Путь на IPO: от государственного к частному

Путь на IPO: от государственного к частному

×
1707 Вадим Мосийчук / Государственное агентство резерва Украины

Путь на IPO: от государственного к частному

  • Вадим Мосийчук, глава Государственного агентства резерва Украины об участии госструктуры в запуске одного из самых ожидаемых биржевых инструментов на украинском рынке

Недавно было объявлено о том, что Украинская биржа при поддержке Госрезерва впервые в Украине внедрили фьючерсные контракты. И, кроме того, вышли на биржу. Эта новость стала довольно резонансной для украинского аграрного и биржевого рынков, но она никак не вписывается в представление о том, что являет собой система госрезерва. Ведь в любой стране госрезерв - это закрытая и охраняемая структура.

Не меньше вопросов появляется, когда анализируешь деятельность агентства: за пару лет из более чем 30 предприятий Госрезерва, уже порядка 20 было выведено на самоокупаемость. Более того, в ближайших планах госагентства вовсе отказаться от бюджетного финансирования. Еще одним нововведением организации есть то, что Госрезерв принял участие в запуске фьючерсных контрактов вместе с Украинская биржа.

Как? Зачем? Почему? И есть ли смысл в участии госструктуры в запуске одного из самых ожидаемых биржевых инструментов на украинском рынке – в интервью InVenture с главой Государственного агентства резерва Украины Вадимом Мосийчуком.

InVenture: Как-то на одном мероприятии вы упомянули о том, что будете привлекать международных инвесторов и выводить Госрезерв Украины на биржу.

Вадим Мосийчук: Прежде всего, инвесторы идут туда и вкладывают деньги в то, к чему у них есть доверие. Или идут те, у   кого уже есть бэкграунд или трэк-рекордс, и если они видят какой-то для себя инвестиционный доход на перспективу. Поэтому да, говорил ранее, подтверждаю и сейчас: инвестиции, безусловно, придут. И для этого мы усиленно работаем, чтоб не на словах, а на деле показать, что можем не только словестно декларировать, но и реально работать. 

Кроме того, мое глубокое убеждение, как финансиста, в том, что рывок для украинской экономики может быть обеспечен только за счет внешних инвестиций. Предприятия госрезерва здесь также не исключение. Поэтому и работаем открыто, прозрачно с нулевой толерантностью коррупции. Мы открыты любым идеям инвестиционного характера или партнерства. Фьючерсные контракты – одна из таких прекрасных и очень эффективных идей, которая успешно на протяжении многих лет работает во всем мире.

Общее количество фьючерсов и опционов, торгуемых на биржах по всему миру в 2016 году, достигло более 25 млрд. контрактов.

Global Futures and Options (by region)

Global Futures and Options (by category)

InVenture: Что уже сделано для запуска этого инструмента?

Вадим Мосийчук: На самом деле, и мы, и Украинская биржа проделали огромный массив работы. Мы запустили пилотный проект, который базировался на поставке зерна в одну точку. Первые торги произвели с поставкой пшеницы на госпредприятии «Хлебная база № 76» Госрезерва Украины, которое базируется в Николаевской области. Более того, у нас есть договоренность с Украинской биржей, что на первом этапе проекта будут задействованы наши элеваторы Николаевской, Днепропетровской и Кировоградской областей.  Торговля поставочными фьючерсами на аграрную продукцию будет сопутствовать более эффективному и справедливому ценообразованию и будет предотвращать монополизации рынка зерновых в отдельных областях. А создание новых рынков даст новые возможности, прежде всего, средним и малым фермерам, у которых нет собственных элеваторов.

Но мы хотим двигаться дальше – у нас 10 предприятий аграрного направления, которые будут трансформированы в единую компанию «Агрорезерв». Поэтому мы будем помогать Украинской бирже плотно общаться с Национальной комиссией по ценным бумагам и фондовому рынку, всевозможно поддерживать их для того, чтоб контракты котировались с одной ценой, но были бы дифференцированы от места поставки. И насколько я знаю, Украинская биржа прорабатывает сейчас этот механизм.

