Нет офиса, нет проблем:  украинский «единорог» учит мир работать на удаленке

Нет офиса, нет проблем: украинский «единорог» учит мир работать на удаленке

Украинский разработчик GitLab сумел стать одним из самых дорогих стартапов в мире, не открыв при этом ни одного офиса. Однако сам предостерегает другие компании — переход на частичную удаленку ...

Сид Сибренди знаком с рисками работы из дома не понаслышке. В 2018 году у предпринимателя возникли проблемы с ногами из-за того, что он несколько лет работал исключительно в маленькой комнате квартиры на 47-м этаже высотки в Сан-Франциско. После этого он начал работать на беговой дорожке, поставив ее между зеленым фоном для Zoom-конференций и тремя мониторами.

Однако генеральный директор GitLab говорит, что проблема не в самой удаленной работе, а в том, как ею занимаются. Сибренди считает, что если вы работаете не в одной из тех немногочисленных компаний, которые полностью приняли новую реальность, то, вероятно, ваш подход к удаленке неверен. Его взгляд на дистанционку радикален: она эффективна только в том случае, если вы идете ва-банк. Частичные меры, убежден предприниматель, только приведут к расколу коллектива: высокопроизводительные сотрудники на удаленной работе начнут уходить, не желая конкурировать с менее успешными коллегами, которые остаются в офисе. «Мы увидим, что некоторые компании вернутся в офисы и будут стараться извлечь из этого максимум пользы, но я думаю, что им придется нелегко», — говорит он.

Удаляй и властвуй: как дистанционная работа изменит корпоративную культуру

Как сам GitLab это делает? Сотрудники компании встречаются лично лишь один раз в год — на общих собраниях, которые проводятся (во всяком случае проводились до пандемии) в живописных и относительно недорогих странах, например, в Греции. Один из столпов, на которых держится удаленка в GitLab, — это абсолютная прозрачность. Компания публикует в общем доступе руководство, в котором подробно описывается, как внутри нее подходят практически к любому вопросу. В нем не найти зарплат отдельных сотрудников, но есть стратегические цели руководителей на текущий квартал и точные формулы расчета заработной платы во всех 67 странах, в которых проживают работники, от Кении до Марокко и Сербии. В документе рассказывается, как и когда можно поговорить с самим Сибренди, а также есть раздел о его кошке. Все, что не указано в справочнике, объем которого в распечатанном виде составил бы 8400 страниц, скорее всего, находится в Google-доке для внутреннего пользования. Каждое совещание в GitLab сопровождает как минимум один онлайн-документ.

Эти документы помогают сотрудникам работать удаленно без перебоев. Работники обновляют файлы и делают заметки или асинхронно делятся информацией в каналах Slack и в видеосообщениях. Утвержденные решения или планы объединяют в руководство, где фиксируются все стадии процесса. «Если вам приходится каждый раз ждать чьего-то одобрения или разрешения на некое действие, то это проблема», — подчеркивает Сибренди.

Текучка кадров и отчужденность: что не так с дистанционной работой

GitLab в прошлом году был оценен в $2,8 млрд и стал одним из самых дорогих стартапов в мире, не арендуя офисы ни для одного из своих 1300 сотрудников, разбросанных по всему миру. GitLab предоставляет разработчикам пакет программ для создания, управления и защиты приложений и принадлежит к категории высокотехнологичных компаний, и это особенно важно сейчас, когда предприятия переводят продажи и взаимодействие с клиентами онлайн.

Бизнес Сибренди уже давно выделяется даже среди других стартапов, успешно обходившихся без офисов до пандемии, — в частности, компании Automattic, стоящей за WordPress. «Думаю, наш подход не настолько радикален, как у Сида», — говорит генеральный директор HashiCorp Дэйв МакДжаннет. HashiCorp, разрабатывающий облачную инфраструктуру, оценивается в $5 млрд и также работает удаленно. Сегодня радикальные взгляды Сибренди привлекают массу последователей. Бесплатную электронную книгу GitLab об удаленной работе скачали больше 70 000 раз с момента ее выпуска в марте, а сотрудников компании активно зовут выступать на вебинарах.

