Switch to English
Вход
Инвестиционные предложения
Новости
Аналитика
инвестировать Найти инвестора

Рынок земли без иностранцев - кто проиграет?

Петр Крогман, иностранный инвестор, собственник компании Agromino об открытии рынка земли сельскохозяйственного назначения и опыте инвестирования в агросектор Украины

Чешский бизнесмен Петр Крогман — один из немногих иностранных инвесторов, который продал активы за границей и вложил средства в украинский аграрный бизнес. Он является мажоритарным собственником крупной компании Agromino с земельным банком свыше 50 тыс. га.

В интервью Петр Крогман рассказал, почему иностранцы не готовы вкладывать деньги в Украину, о рейдерских атаках и о рынке земли, который планируется открыть в октябре 2020 года.

В 2018 году через чешский инвестиционный фонд Mabon вы приобрели около 31,6% акций агрокомпании Agromino с земельным банком около 44 тыс. га. Теперь вы контролируете 56,56% акций агрохолдинга. Почему приняли решение инвестировать в украинский аграрный бизнес?

У меня уже 74% акций Agromino. Мы провели слияние двух наших активов в Украине — Resilient и Agromino, в результате которого Resilient стала одной из дочерних компаний Agromino. Мы хотели сделать бизнес более управляемым, избежать конфликта интересов и сделать одну компанию основной. Сейчас это Agromino.

Почему я инвестирую в Украину? Я 20 лет работал в сельскохозяйственном бизнесе Чехии и добился успеха в одной из крупнейших чешских компаний. Ее земельный банк насчитывает около 20 тыс. га и около 12 тыс. голов рогатого скота.

В 2014 году ко мне обратился мой друг, у которого была небольшая ферма во Львовской области. Опыта работы в сельскохозяйственном бизнесе у друга не было, и он предложил поработать в Украине. Я приехал в город Сокаль Львовской области, который расположен в 10 километрах от польской границы, посмотрел на компанию и понял, что она находилась в бедственном положении. Заработная плата у трактористов составляла 2,4 тыс. грн, а у директора предприятия — 4 тыс. грн в месяц. Многие операции проводились неправильно. После реструктуризации компании, которая шла весь год, часть персонала уволили, а оставшимся сотрудникам повысили зарплату. Сейчас средняя зарплата составляет 10 тыс. грн в месяц. Я увидел, что ситуацию можно кардинальным образом улучшить и после этого мы купили компании с земельными банками в Хмельницкой, Житомирской области, после этого — в Киевской области.

В 2015 и в 2016 годах я купил первые акции Agromino. Сначала это было 5%, потом моя доля выросла до 12%, затем — до 17%. В 2017 году я стал самым крупным акционером Agromino.

Какой земельный банк у объединенной компании?

Земельный банк у компаний Agromino и Resilient составляет 54 тыс. га.

Планируете ли расширять земельный банк?

Нет. Когда я приехал в Украину, я планировал строить бизнес, который был бы похож на чешский. На первом этапе у Resilient было 9 тыс. га, и я планировал расширять земельный банк. Но сейчас мне достаточно и существующих площадей. В ближайшие 10−12 лет будет концентрироваться на развитии компании Agromino, т. е. планируем инвестировать в оборудование, людей, технологии.

В 2019 году компания модернизировала и расширила элеватор в Волчанске, на востоке Харьковской области в 10 километрах от границы с Россией, мощность которого составляет 34 тыс. т. В следующем году мы завершим строительство и расширение еще одного элеватора на 40 тыс. т зерна в (поселке — ред.) Ковяги, на западе Харьковской области.

В прошлом году компания Resilient потеряла 400 га в Белой Церкви, в Киевской области. Удалось ли вернуть земли?

Пока нет. Мы обратились в суд, и я надеюсь, что в следующем году земли будут возвращены, а рейдеры заплатят штраф. Влияние олигархов (так чешский бизнесмен называет местных сросшихся с властью магнатов, которые с помощью незаконных схем пытаются переоформить на свои компании активы других бизнесменов — НВ Бизнес) на суды низших инстанций очень сильное, поэтому наш опыт рассмотрение жалоб в них был негативным. На более высоком уровне добиться справедливого решения возможно благодаря реформе судейского права.

При регистрации прав аренды можно пожаловаться в комиссию при Министерстве юстиции. Вы пробовали обращаться в ведомство?

Да, мы подавали жалобу в комиссию при Министерстве юстиции, в заседании которой принимало участие большое количество людей. Это было два года назад. Мы проиграли это дело. Решение было очень странным, некоторые члены комиссии даже смеялись во время сессии. Они, например, спокойно реагировали на наличие «мертвых душ» среди подписантов документов. На заседание комиссии мы пригласили иностранных дипломатов. Но ничего тогда не помогло, они были уверены в своей безнаказанности. После скандала члены комиссии были заменены.

Сейчас ситуация гораздо лучше. Я думаю, что это будет хороший пример в том числе со стороны президента, если в Украине станет невозможно украсть компанию или землю. Очень много позитивных изменений произошло за последние четыре-пять лет в Украине. Но украинцам и бизнесменам из стран ЕС очень не хватает уверенности, что к ним не придут рейдеры и они не смогут повлиять на суд. В такой ситуации привлекать инвесторов невозможно.

Точно такая же ситуация наблюдалась в Чехии в 90-х годах прошлого столетия. Чехия присоединилась к ЕС и обязана была гармонизировать свое законодательство, которое касалось антикоррупционной борьбы, тендеров и пр. Это помогло Чехии развиваться.