 «Биржа Euronext интересовалась и хотела запустить фьючерсные контракты в Украине ранее. Они приезжали к нам и в 2012 году и 2013 году»

InVenture: Но одно дело, когда ты работаешь с международной биржей, понимаешь правила. И совершенно другое, когда ты работаешь с локальной биржей. В конкретной стране. Там свои риски.

Вадим Мосийчук: Риски есть всегда и везде. Но любые риски должны быть классифицированы. Например, многие говорят о том, что нет доверия к украинским фьючерсным контрактам. Но все забывают, что их не было в Украине 25 лет. И когда на 26 год независимости мы их запустили в пилотном проекте, то понятно, что завтра доверие к ним не появится, инвесторы не хлынут. Для этого мы создаем и отрабатываем модель. Сделка проходит, риски просчитаны, клиринг произошел, поставка товара осуществилась. А дальше - работа по информированию рынка и потенциальных инвесторов. И зарабатывание трек-рекордс. К слову, буквально перед нашим интервью, я отправил представителю биржи Euronext  (в 2013 году Euronext была куплена NYSE за 8,2 млрд. долл. США, - ред.) пресс-релиз о запуске этих финансовых инструментов в Украине. Еще год назад мы с ними эту схему обсуждали, и я им говорил, что мы как Госрезерв видим себя в этой модели якорным хранителем зерна по фьючерсным контрактам, который сможет дать рынку главное – гарантии поставок. Я пригласил их посетить нашу страну и доказать, что Украина не стоит на месте, а реально развивается. Биржа Euronext интересовалась и хотела запустить фьючерсные контракты в Украине еще в 2012-2013 годах, когда они приезжали к нам. Но тогда в связи с разными, в том числе политически-экономическими условиями, Euronext отказалась от планов выхода на украинский рынок. Сейчас мы с ними снова связались. И приглашаем не только Euronext, но и Лондонскую и Американскую биржи для входа в Украину.  И в этой связи я считаю очень правильной позицию Тимура Хромаева, что такая биржа должна существовать и в Украине. Котироваться зерно и другие продукты должны в Украине, а не на других торговых площадках.

Если мы говорим о поставочном фьючерсе, а не о спекулятивном, то в любой момент времени, у тебя должны быть на месте дислокации, на спот точке, реальные запасы, подтвержденные этим контрактом. Вот что означает поставочный фьючерс. Вся наша работа была направлена как раз на формирование гарантированных запасов под каждый контракт. Поэтому этот риск просто исключен. Но в какой-то там отдаленной перспективе, безусловно, для ответственных хранителей, элеваторов, существует возможность управления этими остатками. Например, если на фьючерсной бирже котируется контракт на 1 млн. тонн зерна, то подтверждение этого 1 млн. тонн зерна может быть 10%, то есть - 100 000 тонн зерна. Но эти риски ложатся полноценно на ответственного хранителя. Соответственно сейчас задача Госрезерва состоит в обеспечении таких европейских механизмов как комплайны, контроль, отчетности, коммуникации, открытость, которые бы убрали эти риски из восприятия международных инвесторов.

InVenture: Единицы украинских бизнесменов смогли вывести свои предприятия на биржи. А тут, Госрезерв. Да еще и с имиджем, который формировался более чем 20 лет, и явно не в положительную сторону.

