Switch to English
Вход
Инвестиционные предложения
Новости
Аналитика
инвестировать Найти инвестора

Основные тренды на рынке венчурного инвестирования глазами инвестора

Андрей Колодюк, глава ассоциации международных инвесторов UVCA, выделяет видео, big data и новые валюты в качестве приоритетных направлений для венчурных инвестиций в глобальном масштабе

Стартапы в каких сферах имеют максимальные шансы привлечь внимание мировых инвесторов; как изменился образовательный уровень украинских стартаперов; в чем состоят обязанности инвестора, кроме непосредственно финансирования — об этом и многом другом Delo поговорило с Андреем Колодюком, главой наблюдательного совета Украинской ассоциации венчурного капитала (UVCA), управляющим партнером AVentures Capital и основателем Divan.tv

UVCA работает в Украине третий месяц. Вы уже определились с приоритетными направлениями работы?

Да, сегодня мы начали работу в двух сферах, которые выделили как приоритетные: это информационно-коммуникационные технологии и энергетика. Но работать будем по всем секторам, просто в Украине именно эти привлекают наибольшее количество инвесторов.

Что конкретно будете делать для развития этих секторов?

Сегодня в украинском IT-бизнесе одно из самых больных мест — защита интеллектуальной собственности. Для сельского хозяйства это не проблема, а для развития айтишников — основная преграда. Во всем мире для инвестора нет разницы между частной собственностью и интеллектуальной. Но у нас если в частной собственности система хотя бы как-то работает, то в интеллектуальной все очень грустно. Поэтому мы инициируем реформы в этом секторе, разрабатываем законопроекты.

Но для изменения законодательства вам нужна поддержка парламента. Вы уверены, что получите ее?

Есть вещи, которые можно решить только на законодательном уровне, но это не мешает нам создавать и другие инициативы и реализовывать проекты. Сейчас мы разрабатываем несколько законопроектов, но не для всего нужно менять законодательство. Например, мы ведем работу с ЕБРР и другими институциональными инвесторами, чтобы они проинвестировали в украинские фонды. Это в наших возможностях, но конечно важно, чтобы государство также было в этом заинтересовано.

Чиновники в Украине должны понять, что инвестор — это "священная корова", и будущее Украины зависит именно от него

Государство — и не только в Украине — не является эффективным менеджером инвестиций. К сожалению, сегодня инвестор вынужден решать свои вопросы сам, связываться с чиновниками. Мы будем защищать инвестиции членов ассоциации. Ассоциация начала работу по выстраиванию прямых каналов взаимодействия с государством, активной защите интересов членов. Любой негатив с инвесторами сегодня влияет на весь инвестиционный климат в стране. Нужно, чтобы чиновники понимали, что инвестор — это "священная корова", и будущее Украины зависит именно от него.

А как по вашим ощущениям, многие в Кабмине и парламенте это понимают?

Сейчас в парламенте появилось много людей из бизнеса и IT-сферы, которые понимают, что такое инвестиции. Это хорошо, что они уже там, хорошо, что они влияют на процессы, связанные с инвестиционным климатом. Но в идеале в каждом комитете должны быть люди, которые понимают, что создание благоприятного инвестиционного климата, это не просто хорошая политкарьера, это будущее Украины. Мы не можем вечно зависеть от кредитов.

Какие планы у ассоциации по привлечению инвесторов и количеству сделок в 2015 году?

Мы точно знаем, что в этом году у нас будет больше 50 членов, локальных и международных. Под словом "международные" могут подразумеваться локальные инвесторы, управляющие международными деньгами.

Вступление ассоциации в Европейскую ассоциацию прямых инвестиций и венчурного капитала (EVCA) дало нам доступ к тысячам европейских инвесторов и инструменты взаимодействия с ними.

Следующий шаг: мы хотим создать фонд для украинских фондов, которым нужен внешний капитал. Например, ЕБРР не может инвестировать в стартап. Поэтому они инвестируют в фонды, которые дальше инвестируют в стартапы и другие проекты.

Мы создали инвестиционный клуб для синдикации сделок, совместного инвестирования. Привлекаем несколько участников для одной сделки. Это мировая практика, которая способствует выходу на украинский рынок международных инвесторов. Если иностранец видит, что локальный игрок уже проинвестировал — больше шансов, что и он сделает инвестицию. Ведь когда кто-то приезжает из Украины и рассказывает о проекте, у него в первую очередь спрашивают, почему он не инвестирует лично?

