«Карантинная» экономика, или главные тезисы о кризисе 2020 – Артем Ковбель Vigilant Forensic Boutique

«Карантинная» экономика, или главные тезисы о кризисе 2020 – Артем Ковбель Vigilant Forensic Boutique

Старший партнер Vigilant Forensic Boutique, член ASCP, ACFE, ASIS, член наблюдательного совета Global Spirits, ТМ Хортица Артем Ковбель в колонке для InVenture о структуре кризиса 2020 года.

Все понимают, что после карантина и коронакризиса мир изменится. Но какими конкретно будут эти изменения – неизвестно.

Апрельский отчет Международного валютного фонда (МВФ) говорит о значительном падении мирового ВВП. Украина при этом потеряет больше других своих соседей – аж 7,7%. Такие цифры актуальны только в случае, если пандемия скоро закончится. 

Зато прогноз Всемирного банка оптимистичнее: по его данным, Украина потеряет «всего» 3,5% ВВП. Но и эти цифры полгода назад были совсем другими, а главной причиной мирового кризиса тот же МВФ называл напряженность геополитических отношений и торговые войны между странами. Коронавирус спутал все карты. И путает их дальше, превращая любое прогнозирование в “тыканье пальцем в небо”.

По своей сути, текущий кризис – это логичное продолжение экономического краха 2008 года. Тогда ожидалось, что кризис будет структурным. Он должен был спровоцировать глобальные перемены и сформировать новую реальность, лучше той, что была. Именно в этом, с точки зрения экономики, и состоит суть структурных кризисов. Но в 2008 году таких изменений не произошло. Тогда государства смогли общими усилиями заделать «дыры» на тонущем корабле экономики и таким образом удержаться на плаву еще 10 лет. Пандемия коронавируса вновь обнажила эти «дыры», а еще породила массу новых. Теперь, по идее, и должны свершится все те структурные преобразования, которые помогут нам выйти на качественно новый уровень. Это сможет произойти в случае, если государства смогут взвешенно и коллективно решать проблемы, а не зацикливаться на поиске «козла отпущения» и кидаться в популизм, как уже происходит сейчас. 

Что представляет собой кризис 2020

Закрытие границ, производств и целых отраслей привело к тому, что спрос и предложение упали одновременно. Одни не могут нормально производить товары и предлагать услуги, другие – их покупать. 

В экономике такая ситуация называется шоком спроса и предложения и является одним из признаков структурного кризиса. Такое одновременное падение таит в себе много сложностей. Во-первых, мир давно не имел дела с двойным шоком, поэтому привычные инструменты, в частности те, что применялись для борьбы с кризисом 2008 года, устарели, нужно прорабатывать новые. Во-вторых, одновременно восстанавливать и спрос, и предложение гораздо сложнее, чем что-то одно.

Частично предложение восстановится после полного снятия карантина. Но даже так бизнесам потребуется время, чтобы наладить свою работу и подстроится под новый спрос, который уже меняется. Финансовые потери, кризис на рынке труда и страх заражения уже меняют потребительские настроения и в будущем, вероятно, изменят еще больше. Люди будут так или иначе меньше тратить свои деньги, что, в свою очередь, опять ударит по предложению. 

Как долго это продлится? Тут все упирается в два фактора: завершение пандемии и способность правительств принять правильные меры. Оба не поддаются прогнозированию. Никто не знает, когда точно уйдет коронавирус. Никто не может точно сказать, будут ли повторные его вспышки и если да – насколько серьезными они будут. Соответственно, никто не может и точно предсказать, какими будут действия политиков. 

Но точно можно сказать одно: быстро структурный кризис не кончится. То, что мы ощущаем сейчас – это скорее начало, цветочки. Ягодки будут назревать позже и постепенно.

Похоронный кризис как иллюстрация

Крупнейшее похоронное бюро США Service Corp. International столкнулась с проблемой. Несмотря на смерти от коронавируса, похороны никто не заказывает. Во-первых, к телам погибших не подпускают родственников, чтобы не допустить случайного инфицирования. Во-вторых, сборы в большие группы запрещены, так что устроить пышное прощание, как это принято в США, сейчас нельзя. Погибших кремируют и не допускают на эту процедуру никого.  

Это хорошая иллюстрация того, что представляет собой шок спроса и предложения. Компании не могут продать свои услуги ввиду неактуальности, а клиенты даже если и хотят – не могут ими воспользоваться. А когда смогут – пока неясно. Ведь чем дольше длится карантин, тем меньше у людей шансов эффективно работать и платить за услуги.

То, как Service Corp. International пытается решить свою проблему, тоже показательно. Бюро пробует организовать похороны онлайн, то есть помогает родственникам проститься с погибшими удаленно. Эта ситуация доказывает две вещи: 

  1. Созидание сквозь разрушение. В этом суть структурного кризиса. Он уничтожает старое, но позволяет создать новое. 
  2. Всем компаниям, чтобы остаться на плаву, нужно думать над тем, что могут создать они. Как могут переформатировать свои продукты и услуги, чтобы они остались актуальными. Тогда будут и доходы, и рабочие места.

