Switch to English
Вход
Инвестиционные предложения
Новости
Аналитика
инвестировать Найти инвестора

Стартапы в Израиле: вчера, сегодня, завтра

InVenture Media пообщались с Романом Гольдом, управляющим партнером Jerusalem Startup Hub и JSCapital об особенностях развития стартап индустрии в Израиле

Сегодня на слуху у инвесторов и стартаперов со всего мира два знаковых места: Силиконовая Долина и Израиль. Причем Израиль – целиком, потому что практически в каждом его городе растет тот или иной инновационный проект. Как страна, еще 50 лет назад бывшая пустыней, сумела стать «Меккой» для инновационного сообщества, как развивалась и будет развиваться израильская стартап-индустрия – на эти и другие вопросы ответил управляющий партнер центра предпринимательских инноваций Jerusalem Startup Hub и международной инвестиционной платформы JSCapital Роман Гольд.

– Расскажи о себе. С чего ты начинал и как дошел до создания собственного большого проекта в Иерусалиме?

На этот вопрос есть два ответа: очевидный и настоящий. Очевидный – начинал с IT-журналистики (прошел весь путь от корреспондента до главного редактора издания для IT-профессионалов), параллельно работая над собственными проектами, наблюдал за стартап-рынком с момента кризиса доткомов, репатриировался в Израиль и выбрал самую привлекательную нишу для самореализации. Настоящий же ответ уходит корнями в детство. Мне всегда хотелось попробовать что-то новое одним из первых. Хотелось бежать впереди паровоза. Журналистика отчасти удовлетворяла эту потребность, но наступил момент, когда стало ясно: пора переходить от состояния наблюдения к состоянию действия. Это состояние действия не может ограничиваться исключительно профессиональным ростом, оно затрагивает абсолютно все аспекты – личностное развитие, семейные отношения, управление кризисными ситуациями и т.д. Так я вернулся в Израиль – в поисках себя-настоящего и себя-действующего. И нашел.

– Еще двадцать лет назад об Израиле говорили, в основном, в свете конфликтов на Ближнем Востоке. Сейчас страна стала второй «Силиконовой Долиной». Благодаря чему, по-твоему, произошел такой бум развития высоких технологий и стартапов?

На мой взгляд, успех Израиля обусловлен целым рядом причин. Я обозначу две системные предпосылки израильского техно-экономического чуда и две ситуативные. Первая системная предпосылка – война. Реальная угроза физического уничтожения как нельзя лучше стимулирует поиск нестандартных решений. Израильский ВПК был и остается основным двигателем прогресса индустрии инноваций. И начало этому процессу было положено не двадцать лет назад, а намного раньше. Компьютеризированное подразделение Армии обороны Израиля – MAMRAM (Merkaz Mahshevim UMa'arahot Meida – Центр Компьютерных и Информационных Систем) – появилось еще в 1959 году. Вторая системная предпосылка – диаспоральная структура еврейского народа, рассеянного по всему свету. Благодаря тесным связям евреев Израиля с диаспорой многие израильские инициативы получали всестороннюю поддержку, в том числе, финансовую.

Если же говорить о ситуативных причинах, то Израиль, словно руководствуясь банальными истинами популярной бизнес-литературы, «превратил кризис в возможность». Первый кризис наступил в 1987 году, когда под беспрецедентным давлением США Израиль свернул программу разработки собственного истребителя Lavi, по многим параметрам превосходившего F-16. Уникальная команда разноплановых специалистов высочайшего класса оказалась, фактически, не у дел. Но унывать было некогда. Именно эти люди заложили основу того, что сегодня называется Startup Nation. Второй кризис наступил в начале 1990-ых, когда из стран постсоветского пространства в Израиль хлынул миллионный поток репатриантов. Целый ряд государственных и частных программ, направленных на интеграцию русскоязычной технической интеллигенции в израильский рынок труда, дал свои результаты – по некоторым данным, сегодня 40% израильских инженеров говорят по-русски.

– Многие инвесторы все больше внимания обращают на израильские проекты. Что ты можешь сказать об инвестиционном климате в стране?

Инвестиционный климат израильской индустрии инноваций является одним из наиболее благоприятных. Обратите внимание, даже война не способна затормозить развитие стартап-индустрии в Израиле – рынок демонстрирует стабильный рост как во время Второй Ливанской войны (2006 г.), так и во время нынешней военной операции в Газе. Если же говорить о цифрах, то Израиль, согласно рейтингу Всемирного банка Doing Business, находится на 6-ом месте в мире в категории «Защита прав инвесторов». Для сравнения, Украина находится на 128-м месте, Россия – на 115-м.

– Способствует ли государство привлечению инвесторов на законодательном уровне?