Вы будете работать со стартапами? То есть, привлекать в свою коммуникацию, смотреть, предлагать инвесторам?

В нашем бизнесе есть разрыв между разного класса инвесторами. Бытует мнение, что на локальном рынке все друг друга знают. Но когда мы провели первое заседание, выяснилось, что половина людей друг с другом вообще не знакомы! Потому что большая часть работает на более поздних стадиях. Но цепочка не должна прерываться. И взаимосвязи между инвесторами повышают шансы компаний получить финансирование. Поэтому да, в наших рядах есть инкубаторы и будут стартапы.

Инвесторов не интересуют военные действия в стране. В первую очередь их интересует "человеческий капитал" — люди, которые могут создавать что-то принципиально новое.

Изменилось ли отношение к Украине международных инвесторов в связи с военными действиями?

IT-инвесторов наличие военных действий вообще не волнует. Они последние 20 лет инвестируют в Израиль, в котором война не прекращается. Их интересует в первую очередь "человеческий капитал" — люди, которые могут создавать что-то принципиально новое. И этот "капитал" в Украине есть. Это те предприниматели, которые могут создавать предприятия, связанные с IT, интернетом. Также их интересует развитие нашей экосистемы — наличие инкубаторов и акселераторов. И это все у нас есть. И естественно, для них важны результаты уже проинвестированных проектов.

Привлекательность украинского IT-сектора для внешних инвесторов на самом деле колоссальна. Рынок, который у нас никогда не регулировался и не лицензировался, показал объем только экспорта услуг в размере $2 млрд в год. В него вовлечены до 60 000 человек и еще 100 тысяч специалистов этой индустрии не хватает. Именно поэтому сейчас практически половина — это самоучки, среднемесячная зарплата которых составляет $1,5-2 тыс. Поэтому многие европейские стартаперы именно в Украине ищут партнеров, которые могут обеспечить технологическую часть бизнеса. Они знают, что, например, в Германии найти нормального программиста — это проблема.

Какие стартапы 2014 года вы считаете самыми яркими и удачными?

Самых громких я насчитал около пяти: Jooble, Depositphotos, Paymentwall, Terrasoft и Petcube. Все они — продуктовые компании. Вообще в этом году появилось много новых проектов и большинство из них глобальные.

Но не все могут выйти на глобальный рынок.

Да, не все. Но для этого есть соответствующая практика — опыт Израиля. К примеру, наш фонд (AVentures) проинвестировал в шесть компаний, в том числе в три проекта за этот год. Все 6 проектов нацелены на глобальный рынок. У четырех офисы находятся в Бостоне, Лас-Вегасе, Сан-Франциско и Силиконовой долине. Основатели двух других, как и мы, проводят там 6 месяцев в году. Так как, чтобы конкурировать и развиваться на глобальном рынке, нужно как минимум присутствие основателя в США.

Каким должен быть стартап, чтобы вы обратили на него внимание?

Поскольку я предприниматель и сам создавал компании, то есть "инвестор в квадрате", я знаю, что от начала стартапа до момента, когда компания будет успешной и большой, пройдет пять-семь лет. И главный критерий конечно — это основатель и команда. Я должен внутренне быть уверен, что они не остановятся на этом пути, будут идти дальше. Люди в компании могут меняться, но сами основатели должны пройти весь путь. Кстати, в IT чаще всего два основателя — всегда кто-то Стив Джобс, а кто-то Стив Возняк. Один отвечает за маркетинг, второй за айтишную часть и продукт. Это не случайно, потому что если не будет двойки, у компании меньше шансов на успех.

Другие критерии — это объем рынка (он должен быть больше $100 млн.) и инновационность продукта. Кроме этого, это те вещи, которые невозможно просчитать, но вы должны поверить, что люди готовы быть достаточно гибкими, целеустремленными и они верят в то, что хотят построить.

Стартап — это тяжелый труд, поэтому целеустремленность и личные качества фаундеров являются одними из самых важных критериев. Мы называем их RoadWarriors, это, по сути, воины, которые воюют на рынке.

Если вы посмотрите на наших шесть основателей, вы увидите, у них есть общие черты характера: они умеют конкурировать и достаточно гибкие, чтобы продвигаться по рынку.

В чем должна заключаться функция инвестора для украинского стартапа сегодня?