Вадим Мосийчук: Да, за все годы существования система Госрезерва нажила себе славу «кормушки», за которую дрались все политические силы, которые приходили к власти. Поэтому главной своей задачей, придя на пост главы Госрезерва, я видел преодоление этого стереотипа, выведение системы из тени к открытости, ведь только так можно было сделать ее эффективной и прибыльной. И что мы имеем сейчас?  Из 39 предприятий Госрезерва 23 - прибыльны. Кроме того, в 2015 году была утверждена концепция реформирования Государственного резерва по прообразу лучших европейских моделей. Западная Европа уже движется в этом направлении. А некоторые страны уже перешли отдельными позициями и номенклатурами в управлении деньгами, в частности Франция. Если посмотреть мировой рынок – яркий пример США. Они уже отказались от непосредственного хранения своих запасов и перешли на сами финансовые инструменты.  У меня лично состоялось несколько контактов с представителями биржи Euronext по внедрению этих инструментов в Украине. 

Да, мы сделали пилотный проект. В перспективе мы сможем де-факто   и де-юре отказаться от управления в частности запасами зерна. Но имея эти запасы у себя на элеваторе, как ответственный хранитель, по этим контрактам покупать эти контракты на бирже. Таким образом, государство не замораживает 100% денежных средств, которые выделяются на закупку этих активов, а тратят 10-20% от этих активов. Если мы считаем 20% - это стоимость фьючерсного актива, то 5% - это опцион. При этом, мы имеем 100% гарантию, что эти запасы хранятся именно на государственном предприятии, на элеваторе Госрезерва.

Вадим Мосийчук - Госрезерв Украины

InVenture: Что это даст международным биржам в отношениях с Украиной? В частности, со структурой Госрезерва?

Вадим Мосийчук: Иностранцам интересна Украина. В нашей стране конкурентное преимущество - аграрный сектор. Мы в тройке лидеров по экспорту зерна. В системе госрезерва, напомню, работает 10 предприятий аграрного направления. Одно из лучших, которое активно экспортирует муку в Китай, Анголу, Сомали, Венесуэлу, Израиль, Коморские острова, Молдову - «Кулиндоровский КХП», г.Одесса. В августе на этом предприятии было переработано исторический максимум зерна – 10 566 тонн, с каких экспортировано 5 592 тонн. Это ли не показатель готовности предприятий Госрезерва к работе с международными биржами?

InVenture: Украина и ранее была кормилицей. Почему раньше не происходил заход иностранных бирж в Украину?

Вадим Мосийчук: Потому что отсутствовала инфраструктура и желание ее развивать. Реформировать что-либо. Всех устраивало, что можно было прийти купить зерно, продать зерно, в наличной или безналичной форме. Но, при этом, в нестабильное экономическое время у нас в стране никто не мог гарантировать и фиксировать цены на долгосрочные контракты. Хотя с этим инструментом уже очень давно и эффективно работают на всех ведущих мировых биржах. И украинский рынок, как я и говорил ранее, очень интересен был давно для международных площадок и инвесторов. Они присматривались, анализировали, искали гарантий. Поэтому Госрезерв и заявил о своей готовности стать гарантией для всех сторон. И уже на протяжении нескольких последних лет своей работой мы доказываем, что система может быть эффективной, она может работать с самыми новыми инструментами, готова отвечать на вызовы рынка, мы готовы расти, развиваться, тем самим давая гарантии всем сторонам. К слову, в рамках реформирования предприятий Госрезерва большая часть прибыли используется на модернизацию. К примеру, в 2016 году на модернизацию предприятий и организаций было направлено более 22 млн. грн. За первое полугодие текущего года эта цифра составляет более 9 млн. грн.

Могу сразу сказать по налогам. Если в 2015 году, когда во второй половине года начала работать новая команда, то налогов было уплачено 65 млн. грн., а получено из госбюджета 66 млн. грн. То уже в 2016 году заплатили 77 млн., а получили из бюджета 75 млн. грн. В этом году де-факто, думаю, будем чистыми донорами госбюджета. Хотя на самом деле, ни одна страна мира не рассматривает госрезерв, как донора государства. И в него необходимо вкладывать: в накопление запасов, техническое переоснащение, инфраструктуру. Мы же, идем совершенно другим путем.

InVenture: Непонятно. Если в других странах госрезервы финансируются государством, то как в Украине Госрезерв может быть донором нашей страны?