Не просто способствует, а буквально расстилает перед ними красную ковровую дорожку. Последний яркий пример – этой весной корпорация Intel объявила о намерениях инвестировать $6 млрд. в строительство нового завода в Израиле, а также о стратегическом решении остаться в Израиле, как минимум, до 2030 года. По словам министра экономики Нафтали Беннета и министра финансов Яира Лапида, весь последний год два министерства посвятили работе с Intel над подписанием этого соглашения. Результат налицо.

– Какие сегменты венчурного рынка Израиля наиболее привлекательны для международных и локальных инвесторов? Почему?

Исследования венчурной индустрии Израиля за 2013 год от ICV и KPMG показывают, что наиболее привлекательным для инвесторов является сегмент коммуникаций, взявший на себя 34% от общего объема инвестиций за год. На втором месте – Life Sciences (32,6%), далее расположился IT & Enterprise Software (20,4%). Выявить какую-либо устойчивую динамику представляется весьма проблематичным: к примеру, в 2012 году на сегмент Communications пришлось 62,4% инвестиций, а на Life Sciences – всего 8,1%. А в 2011 – Communications едва ли не замыкал перечень предпочтений инвесторов со скромными 11%. Общее правило таково: нет никаких правил. Есть достаточное число привлекательных стартап-компаний в самых разных сегментах и критическая масса инвесторов на рынке.

– Как обстоит ситуация со стартап-экосистемой в Израиле? Насколько она развита сейчас и что помогло ей дорасти до нынешнего состояния?

Рейтинг Startup Genome поместил израильскую экосистему инноваций на второе место после Кремниевой Долины. Не исключаю, что в ближайшее десятилетие наступит день, когда Израиль переместится на одну строчку выше. В Израиле сформированы все условия для эффективного развития стартап-индустрии: качественная система образования, прозрачная налоговая политика, грамотное инвестиционное законодательство, беспрецедентное число соглашений о свободной торговле, устойчивые макроэкономические показатели (стабильные рейтинги А и А+ от Fitch, S&P и др.), а также высочайший уровень доверия в индустрии.

– Насколько трудно израильскому стартапу добиться внимания глобальных инвесторов?

Сегодняшняя ситуация на израильской стартап-сцене такова, что вопрос впору переформулировать: насколько трудно инвестору добиться внимания израильского стартапа? В Израиле на 5000 стартапов приходится 250 венчурных фондов (из них локальных около 70), более 1000 бизнес-ангелов, а также впечатляющее число инкубаторов, акселераторов, государственных и межгосударственных программ поддержки стартап-компаний и т.д. Как правило, израильские стартапы крайне трепетно подходят к выбору инвестора – для подавляющего большинства фаундеров инвестиционный раунд является не самоцелью, а лишь одной из ступенек на пути к заветному M&A или IPO. Поэтому многие зарубежные инвесторы с небольшим опытом работы на израильском стартап-рынке искренне удивляются, когда компании отказываются брать их деньги. На мой взгляд, это исключительно положительная тенденция, свидетельствующая о зрелости израильского рынка.

– Какими качествами должен обладать человек, чтобы развить успешный проект в Израиле?

Прежде всего, коммуникабельность. Навыки общения – как делового, так и неформального – являются критичными для ведения бизнеса в Израиле. На второе место я бы поставил уважение к закону. На третье – умение рисковать. Впрочем, все перечисленное не является панацеей. В Израиле сложилась настолько конкурентная среда, что недостаточно просто играть по правилам – надо быть лучшим.

– Расскажи немного о собственном проекте. Как и с кем ты создал Jerusalem Startup Hub? Чем он занимается? Почему именно Иерусалим, а не Тель-Авив или Хайфа?

Jerusalem Startup Hub появился полтора года назад в качестве первой в Иерусалиме точки пересечения для стартап-предпринимателей, инвесторов, политиков, журналистов и всех, кому интересна израильская индустрия инноваций. Мы основали JSH вместе с двумя партнерами – Леви Райзом и Годом Исаевым. Леви обладает серьезным международным опытом в сфере бизнес-развития инновационных проектов, Год – отвечает за связи с инвесторами. На сегодняшний день совершенно очевидно, что Иерусалим является достойной столицей Startup Nation – в городе окончательно оформилось то, что сегодня принято называть экосистемой. Инвесторы (Jerusalem Venture Partners, Jerusalem Global Ventures и др.), образовательные учреждения (Еврейский университет, Иерусалимский технологический колледж и др.), вендоры (Intel, Cisco, IBM), госструктуры и, конечно же, стартапы (последняя гордость – Mobileye, побивший рекорд израильских стартап-IPO ($890 млн. на Нью-Йоркской фондовой бирже – Ред.)) не просто сосуществуют на территории города, но активно взаимодействуют. Jerusalem Startup Hub функционирует в формате коворкинга с исключительно мощной нетворкинговой площадкой. Мы рассматриваем JSH в качестве платформы для нашего основного проекта – JSCapital.

