Эдуард Шендерович, Kite Ventures: «Предприниматели – по определению революционеры»

Эдуард Шендерович, Kite Ventures: «Предприниматели – по определению революционеры»

×
596

Эдуард Шендерович, Kite Ventures: «Предприниматели – по определению революционеры»

  • Предпринимательство – это особая форма существования, обладающая способностью модифицировать мир вокруг себя, уверен известный инвестор, управляющий директор венчурного фонда Kite Ventures Эдуард Шендерович

ОПОРА-КРЕДИТ: Со стороны может показаться, что инвестирование – это очень просто, и больше похоже на ремесло, чем на искусство. Так ли это?


Эдуард Шендерович: Я не считаю, что это особо сложно, у этой деятельности есть очень понятные составляющие, но простого их знания не достаточно. Так же как с революцией, ее теория описана: должны быть верхи, которые не могут, низы, которые не хотят, и соответствующая экономическая ситуация, однако понимание этого не приближает нас к революции.

Так же и в работе со стартапами: важно не только знать основы, но и угадать правильное время, подходящих людей, найти верный подход к рынку. Предпринимательство – это особая форма существования, обладающая способностью модифицировать мир вокруг себя. Интернетные предприниматели достигают этих изменений силой мысли.

ОПОРА-КРЕДИТ: Вы работает с интернет-компаниями, потому что вам это близко или потому что это наиболее выгодный рынок?

Эдуард Шендерович: Высокие технологии интересны мне своей нескончаемой динамикой. Это мир, который постоянно меняется и потому требует перманентного изучения, быстрых реакций на происходящее, непрекращающегося улучшения самого себя. При этом уже нет никаких сомнений, что Интернет – часть общей бизнес-структуры, и компании, которые разрабатывают интернет-сервисы, работают не в вакууме, а на общем рынке.

Предприниматели – по определению революционеры, и интернет-предприниматели всегда что-нибудь разрушают. Невозможно построить успешный технологический бизнес, не разрушив при этом другие. Из-за них происходит деконструкция рынков. Все успешные интернет-компании сузили рынок, сконцентрировав деньги на себе и в Интернете. Классический пример - это Google, от которого очень сильно пострадали газеты и все другие бизнесы, которые были связаны с бумажным распространением рекламных объявлений.

ОПОРА-КРЕДИТ: Вы формируете тренды или предсказываете их?

Эдуард Шендерович: Безусловно, у предпринимателей есть возможность влиять на то, что происходит в мире, своим драйвом и энергией. Мы, выбирая компании для инвестирования, прежде всего, обращаем внимание на рынок: интересен ли он нам в данный момент и ориентирована ли команда на работу на глобальном рынке. Очень редко случается, что предприниматели открывают инвесторам и клиентам новые рынки. Если это что-то абсолютно новое, его будет очень сложно продать.

В идеале это должна быть наболевшая проблема и понятный рынок. То есть, очевидно, что рынок интернет-рекламы, онлайн-видео, электронной коммерции будет только расти, и мы хотим с ними работать.

Выбрав рынок, надо решить, с каким продуктом на него выйти, каким образом он сможет занять свободную нишу быстрее и эффективнее других. Порой это происходит за счет качественного скачка, который дают новые технологии, а порой – за счет бизнес-инноваций. Groupon – пример такой инновации, проект, который использует возможности Интернета для того, чтобы перевести деньги из оффлайна в онлайн.

ОПОРА-КРЕДИТ: Почему вы приняли решение инвестировать в Darberry.ru?

Эдуард Шендерович: Инвесторы не вкладывают в рынки и компании, о которых не думали заранее. Я думал о групповых закупках за пять месяцев до того, как мы инвестировали в эту компанию. На данном проекте мы работали вместе фондом AddVenture. Они до этого проинвестировали аналогичный проект в Германии, поняли, что эта бизнес-модель хорошо клонируется и предположили, что она также отлично приживется на российской почве. В принципе, всегда понятно, в каком направлении пойдет рынок дальше.

Доля электронной коммерции будет только расти, хотя сейчас это очень маленький кусочек рынка. Те же darberry кардинально изменили структуру оплаты. Если у Ozon было значительное количество платежей по доставке, то у darberry доставки нет, и поэтому платежи идут электронные. Это означает, что есть определенная база людей, готовых платить кредитными картами. Если существует оплата картами, значит, можно значительно переделать отношения с поставщиками. Все эти вещи очень взаимосвязаны. Как говорится, взмах крыла бабочки может стать причиной землетрясения. На большом рынке небольшие изменения создают тенденции, которые влияют на развитие рынка в целом.

ОПОРА-КРЕДИТ: в мире, где так важна скорость, как достигать успеха заведомо отстающим российским компаниям?

Эдуард Шендерович: Эти компании действительно идут вслед, в России очень сложно создать новый бизнес, но это касается и европейских стран. Так получилось, что Америка на этом рынке задает тренд, так же как 20 лет назад на рынке электроники его задавала Япония, и так же как на рынке нефти и газа его сейчас задает Россия и ОАЭ. В первую очередь невозможность стать лидером технологий связана с нехваткой капитала на рынке и количеством людей, которые могли бы заниматься разработкой и продвижением товаров и услуг.