Вадим Мосийчук: За счет менеджерских решений. Чтобы выполнять свою главную функцию, мы вынуждены реагировать на реалии. Наша амбициозная цель – отказ от государственного финансирования, для наших организаций. Для государства это чистая экономия до 84 млн. грн. (это та сумма, которую госбюджет выделяет на содержание 13 организаций Госрезерва). При этом, хочу отметить, что в данном контексте, речь идет только о содержании организаций.  Функция финансирования пополнения запасов материального резерва, как и ранее, должна оставаться у государства.

Госрезерв может сэкономить государству 84 млн. грн.

InVenture: Что подразумевает собой приватизация предприятий Госрезерва?

Вадим Мосийчук: Честно говоря, ранее, когда я работал в бизнесе, считал, что все предприятия должны быть полностью приватизированы. Сейчас немного изменил свой подход. Считаю, что стратегические предприятия должны оставаться в управлении государства, в той или иной форме. Или хотя бы под контролем.

У нас 39 предприятий, но реально активных - 23. Все остальные – просто убыточные. Из них 5 предприятий, которые абсолютно не ведут свою экономическую деятельность. Есть предприятия-«пустышки», раньше они работали в минус. Поэтому им необходимо принимать какое-то решение: либо ликвидировать, либо что-то другое.

Чтобы дать результат, мы сфокусировались на экономически активных, которые ранее по большей части были все убыточны, либо с недостаточным контролем за менеджментом. Это была не работа, а существование и вытягивание денег из бюджета.

Прибыльность госпредприятий Украины

Cashflow госпредприятий Украины

По поводу государственных организаций. В документах у них прописано, что они не прибыльные. Раньше они были не прибыльные! А сейчас, сравнивая расход с доходом, то очень даже прибыльные. Я сам удивился, если брать рентабельность, на первом месте наиболее рентабельными и высоко маржинальными являются нефтяные. На втором месте – склады и холодильники, на третьем только элеваторы. Поэтому и говорим, что нужно поэтапно отказываться от этого бюджетного финансирования. Если они де-факто прибыльные, а де-юре не прибыльные, зачем кормить то, что прибыльное. Поэтому и запускаем пилотный проект по отказу от бюджетного финансирования.

InVenture: Ваши предприятия работают только на внутреннем рынке?

Вадим Мосийчук: Мы уже вышли на экспортные рынки. Центральный аппарат Госрезерва – это управляющий орган. Мы провели SWOT-анализ в 2015 году и определили, у кого какое преимущество. У нас есть пару предприятий, которые работают на экспортные рынки. Это в первую очередь, как я уже говорил, Кулиндоровский КХП, находящийся в Одессе. Кроме стран названых ранее, впервые в прошлом году экспортировали в Америку. Пошел пилотный проект контейнером 1 000 тонн. И сейчас планируется также.

У нас активно ведутся переговоры и начинаются выполнение контрактов с Литовской республикой, с Венгрией. И что меня больше радует, что мы не проводим через какие-то офшоры или «прокладки» с какими-то непрозрачными тарифообразованиями. Все делается прозрачно с возвратом НДС. Но это все происходит сейчас в режиме отдельных инициатив. Но когда мы создадим отдельную управляющую компанию «Агрорезерв», мы безусловно усилим экспортно-ориентированное направление, потому что возможности по экспорту у нас очень большие, да и в нашей продукции заинтересованы мировые рынки. Мы входим в ТОП-3 производителей муки в Украине.

Сейчас у нас несколько крупных трейдеров по перевалки нефтепродуктов. Впервые за 5 лет танкера заходят в Запорожье.

InVenture: Вы говорили о том, что для того для того чтоб поднять какое-то предприятие нужны деньги. С другой стороны, есть опасность работы с госструктурой.

