз в месяц бригады врачей в села. Либо проявляем лояльность и помогаем с вспашкой земли пайщиков.

– Вы помогаете Березоворуцкому аграрному коледжу Полтавской области. Так вы пытаетесь воспитывать себе будущих сотрудников?

– Стараемся удовлетворить свой кадровый голод. Но, к сожалению, это не сильно получается.

– Почему?

– Наверное, из-за повышенного спроса на специалистов. Агро быстро растет. Тем не менее, студенты приходят к нам на практику. Знакомятся с компанией, нашими принципами работы. Так тоже формируется определенное отношение. Надеюсь, хорошее.

– Где кадровый голод наиболее очевиден?

– Во всем: не хватает специалистов, работающих с землей, с техникой, с программным обеспечением. Внутренние квалификационные требования достаточно высокие. Представляете, трактор стоит $200-250 тыс.! За него не посадишь тракториста без нужной квалификации, который не будет иметь представления, что с ним делать.

– Каков выход? Создавать учебный центр внутри компании?

– Вот хороший вопрос. Думаю, процесс создания внутренней школы уже зреет. Внутреннее обучение будет одним из вариантов решения проблемы в будущем.

– Какие ошибки допускала компания за эти годы?

– Сложно сказать, были ли это ошибки. Разные решения приводили к разному результату. Подбирался севооборот, удобрения, технологическая последовательность обработки земли. Что-то получалось лучше. В итоге мы остановились на технологии, которую используем сейчас.

Ошибки не приводили к каким-то конкретным проблемам, они позволили опытным путем подобрать оптимальные решения.

– Вы постоянно экспериментируете?

– Да.

– Сегодня компания готова к расширению площадей или решаются какие-то другие задачи – с кадрами, с техникой?

– По персоналу и технике мы укомплектованы. Готовы к расширению. Собственник Мисак Хидирян видит для себя рубеж в 50 тыс. га, чтобы оценить, насколько эффективным будет управление в наших условиях. Это наша среднесрочная перспектива.

Более того, Мисак Оганесович принял решение инвестировать в инфраструктуру – мы строим элеваторный комплекс на севере Сумской области в г. Середина-Буда. Запуск первой очереди планируем в марте.

– Насколько это масштабный проект?

– Он масштабируемый. Первая очередь рассчитана на 28 тыс. тонн хранения. Планируем запустить четыре очереди в течение нескольких лет.

– То есть развитие инфраструктуры составляющая вашей стратегии?

– Скорее, это одна из возможностей защиты от той ситуации, которая происходит с рынком земли. Ведь деньги мы могли вложить в расширение земельного банка либо в технологии обработки земли. В этом мы разбираемся. Но решение строить элеватор, скорее, связано с земельной реформой.

Мы не понимаем условий, на которых она будет внедрена. Очень интенсивное расширение земельного банка в таких условиях, к сожалению, непонятно, к чему может привести. Хочется верить, что в 2020 году аграрии получат все недостающие ответы.

Напомним, ранее мы писали о том, что президент Владимир Зеленский заявил, что в разговорах с инвесторами речь идет о серьезных вложениях в Украину, превышающих $100, $200, $300 млн.

Источник: Факты / Автор: Ростислав Буняк

Читайте также

Обратный звонок
✓ Valid