JSCapital представляет собой международную инвестиционную платформу, позволяющую частным и институциональным инвесторам максимально быстро и эффективно выйти на израильский стартап-рынок. На сегодняшний день, несмотря на возросший интерес русскоязычных инвесторов к израильской стартап-сцене, успешных примеров постоянного присутствия на этом рынке пока не так много. Причиной тому – недостаточно полное представление об израильской индустрии инноваций, культурные и ментальные различия, часто препятствующие эффективному нетворкингу, а также репутационные проблемы как отдельных финансовых структур, так и «русского» капитала в целом. Мы знаем, как нейтрализовать эти риски для израильских стартапов и зарубежных инвесторов. Впрочем, мы работаем не только с «русским» капиталом. Наш пул инвесторов является международным – мы сотрудничаем с частными и корпоративными инвесторами из США, Канады, Китая и других государств. JSCapital обеспечивает доступ к привлекательным инвестиционным возможностям на израильской стартап-сцене, которые остаются закрытыми для большинства новичков этого рынка, а нередко – и для старожилов.

– Знаешь ли ты команды и проекты – выходцев из Украины? Как ты считаешь, насколько они перспективны в плане глобального развития?

Общаясь с украинскими стартапами, из года в год я наблюдаю одну и ту же тенденцию. У команд из Украины совершенно потрясающая технологическая экспертиза, однако слабый маркетинг и business development тянут большинство компаний вниз. Продукт – это не компания. К сожалению, многие фаундеры не готовы принять этот тезис, чем закономерно обрекают себя на существование вне глобального рынка. Я не верю, что в Украине нет хороших маркетологов и финансистов. Но до тех пор, пока фаундеры-«технари» будут воспринимать их как неизбежную «нагрузку» в команде, ничего не изменится. Знаю, что некоторые инкубаторы и акселераторы пытаются исправить этот перекос. Но в первую очередь, изменения должны произойти в сознании фаундеров, в культуре создания и развития нового бизнеса.

– Как рядовой украинский стартапер может начать свое дело в Израиле? Что для этого необходимо?

Боюсь показаться пессимистом, но я не уверен, что это хорошая идея. Судите сами: Израиль – достаточно дорогая страна с непривычной ментальностью, незнакомым законодательством и множеством «подводных камней», с которыми придется столкнуться в первые месяцы жизни здесь. Единственный вариант, при котором старт бизнеса в Израиле мне представляется реалистичным и жизнеспособным – открытие своего дела вместе с израильским партнером, которому можно полностью доверять. Стартап-предпринимателям с еврейскими корнями несколько проще – они могут репатриироваться в Израиль, и первое время существовать за счет «корзины абсорбции» - пособия для новоиспеченных граждан.

– Можно ли применить опыт Израиля в развитии венчурного рынка для Украины?

Я не верю, что одна страна может «перенять опыт» другой страны. Мы все находимся в совершенно разных условиях – политических, экономических, социальных, ментальных. Следует очень четко понимать, что из большого паззла, который называется «израильская стартап-экосистема», Украине имеет смысл импортировать лишь некоторые его элементы. Причем за внедрение этих элементов, наряду с госструктурами, должны отвечать израильтяне – выходцы из Украины, одинаково глубоко ощущающие особенности обеих держав.

– Что ты можешь сказать о развитии стартап-сообщества в мире в целом? Каковы твои прогнозы как успешного предпринимателя и журналиста?

На мой взгляд, стартап-сообщество вплотную подошло к принципиально иному уровню развития. Если сегодня стартапы решают большие проблемы, то уже завтра они начнут решать глобальные. Думаю, в ближайшем будущем мы увидим прорывные идеи в трех направлениях, которые можно обозначить тэгами: «образование», «здравоохранение», «еда». Ростки этих идей пробиваются уже сейчас, осталось всего ничего: для потребителей – немного подождать, для стартап-предпринимателей – очень много работать.

- Напоследок, можешь дать несколько советов молодым предпринимателям? Как им добиться успеха в динамично меняющейся среде?

Очень хочется избежать банальностей, но, боюсь, не удастся. Я дам лишь один совет: читайте книги. Главная задача предпринимателя – понять этот мир. Вам будет тяжело понять его без Булгакова и Набокова, без Оруэлла и Хаксли, без Фаулза, без Маркеса, без Гари. Впрочем, с ними будет еще тяжелее. Но вы начнете задавать правильные вопросы, а значит, рано или поздно обязательно найдете ответ.

Интервью проводила Людмила Лернер / InVenture Investment Group

 

Обратный звонок
Спасибо! Мы с вами свяжемся.