Правительству в таких условиях нужно осторожно думать, как поддерживать население и бизнес. В первую очередь, помощь нужна тем, кто формирует спрос, а значит, поддерживает предложение. Но эта помощь должна быть сбалансированной. Нельзя, чтобы поддерживая одних, мы полностью уничтожали других, как было, например, с попыткой отмены арендной платы для бизнеса в Украине.

В то же время правительству нужно поддерживать и производителя. Но опять же – продуманно. И «поддержка» тут значит не только дать денег или освободить от ЕСВ малый бизнес на месяц. Нужно комплексно ограничивать административное давление на бизнес, дать больше возможностей предпринимателям решать свои финансовые трудности. Обложить бизнес налогами и требованиями сейчас – это все равно что прямо запретить его. Иными словами, сейчас то время, когда нужно раскручивать гайки, чтобы плавно закрутить их потом, когда станет лучше.

О посткризисной логистике и производстве

Еще один интересный аспект текущего кризиса. Раньше мы все говорили о глобализации, о ее важности для экономического процветания. Пандемия впервые заставила задуматься о ее менее очевидных рисках.

Чтобы производить товары с максимальной выгодой, компании искали более дешевые страны с точки зрения оплаты рабочим, содержания производственного оборудования, логистики. Сейчас они впервые столкнулись с тем, что удаленность производств от центрального офиса парализует всю их работу. Товары застревают на границах, приходят в негодность, производители и дистрибьюторы несут убытки. 

Некоторые эксперты поговаривают, что такой крах приведет к усилению политики протекционизма: страны начнут наращивать собственные производственные мощности, а зарубежные заводы закроют. На мой взгляд, такой сценарий кажется слишком радикальным, но какие-то изменения точно произойдут. Текущую систему нужно улучшать и укреплять. 

Очевидно, сейчас настал тот исторический момент, когда бизнесу с импорта нужно переориентироваться на экспорт, внешние рынки сейчас будет штормить и удерживаться на плаву будет сложно. Тем более, если США и Китай продолжат свои торговые войны.

А что с инвестициями?

Традиционно, кризисы – это выгодное для вложений время, потому что цены на акции, цены на бизнесы в это время всегда падают. Но и риски банкротства в условиях экономической турбулентности у этих бизнесов тоже велики. Можно потерять все и даже не заметить этого.

Отличается ли в этом плане кризис 2020 года от предыдущих? Только в части рисков: сейчас они высокие как никогда. Планируя вложение в любую сферу, нужно заранее ожидать шанс провала на отметке не менее 50%. А возможно и больше – такова цена хаотичности текущей пандемии.

Стоит ли вообще игра свеч в такое время? Мое мнение – скорее да, чем нет. Есть отрасли, которые вполне хорошо себя чувствуют. Та же фармацевтика и медицина (правда, не в Украине). Погоня за вакциной от коронавируса поднимает ценность фармкомпаний на рынках, пандемия, к тому же, оживила спрос на вакцины от других инфекций и болезней, так что сорвать куш в этой сфере вполне реально.

Хоронить туризм и авиацию тоже пока рано. Да, эти отрасли обвалились из-за карантина, но обе имеют принципиальное значение для национальных экономик. Некоторые страны, включая европейские, буквально живут за счет туризма, они не допустят упадка. Уже сейчас в Европе выделяются бюджеты для их поддержки. Нельзя забывать и о психологическом факторе: люди долго сидят в изоляции, устали, поэтому при первой же возможности многие ринутся в путешествия, на моря, что дополнительно поддержит отрасль. Поэтому в ближнесрочной перспективе в сфере туризма ситуация будет более или менее устойчива. Но все может резко изменится к концу года, когда кризис начнет набирать обороты. 

Словом, инвестировать можно, но очень осторожно. И желательно – в те сферы, в которых инвестор разбирается лучше всего. Лучше инвестировать в компании, которые понятны и предсказуемы. Чем тоньше вы чувствуете колебания своего рынка, тем выше шанс не обмануться в ожиданиях. Стартапы, долгие в разработке технологические новинки – все это сейчас большой риск, и если уж вкладывать сюда, то после взвешенных раздумий.

Пока можно уверенно утверждать одно: текущий кризис глобально изменит если не все, то многое. Изменятся подходы к бизнесу, изменятся инвестиционные приоритеты, экономическое и политическое регулирование, сам уклад жизни. 

Решение о публикации материалов принимают редакторы. Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов колонок. InVenture не несет ответственности за их содержание. 
InVenture оставляет за собой право коррекции и редактирования материалов с условием согласования с авторами. Важно, чтобы материалы не были рекламными и обязательно затрагивали тему инвестиций.
По вопросам размещения колонок пишите на n.myronova@inventure.ua .

Читайте также

Обратный звонок
✓ Valid