Большая химия: Зачем Дмитрий Фирташ купил концерн «Стирол»

Большая химия: Зачем Дмитрий Фирташ купил концерн «Стирол»

Компания Group DF Дмитрия Фирташа купила крупный пакет акций концерна «Стирол». Теперь у бизнесмена четыре азотных предприятия: кроме горловского завода, это Таджиказот, эстонский Нитроферт и ...

Принуждение к газу
В 2010 году из крупных промышленных предприятий продаются только те, которые не обеспечены собственным сырьем. В конце весны бизнесмены Эдуард Шифрин и Алекс Шнайдер продали металлургический комбинат «Запорожсталь», поскольку из-за роста цен на железорудное сырье производство стало нерентабельным. По той же причине чуть позже мариупольский олигарх и социалист Владимир Бойко продал ММК им. Ильича. Собственных горно­обогатительных комбинатов у этих двух заводов не было, а у большинства других участников рынка они есть – конкурировать стало невозможно.
Стирол также не имел дешевого сырья. Концерн перерабатывает импортный природный газ в азотные удобрения и аммиак, львиную долю которых экспортирует. При этом в структуре себестоимости аммиака приблизительно 90% цены – это стоимость газа, карбамида – около 60%. Зависимость бизнеса Стирола от сырья тотальная, такая же ситуация и у других производителей азотных удобрений. Второй важнейший фактор влияния на бизнес горловского концерна – мировые цены на удобрения. Химзавод отгружает аммиак и карбамид в порту Южный. Украинские металлурги и химики работают по спотовым контрактам: пиковый спрос на удобрения или металл может принести сверхприбыль, падение спроса способно поставить предприятия на грань выживания.
Сегодня Стирол оказался в сложном положении. По данным Держзовнишинформа, в сентябре цена газа для химиков непосредственно на предприятии составляла около $360 за тыс. куб. м. При этом стоимость аммиака в порту Южный – около 380 $/т. Если учесть, что для производства тонны аммиака необходимо около 1-1,2 тыс. куб. м газа, то получается, что предприятие балансировало на грани нулевой рентабельности, а то и оказывалось в убытках. Приблизительно такая же ситуация с карбамидом, который в середине сентября стоил около $310 за тонну, а для его производства нужно 0,6-0,7 тонн аммиака.
С другой стороны, ситуация на мировом химическом рынке благоприятная: цены растут. Согласно данным Держзовнишинформа, удобрения дорожают из-за повышенного спроса на них в Индии и странах Ближнего Востока. В долгосрочной перспективе спрос также будет расти: аграрии будут увеличивать объемы закупки удобрений для увеличения урожая.
Рост спроса на удобрения кажется выгодным для украинских химиков, если бы не росли цены на газ. Предугадать их динамику хотя бы на несколько лет практически невозможно: цены устанавливаются на межправительственном уровне, а схемы поставок газа меняются со сменой власти в Украине. В последнее время Газпром активно лоббирует идею слияния с НАК «Нафтогаз України». Все это может в очередной раз коренным образом изменить схемы поставки газа на украинские предприятия, а значит, и цену голубого топлива. Надежду химикам на удешевление газа Кабмин дал еще в 2008 году, когда разрешил покупать его напрямую у нерезидентов (например, у того же Газпрома или у частных газодобывающих российских компаний), однако это все осталось на уровне идеи, поскольку схемы таких поставок остались так и не прописанными. Поэтому на практике единственное, что в текущих условиях могло бы спасти украинских химиков, в том числе и Стирол – резкое повышение цен на удобрения. К примеру, в середине 2008-го цены на карбамид и аммиак в порту Южный достигали $800-850 за тонну. Это в два раза больше, чем сейчас. Сегодня для прибыльной работы необходимо их подорожание хотя бы на 15-20%, однако пока некоторые производители вынуждены работать на склад. Все это и подтолкнуло собственника концерна «Стирол» депутата Партии регионов Николая Янковского продать часть своих акций.