Первое: функция инвестора — не просто дать деньги и спросить через пять лет: "Ну и как?" Он должен постоянно работать с командой. Например, прежде чем инвестировать в команду VOX Audio Player, мы год "пили чай", обсуждали проект, вместе думали, как выводить продукт на рынок, как его менять. Ведь самое частое изменение в проекте — это изменение самого продукта. Трудно угадать, как на него отреагирует потребитель, поэтому надо постоянно работать над его усовершенствованием.

Второе: согласно статистике, среднее время, которое уходит на привлечение инвестора — 9-16 месяцев. Мы понимаем, что это не разовое событие в компании. Привлек, получил какие-то результаты, привлекаешь следующих и опять тратишь время. У нас инвесторы должны брать на себя эту функцию, чтобы команда могла спокойно заниматься продуктом, а не тратить время на фандрайзинг

Самое частое изменение в проекте — это изменение самого продукта

Что вы можете сказать по поводу украинских команд сейчас? Как они эволюционировали за десять лет? Чем отличаются от западных или американских?

Когда мы только вышли на этот рынок в 2001 году, стартапы приходилось образовывать, объяснять, что такое инвестор, раунды в привлечениях инвестиций, как это должно работать. С первого дня нашей миссией было помогать создавать глобальные компании с украинскими корнями. Уже тогда для меня было целью не просто заработать деньги, а найти людей, которые были бы достаточно амбициозны, чтобы выйти на глобальный рынок. Сегодня на это нацелены практически все, и они знают, как работает система. Но мы не прекращаем их образовывать, быть менторами, участвовать во всех процессах, мотивировать.

Кроме этого, после каждой встречи с украинскими стартапами мы вносим в свою программу заметки. В Украине уже две тысячи проектов, и с представителями двух третей из них мы уже провели встречи. И я могу сказать, что каждый второй стартап нацелен на глобальный рынок. Раньше, во-первых, не было такого количества проектов. Во-вторых, они выросли качественно. Основатели знают английский язык, быстро впитывают новую культуру, общаются с другими командами, много путешествуют. Выросло и качество проектов. Когда я был на DemoDay известного акселератора в Нью-Йорке, я себя ловил на мысли, что видел более сильные проекты в Украине. Возможно, они не так красиво умеют себя презентовать, но в инновационности мы их опережаем. И это чувствуют внешние инвесторы.

Если западный инвестор смотрит проект, ему важно, чтобы он был нацелен на глобальный рынок?

Не все мыслят глобально, поэтому венчурный бизнес и называют рисковым. В одной Калифорнии 23 тысячи стартапов, там очень большая игра. Но не все доходят до победы. Рынок большой, быстро меняющийся, поэтому не с первой попытки делаются большие проекты, и, возможно, не все будут успешными.

Каким будет ваш прогноз на следующий год? Ведь из имеющихся сегодня в Украине двух тысяч проектов только 5% лет через 10 смогут дойти до IPO?

В Силиконовой долине только 3% стартапов доходит на IPO. Остальные компании либо продаются, либо дальше работают сами, либо с кем-то объединяются, реинвестируют.

Во что в мире будут инвестировать в ближайшие годы?

В первую очередь во все, что связано с интернетом, Big Data, облачными технологиями, а также новыми валютами, например Bitcoin. Все понимают сколь огромен потенциал этих сфер, что там есть реальный доход, а там еще очень мало проектов. Эксперты прогнозируют "мейнстримность" валютных инноваций. Еще весной 2014 года в стартапы Bitcoin было вложено до $100 млн, а на конец 2014 года эта сумма, по предварительным оценкам, составила более $300 млн.

Будут также продолжать инвестировать во все, что связано со Smart TV. Это огромные рынки, которые могут изменить целые индустрии. Сегодня все, что связано с видео, с телевидением, все еще живет по старым правилам, но молодые компании начинают откусывать кусочки от этого рынка. Мы видим, как меняется потребление людьми видеопродуктов, как растет количество просмотров на YouTube.

И понятно что все хотят быстро получать информацию, что постоянно подталкивает разработки в сфере Big Data. Мир стремится прийти к тому, что вы сможете дома лечь на диван и сказать телевизору: "Покажи мне презентации инвесторов". И вы получите видео, которое отвечает на ваш запрос. А за этим соответственно стоит Big Data, так как требуется анализ большого массива информации. У людей все меньше времени, они хотят задать вопрос и получить точный ответ. Так ведь и родился Google.

 

Заполните, пожалуйста, ваши контактные данные, чтобы получать ежемесячную рассылку!
Обратный звонок
Спасибо! Мы с вами свяжемся.