Вы уже вспоминали о своем бизнесе в Чехии. Остался ли у вас аграрный бизнес на родине?

Я вышел из бизнеса, поскольку мне нужны были средства для инвестирования в Украину. У нас есть бизнес в Эстонии, это самая большая в ЕС молочная ферма. В России мы владеем небольшой аграрной компанией, которую унаследовали от Agromino.

Кроме потери 400 га в Белой Церкви, с какими еще проблемами вы сталкивались в Украине?

Это рейдерство, коррупция и бюрократия. Все процессы организованы очень сложно и для каждого процесса необходимо оформлять бумаги. Например, для регистрации договоров аренды земли нужно сперва посетить регистратора, а затем еще обратиться в государственные органы.

В Чехии же можно подписать договор с собственником земли, договор аренды земли — и все. Иногда бывают ситуации, когда землю пытаются сдать в аренду дважды. Но все знают, что в этой ситуации арендатор может обратиться в суд, и решение будет справедливым. Поэтому таких случаев немного. Это я говорю о бюрократии. Обращаться в кадастр нужно только в том случае, если предприниматель хочет выкупить землю.

Вы много общаетесь с другими инвесторами из стран ЕС. Заинтересованы ли они вкладывать деньги в украинский аграрный бизнес?

Нет. Многие интересуются, не сумасшедший ли я, работая в Украине. У страны сейчас не очень хорошая репутация. Очень много компаний с западными инвестициями были разграблены местными олигархами. Это плохие примеры.

Я думаю, что ситуация поменяется после того, когда в Украине будет действовать буква закона. Деньги в бизнес будут вкладывать не только иностранцы, но и сами украинцы, которые хранят сбережения за пределами страны. Многие украинцы покупают квартиры в Украине, потому что это сейчас один из немногих безопасных способов защитить или инвестировать средства. Почему? В Украине рискованно идти в бизнес, для этого нужны честные суды.

Украинцы будут возвращаться на родину в том случае, если в Украине будет работать прозрачный и свободный рынок. В прошлом году мы наблюдали укрепление гривны на 20% и в то же заработная плата увеличилась на 20%. Покупательная способность украинцев выросла более чем на 40%, и это ответ на вопрос, должна ли Украина быть открытой или закрытой для Европейского Союза.

В следующем году Украина планирует открыть рынок земли. Самый спорный момент касается продажи земли иностранцам. Как это отразится на инвестиционном климате?

Покупка земли требует огромных инвестиций, поэтому мы не планируем выкупать большие площади. Я думаю, что другие агрохолдинги поступят таким же образом и приобретут не более 10−15% площадей. Пайщики массово тоже не стремятся продавать землю.

В одном из вариантов законопроектов прописывались исключения для иностранцев, которые могут выкупить только ранее арендованную землю. Это имеет смысл. Предложения правительства исключить эту норму и запретить продажу земли всем иностранцам может окончательно убить репутацию Украины. Я понимаю, что сейчас много эмоций. Но после вступления такой нормы в силу, иностранные агрохолдинги, которые работают в Украине, могут потерять свои земли и инвестиции. Кто их заберет? Рейдеры. Некоторые рейдеры спонсируют демонстрации, на которых призывают закрыть рынок земли.

Никто не знает, сколько может стоить украинская земля. Как вы считаете, на какие показатели можно ориентироваться?

На свободном рынке цены будут высокими и понятными, а если будут приняты ограничения, то цены будут низкими и непрозрачными. В качестве примеров свободных рынков можно привести Эстонию и Чехию. В Эстонии цены на землю составляют около 4 тыс. евро за гектар, у страны очень либеральный рынок и, хотя некоторые земли были куплены гражданами ЕС, подавляющее большинство принадлежит эстонцам, и эстонское сельское хозяйство очень эффективно благодаря этому разнообразию. Также и в других бывших стран СНГ, которые сейчас входят в Европейский Союз, опасения, что иностранцы скупят землю, оказались безосновательными. Украинцы тоже могут покупать участки в Эстонии, также как и в Чехии. В Чехии цены на землю составляют от 5 до 10 тыс. евро за гектар, но это в первую очередь из-за нехватки земель, пригодных для сельского хозяйства.

В Украине выбор гораздо больше. Полный запрет на продажу земли иностранцев, установит цену не более 2 тыс. евро за гектар и создаст систему неравенств — появятся пайщики «первого и второго сорта», также произойдет и с фермерами. В результате «второстепенные» пайщики будут лишены возможности сотрудничать со своими наиболее естественными партнерами — фермерами и компаниями с иностранными инвестициями, которые уже обрабатывают их землю. Кому, кроме текущих арендаторов, нужна неизвестная земля, участки которой будут разбросаны по разным углам отдельных массивов? Ответ очевиден — только тем, кто не планирует заниматься обработкой земли и честным ведением хозяйства. Это нанесет большой вред семи миллионам украинских граждан, когда привилегированные группы феодалов скупят их землю за бесценок.

Такое искусственное ограничение конкуренции среди покупателей приведет к неизбежному снижению цены для пайщиков. Будет создан деформированный рынок, по которому меньшинство (олигархи и рейдеры) станут победителями и, наоборот, большинство (пайщики, агрокомпании и Украина в целом) только проиграют. И в конце концов, в результате такого подхода процесс укрепления связей Украины со странами ЕС будет под большим вопросом.

Источник: НВ

Читайте также

Заполните, пожалуйста, ваши контактные данные, чтобы получать ежемесячную рассылку!
Обратный звонок
✓ Valid
Спасибо! Мы с вами свяжемся.