Семь печатей
Детали сделки по продаже горловского концерна – тайна, покрытая мраком. Слухи о продаже комбината циркулировали на фондовом рынке еще в конце лета, но официальное сообщение по этому поводу появилось только 14 сентября. В пресс­релизе Group DF значится только то, что теперь Стирол входит в группу Дмитрия Фирташа, и это укрепит ее положение на рынке. При этом о размере купленного Group DF пакета там ничего не сказано — вполне возможно, был продан лишь миноритарный пакет. Пресс-секретарь компании Ostchem (дочка Group DF) Алексей Федоров не подтвердил, но и не опроверг такое предположение. Тем более что группа любит «включать в свои ряды» компании, в которых у нее нет контрольного пакета. Например, это ЗАО «Крымский Титан», в котором миллиардеру принадлежит только 50% минус 1 акция. Иршанский и Вольногорский ГОКи вообще в собственности государства и просто арендуются Крымским Титаном, но тем не менее все равно значатся в активах Group DF.
Прежний собственник – Николай Янковский – остался среди акционеров, но сколько именно акций осталось у него, тоже неизвестно. Исходя из всего этого, можно очертить первый сценарий происходящего: Янковский и Фирташ просто договорились управлять предприятием совместно. Group DF потенциально имеет несколько возможностей удешевить поставки газа на Стирол, что и сделало его выгодным партнером. Во­первых, холдинг выиграл дело у Нафтогаза в Стокгольмском арбитражном суде, и Украина обязана вернуть ему
12,1 млрд куб. м газа. Судебные тяжбы продолжаются, однако если все же удастся получить этот объем голубого топлива, то Стиролу и Ривнеазоту хватит сырья на несколько лет вперед (по данным Держзовнишинформа, годовое потребление газа Стиролом составляет 2,2 млрд куб. м, Ривнеазота – около 1 млрд куб. м). Второй вариант – Дмитрий Фирташ пришел к соглашению с Газпромом о льготных условиях поставок газа для своих предприятий. С Кремлем и Газпромом бизнесмену уже один раз удавалось договориться о казалось бы немыслимом посредничестве: компания «РосУкрЭнерго» (половина которой принадлежит Group DF) встала между Украиной и Россией в схеме импорта газа.
Согласно второму сценарию, Дмитрий Фирташ все­таки стал полноправным хозяином на Стироле и ему теперь принадлежит контрольный пакет предприятия. В этом случае он активно приближается к созданию самого крупного химического предприятия в стране. Цель логична: собрать и вертикально интегрировать активы по производству удобрений, а затем вывести на западные фондовые биржи или продать стратегическому инвестору. Уже сейчас Group DF ведет переговоры с харьковским бизнесменом Александром Ярославским о покупке Черкасского Азота, также Дмитрий Фирташ традиционно интересуется приватизацией Одесского припортового завода. Эти четыре комбината позволят Дмитрию Фирташу стать крупнейшим производителем азотной химии в Украине и де-факто – регулятором этого рынка.
За последние полгода бизнесмену удалось получить фактический контроль над всей отраслью производства диоксида титана в Украине. Ему принадлежит всего лишь 50% минус 1 акция Крымского Титана, однако руководство завода лояльно к частному инвестору. И. о. главы правления государственного завода «Сумыхимпром» назначен сотрудник Group DF Игорь Лазарович. До этого он работал куратором горно­обогатительных комбинатов в Ostchem. Таким образом, в руках группы теперь сосредоточен операционный контроль над всем производством диоксида титана в Украине.
Согласно третьему, еще более масштабному сценарию, Дмитрий Фирташ – всего лишь посредник. Конечный же покупатель сам добывает газ, который может поставлять на свои же предприятия по льготным ценам в неограниченных количествах. Такой претендент может быть только один – российский Газпром, а точнее входящий в его структуру химический холдинг «Сибур». Эта компания неоднократно участвовала в неудавшейся пока приватизации Одесского припортового завода и является конкурентом для украинских азотчиков на мировом рынке. Идея российского газового монополиста проста: можно не только экспортировать свой газ, но и с небольшими затратами перерабатывать его в удобрения, получив прибавку в цене минимум 20-50% в зависимости от цен на удобрения.
Для Газпрома могут представлять интерес не только сами предприятия, но и удачная инфраструктура: аммиакопровод «Тольятти — Горловка — Одесса», соединяющий российский Тольяттиазот с портом Южный, который очень удобен для транспортировки экспортных химических грузов. Присоединен к трубе и концерн «Стирол».
Поскольку средств и возможностей, которые можно направить на покупку украинских активов, у Газпрома гораздо больше, чем у Group DF, то можно предположить, что покупкой Стирола они не ограничатся. Если этот сценарий будет реализован, то почти вся украинская азотная химия станет российской.

Основные активы Дмитрия Фирташа

Дмитрий Фирташ — учредитель, владелец и глава совета директоров холдинговой компании Group DF
Активы Group DF
Направление деятельности
50% РосУкрЭнерго
Посредничество при импорте газа
в Украину и ЕС
(сейчас не работает на этом рынке)
УкрГаз­Энерго (50% компании
принадлежит РосУкрЭнерго)
Посредничество при поставках газа
в Украину
(сейчас не работает на этом рынке)
Emfesz (Венгрия)
Газо­ и энергоснабжение
Zangas (зарегистрирована в Вене)
Строительство газопроводов в Средней Азии
Euronit (Венгрия)
Оптовый нефтетрейдер
Group DF Real Estate
Строительство жилой и коммерческой недвижимости в Киеве
Крымский содовый завод
Производство технической соды
Крымский Титан
Производство диоксида титана
Ривнеазот
Производство аммиака
и азотных удобрений
Концерн «Стирол»
Производство аммиака
и азотных удобрений
Нитроферт (Эстония)
Производство аммиака
и азотных удобрений
Таджиказот (Таджикистан)
Производство аммиака
и азотных удобрений
Иршанский и Вольногорский ГОКи (арендуются у государства)
Добыча титанового сырья
Валки­Ильменит, Межуриччя ГОК
Добыча титанового сырья

 

По материалам: Контракты

Читайте также

Обратный звонок
✓ Valid