Вадим Мосийчук: Есть такая пропасть. Она базируется на недоверии и на непонимании деятельности госпредприятий. Мы в этой связи пытаемся выделиться и показать, что мы не типичное госпредприятие. Мы открыты, амбициозны и точно знаем, чего хотим и как этого достичь. В первую очередь мы такое недоверие снижаем за счет прямого общения. Если кто-то заинтересован в работе с нашими предприятиями, встречи на высшем уровне приносит плоды. Часто я сам общаюсь с этими предприятиями. Если вижу, что во главе структуры есть адекватный человек, работа идет легче.

Взять нефтянку, например. Вначале с нами никто не хотел работать. Сейчас у нас несколько крупных трейдеров по перевалке нефтепродуктов. Впервые за 5 лет танкера заходят в Запорожье.

InVenture: А кто покупатели?

Вадим Мосийчук: И украинцы, и иностранцы.

Сейчас уже более дюжины танкеров прошли. Что касается зернового сектора мы вышли на крупные имена, сотрудничаем с ними. И это при том,  что у них в статутах явно написано – не сотрудничать с госструктурами. Но с нами они работают. Да, перед этим, они у нас запрашивали финансовые аудиты, методы контроля и хранения, отчеты. Но теперь доверие к нам сформировалось, очень надеюсь, что оно будет только расти, по крайней мере, я готов для этого сделать все возможное.

Дальше - склады и холодильники. В работе с этими предприятиями были огромные откаты. При этом, техника не менялась, большинство площадей для хранения были закрыты, в нерабочем состоянии, заморожены. Как только мы начали менять менеджмент предприятий, проводить конкурсы не только личностей, претендующих на место руководителя, но и идей для возрождения жизнедеятельности предприятий, то появились и результаты.

За последние полтора года нас посетили: американская биржа фьючерсных контрактов и убедилась в том, что наши элеваторы готовы к работе.  Французская   сторона – крупнейший элеватор, который заинтересован в выходе на украинский рынок, литовская – у которой по нефтянке есть интерес. Были с визитами литовский госрезерв, Словакия, которая нас посещала, Юнидо. На комбинате «Днипро», г.Смела, была встреча со швейцарскими инвесторами. Сотрудничество с предприятиями Госрезерва инвесторы не ограничивают лишь проектами по установке солнечных панелей. Они заинтересованы также и в налаживании непосредственного производства в Украине уникальных по своей сути TCR system.

Но и это еще не все, в рамках объединения компаний, в первую очередь аграрного направления, мы впервые из органов исполнительной власти запустил механизм формирования Наблюдательных советов.

InVenture: Что это дает?

Вадим Мосийчук: Это дает все. Это требование наших международных партнеров.  В том числе международного валютного фонда по формированию наблюдательных советов. Ведь такой орган как Наблюдательный совет нивелирует коррупцию и политическое воздействие на предприятия. Это практика крупных международных предприятий. И надо сказать, очень успешная и эффективная практика.

InVenture: Кто войдет в это наблюдательный совет?

Вадим Мосийчук: Сегодня уже подписан указ о формировании, запущен механизм. В ближайшее время состоится открытый конкурс по подбору независимых представителей. Уже есть подтверждение от американского посольства о том, что они готовы предоставить своего кандидата. Будем обращаться в Европейскую бизнес ассоциацию, чтобы каждый предоставил свою кандидатуру.

Следующим этапом будет объединение этих компаний в единую структуру – Агрорезерв и корпоратизация. Перевод в ПАО и выпуск акций. И заключительный этап – выведение пре IPO на одной из фондовых площадок, иностранных. Я думаю, что это может быть Варшавская фондовая биржа.

Планы, как видите большие, работа кипит по всем направлениям, потому что иначе изменить что-либо просто невозможно. Потерять доверие можно мгновенно, но чтоб его сформировать или вернуть, нужны очень большие усилия и много времени. Но нам, слава Богу, это удается, и наши фактические результаты тому доказательство.

Комментарии

comments powered by Disqus

Разместить рекламу

Задать вопрос

×