Когда появляется интересная идея или бизнес-модель, и одну компанию, работающую в этой сфере, финансируют в Силиконовой долине, то велика вероятность, что за этим последует еще десять подобных инвестиций, и это создает конкурентную среду. Надо быть готовым к тому, что лишь одна из этик компаний ”выстрелит”, а у других не получится.

ОПОРА-КРЕДИТ: Вы по-американски считаете, что неудачи закаляют?

Эдуард Шендерович: Да, я долгое время прожил в Америке и перенял этот прагматичный подход к провалам. С каждой новой компанией получаешь новый опыт, просто разного рода от успешных и неуспешных проектов. Например, моя первая компания научила меня тому, что все надо делать вовремя.

Шел 1997 год, мы с моим однокурсником в Беркли, гениальным программистом, придумали сервис по рассылке мета-информации, то есть позволяли сайтам сообщать о происходящих обновлениях. Но информация на сайтах менялась не так часто, а новостникам было выгодно, чтобы люди заходили на их сайты вместо того, чтобы они читали новости через наш сервис. Оказалось, что мы начали слишком рано. Через два года после того, как мы продали компанию за небольшие деньги, начали появляться rss-ленты, которые нашли верную нишу – блоги, которых еще не существовало, когда мы делали свой проект.

ОПОРА-КРЕДИТ: Теперь вы выступаете как инвестор. Как вы определяете потенциально успешную компанию?

Эдуард Шендерович: Мне всегда интересно слушать, как люди рассказывают о том, что они делают. Если они определяют себя как проект, это одно, а если, как компанию, это совсем другое. Потому что проект может существовать ради самого проекта, а компания существует все-таки ради денег. Я промежуточное звено между стартапами и инвесторами, и в конечном итоге моя основная задача - угодить инвесторам. Не все предприниматели понимают, что, кроме того, что они позволяют инвестору войти в бизнес и получить выгоду от его работы, они так же должны стремиться увеличить ценность компании для акционеров, чтобы инвестор был доволен. И далеко не все инвесторы понимают, что у них появляется возможность работать с хорошим предпринимателем, который действительно позволяет им обогатиться на своем труде.

ОПОРА-КРЕДИТ: Как по-вашему, сейчас молодому предпринимателю уже есть, куда обратиться за помощью и инвестициями? Многие жалуются на неразвитость стартап-экосистемы.

Эдуард Шендерович: Я считаю, что любая взрывная технология подразумевает переход количества в качество. То есть, если посмотреть внимательно, между счетами и компьютером нет большой разницы: это просто количественные изменения, приведшие к качественному скачку. С российской экосистемой то же самое. Когда говорят, что она отсутствует, на самом деле, подразумевают, что она не похожа на ту, что есть в Кремниевой долине. Мы пользуемся счетами, а они компьютером.

ОПОРА-КРЕДИТ: Насколько перспективным вам кажется участие государства в развитии такой экосистемы?

Эдуард Шендерович: Государство не может финансировать все в целом, у него должны быть конкретные цели, а не только стратегические направления. Например, создание и финансирование DARPA, родоначальницы Интернета, было продиктовано конкретной целью. Это была военная программа, которая ставила своей задачей создать коммуникационную инфраструктуру, которая могла бы выжить в случае ядерной войны, так как у нее не было бы единого центра поражения. Интернет появился, потому что у его создателей была четкая цель. Так же и Советский Союз, создавая атомную бомбу, как реакцию на то, что у американцев она уже есть, четко финансировал заданное направление. Сейчас я таких точно поставленных целей не вижу, а если их нет, то любое финансирование очень сильно размывается и распыляется.

Когда крупные компании думают о том, в каком стратегическом направлении им двигаться, они выделяют то направление, в котором они могут быть лидерами, отметая другие возможности. Так же следует поступать и государству. Если мы можем быть первыми в индустрии, надо вкладываться в нее со всей мощью. Если не можем, то, наверно, будет дешевле покупать эти продукты за границей. Парадоксально, что в России инвестиции в инновации в нефтегазовом комплексе ничтожны по сравнению с тем, какую роль эта индустрия играет для страны.

ОПОРА-КРЕДИТ:Что бы вы могли посоветовать начинающим предпринимателям, чтобы быть успешными и оставаться на плаву?

Эдуард Шендерович: В нашем бизнесе круг людей очень мал, поэтому нужно стараться быть более открытым, понятным, делать бизнес предельно прозрачно. Бизнес не должен быть добрым, он должен быть прагматичным. У бизнеса нет эмоциональной составляющей, но есть этическая. Он не должен быть лживым. Принимая решения, вы должны учитывать и тактические, и стратегические интересы компании.

Нужно ставить перед собой осуществимые цели. Уоррен Баффет говорил, что рецепт счастья заключается в низких ожиданиях. Ставьте небольшие задачи и работайте оперативно.

 

ОПОРА-Кредит

Комментарии

comments powered by Disqus

Разместить рекламу

Задать вопрос

×