Как пандемия изменит венчурную индустрию и что делать стартапам

Как пандемия изменит венчурную индустрию и что делать стартапам

О том, какие риски и возможности в кризис появляются у технологических гигантов и небольших стартапов

Для крупных компаний в мире в случае затяжного экономического спада наступит определенно подходящее время для M&A из-за снижения стоимости компаний. Многие частные венчурные фонды и фонды прямых инвестиций, финансирующие проекты, сменят свою концепцию с «return on capital» на «return of capital». Другими словами, они делают ставку уже не столько на доходность на капитал, сколько на возврат инвестиций.

В период мирового финансового кризиса 2008-2009 годов международные технологические компании имели высокую M&A активность, используя открывшееся окно возможностей. Ярким примером является Microsoft, который за кризисные годы осуществил 29 сделок, включая одну из крупнейших покупок в истории компании (Fast Search & Transfer в 2008 за $1,2 млрд). Для сравнения, за последующие 4 года (2010-2013) Microsoft сделала меньше покупок (25), чем за период мирового кризиса.

Amazon был также очень активен в период кризиса 2008-2009: компания совершила сделки на сумму около $1,6 млрд, включая свою первую сделку, превышающую $1,0 млрд сделку (покупка Zappos). За последующие 3 года (2010-2012) она приобрела стартапы на сопоставимую сумму $1,7 млрд.

Причины для M&A могут быть самые разные. Вот лишь некоторые из них: диверсификация портфеля бизнес-юнитов, выход в новые локации, приобретение перспективных технологий, расширение каналов дистрибуции.

Низкая активность корпоративного венчура

Корпоративные венчурные инвестиции как альтернативный инструмент для неорганического роста уже успели стать значимой частью рынка венчурных инвестиций в мире. CVC (корпоративные венчурные инвестиции) приняли участие в 25% всех глобальных сделок. А если учесть, что средний чек CVC, как правило, больше чеков венчурных фондов, то в денежном выражении эта доля еще больше, следует из данных CB Insights Global CVC report 2019.

В период затяжного экономического спада активность корпоративных венчурных фондов в мировом масштабе будет неизбежно сокращаться, но основная просадка будет заметна лишь с определенной временной задержкой. Корпоративные венчурные фонды обычно инвестируют на более поздних стадиях, — как правило, на раунде А+. В период кризиса в первую очередь сокращается ликвидность на посевной стадии развития стартапов, потому что значительная часть финансирования на этой стадии предоставляется бизнес-ангелами, которые или сами начинают испытывать сложности или активно используют другие возможности для инвестирования своих средств (например, возможности купить подешевевшие акции на фондовом рынке), и микро VC фондами, у которых зачастую происходят дефолты их неинституциональных Limited Partners. Яма по финансированию проектов на посевной стадии с небольшой задержкой отразится и на количестве проектов на более поздних стадиях, где уже работают корпоративные венчурные фонды.

Несмотря на то, что в период экономических спадов активность корпоративных венчурных инвестиций снижается, компании полностью не сворачивают деятельность своих венчурных подразделений, поскольку они выполняют стратегически важные задачи для своих материнских компаний, а именно:

  • Помощь в формировании видения в очень динамичной технологической среде на следующие 3-5 лет. Это видение в дальнейшем уже используется для корректировки стратегии развития основных направлений бизнеса компании;
  • Понимание возможностей участвовать в следующих больших перспективных историях;
  • Поддержка экосистемы компании через выстраивание барьеров для входа новых игроков и помощь в выходах основных бизнес юнитов в новые локации.

Какие стартапы привлекательны для корпоративных игроков в кризис

В текущей ситуации привлекательными компаниями для миноритарных инвестиций являются те, у которых путь к положительной юнит-экономике (расчет доходов и расходов, которые приходятся на одного покупателя или на единицу товара) максимально короткий. В периоды кризисов для инвесторов относительная финансовая стабильность гораздо важнее гиперактивного роста компании.

На пороге крупнейшего передела собственности: кто на нем заработает?

В отношении M&A сделок юнит-экономика часто не является определяющим фактором, поскольку технологичные компании могут реализовывать синергии в других частях своей экосистемы. Например, у крупных технологических экосистем есть опция дистрибутировать продукт приобретаемой компании бесплатно, но при этом через этот продукт эффективно повышать продажи других своих сервисов, на которых и осуществляется заработок. При отрицательной юнит-экономике для корпорации логика приобретения может заключаться в существенном сокращении своих затрат на привлечение клиентов в экосистему.

Риски и польза для стартапов

Каждый из перечисленных вариантов взаимодействия корпорации с технологическими компаниями может быть полезен стартапу. Например, инвестиции от корпоративного венчурного фонда могут быть более привлекательными, чем взаимодействие с частными венчурными фондами, поскольку помимо денег стартап может получить доступ к дистрибуции экосистемы компании и к глубокой технологической экспертизе ее сотрудников. Для стартапов, работающих с корпоративными клиентами, наличие в акционерах известного технологического игрока снижает порог входа в клиентов.

В сотрудничестве с корпорациями на уровне M&A также есть преимущество, которое очень многие недооценивают. Этим преимуществом является сила бренда. Люди больше доверяют известным брендам. Например, после покупки компании и последующего ребрендинга с привязкой к какому-то известному бренду может существенно вырасти конверсия в установку сервиса вместе с показателем удержания клиентов (retention rate).

Безусловно, в каждом формате взаимодействия с корпорациями есть и определенные недостатки. Например, в отношении миноритарных инвестиций основным риском для стартапов является потеря своего «спонсора» в компании, который выступал бенефициаром сделки внутри корпорации и с которым согласовывалась добавочная стоимость проекту от корпорации.

В отношении M&A, помимо стандартных для любой индустрии проблем с корпоративной культурой и интеграцией стартапа после сделки в деятельность самой компании, часто возникают сложности со структурированием отложенных процессов. Компания-покупатель в большинстве случаев мотивирована приобрести бизнес с командой и, как следствие, пытается для себя гарантировать, что менеджмент не покинет проект в течение следующих 3-4 лет после покупки. Инструментом для реализации этого часто выступает привязка выплаты менеджменту к выполнению каких-то показателей в будущем.

В отличие от многих других индустрий, технологический сектор очень динамичный, что делает прогноз как самих показателей, так и видение развития компании с точки зрения покупателя трудно предсказуемыми. Например, в какой-то период времени компания-покупатель хочет очень быстро наращивать долю рынка, в другой период времени критически важна юнит-экономика, и команда акцентирует внимание на повышении экономической эффективности, а на следующем этапе компания вообще решает продавать продукт бесплатно и зарабатывать на чем-то смежном. Заранее все предусмотреть бывает очень сложно, а если трансформировать договоренности уже после закрытия сделки по покупке, то часто это оставляет неприятное послевкусие, и в первую очередь у менеджмента приобретаемой компании. Но если стартап имеет дело с корпорацией, которая регулярно кого-то покупает в течение нескольких лет, то с высокой вероятностью компания уже успела набить все эти шишки и понимает, как их избегать для поддержания желаемой долгосрочной мотивации у команды.

Читайте также