«Я думал, что у нас уйдет еще лет десять на то, чтобы рассказать миру, как эффективнее работать удаленно, — говорит Сибренди. — Но пандемия сделала это за несколько месяцев».

Корни GitLab лежат в Европе. Сибренди работал на производителя подводных лодок и параллельно помогал запускать сервис тестирования приложений онлайн. Во время работы над правками в веб-ресурсах Министерства юстиции Нидерландов, он наткнулся на украинский проект с открытым исходным кодом под названием GitLab, над которым работали сотни добровольцев. В 2012 году он связался с его создателями, Дмитрием Запорожцем и Валерием Сизовым, и рассказал, что хочет построить бизнес на основе их проекта. Сибренди начал создавать компанию GitLab (названную в честь популярной системы для отслеживания изменений в исходном коде Git), чтобы продавать подписку на инструменты, которые помогают управлять проектами, основанными на технологиях с открытым исходным кодом. Год спустя Запорожец присоединился к стартапу в качестве сооснователя и технического директора и сейчас руководит разработкой программного обеспечения. Сизов пришел в 2014 году и занимает должность старшего разработчика.

В начале 2015 года Сибренди, Запорожец, Сизов и еще шесть сотрудников ненадолго приехали в Калифорнию, чтобы принять участие в престижном акселераторе стартапов Y Combinator. Это были единственные три месяца в истории компании, когда они работали в одном помещении.

Заочное знакомство: сколько можно заработать на видеоинтервью с соискателями вакансий

После этого большая часть команды GitLab вернулась в Европу. Сибренди, которого увлек мир стартапов, остался в США в надежде привлечь финансирование. На сегодня GitLab привлек $476 млн, причем основную часть средств компании пока что удавалось сберечь. Она продает пакет из десяти инструментов для создания приложений — от разработки до безопасности — за сумму, не превышающую $99 за каждого пользователя в месяц. В прошлом году выручка компании превысила $75 млн, а число ее клиентов перевалило за 15 000. Среди них есть Nvidia, Siemens и банк Goldman Sachs, который также стал инвестором GitLab.

Тренд на перевод операционной деятельности в онлайн, который особенно ускорился после начала пандемии, подтолкнул разработчиков больше пользоваться облачными технологиями, а значит, бизнес GitLab процветает. Однако клиенты все чаще просят не столько о технической поддержке в использовании программного обеспечения, сколько об интенсивном курсе о принципах работы GitLab.

«10-15% нашего взаимодействия с партнерами заключается в том, что мы помогаем им понять, как мы работаем», — говорит вице-президент GitLab Мишель Вудворд Ходжс.

Компании резко увеличили закупку систем для контроля за сотрудниками

С удаленной работой не все так просто, особенно сейчас. Сибренди отмечает, что сам столкнулся с трудностями из-за запрета путешествий, а некоторые сотрудники теперь вынуждены больше времени уделять детям в рабочее время. GitLab пытается решить эту проблему, призывая сотрудников брать отпуск по пятницам и проводить его дома. «Важно, чтобы все помнили, что мы работаем не из любой точки мира, а из дома и во время пандемии, — говорит Сибренди. — Сейчас — не нормальная ситуация».

Ирония проповедей об удаленной работе заключается в том, что теперь, когда все больше компаний следуют примеру GitLab, ее секрет стал известен всем. «У нас было преимущество, когда за пределами крупных городов у людей было мало возможностей присоединиться к быстрорастущей компании. Теперь у нас будет намного больше конкурентов, и это приведет к росту зарплат, — говорит Сибренди. — Думаю, это очень хорошо для мира. Жду с нетерпением».

Читайте также

Обратный звонок
✓ Valid