Switch to English
Вход
Инвестиционные предложения
Новости
Аналитика
инвестировать Найти инвестора

С деньгами на выход или опыт успешного exit'а

За последние два года Алексей Витченко, основатель Digital Future успел вложиться в десяток IT-стартапов. Чему начинающий, и в то же время наиболее активный инвестор научился за это время?

Воспоминания о начале инвесторской карьеры до сих пор вызывают у основателя Digital Future Алексея Витченко легкую дрожь. Стоило успешному интернет‑предпринимателю объявить о запуске венчурного фонда – количество желающих получить от него деньги стало расти как снежный ком. За пару дней заявки на финансирование подали почти две сотни IT‑стартапов. Едва ли не каждый четвертый обещал за $20 000 создать конкурента Facebook, а за $30 000 – «убийцу Google». «Выловить в этом потоке что‑то стоящее было, мягко говоря, непросто, – вспоминает 36‑летний Витченко. – В самом начале выбор кандидатов казался мне мучительным процессом».

Крупнейшие инвестиции Digital Future:

  • Serpstat - $250 000
  • Nravo - $220 000
  • Lifetracker - $200 000
  • MissinGames - $200 000
  • Coureon - $112 000

Одним из первых в список привлекательных проектов попал стартап Jeapie. Днепропетровская команда, начинавшая с создания игр, предложила сервис доставки push‑уведомлений из мобильных приложений на смартфоны и планшеты. Витченко понимал: этот сервис востребован на Западе, а значит, скоро станет интересен и украинским компаниям. Jeapie справилась с тестовым заданием и вскоре подписала с Digital Future инвестиционное соглашение на $50 000. А спустя год канадская компания Mobify купила Jeapie за несколько миллионов долларов. Для Витченко такая сделка – несомненный успех. По итогам 2015‑го десятки украинских стартапов официально привлекли порядка $20 млн. Еще несколько десятков получили финансирование, предпочитая не сообщать об этом публично. С успешными экзитами – выгодной перепродажей инвестором своей доли в стартапе – дела обстоят хуже. Таких сделок пока единицы.

Внешне штаб‑квартира Digital Future не слишком впечатляет: ничем не примечательный трехэтажный дом, каких много на киевской Соломенке. Но стоит переступить порог офиса – и вы будто переноситесь за океан, в Кремниевую долину. Просторные помещения, стеклянные перегородки, яркие цвета в интерьере, огромная комната отдыха с кухней – все это навевает мысли об успешных калифорнийских IT‑компаниях. На стенах в кабинете Витченко – постеры героев комиксов Marvel и DС. У окна – широкий заваленный бумагами стол. Основатель Digital Future сегодня рассматривает только наиболее интересные проекты и проводит много времени на встречах и в командировках. «Необходимо максимальное вовлечение. Заявка от будущего Цукерберга сама не придет», – рассказывает инвестор.

В этом и кроется одна из особенностей бизнеса инвестиций в IT‑стартапы – и украинского, и мирового. Получение заявки через сайт или формы обратной связи от сильной команды с хорошим проектом – большая редкость. Чтобы найти перспективный стартап, нужно попотеть. «Не припомню ни единого случая, чтобы мы выделили деньги ребятам, написавшим нам через сайт», – подтверждает Павел Алешин, управляющий партнер Imperious Group, которая в 2015‑м профинансировала семь украинских проектов на сумму $1,33 млн. Того же мнения придерживаются и другие инвесторы. Самые интересные сделки обычно достаются ограниченному кругу. Чтобы получить доступ к перспективным проектам, нужно хорошо себя зарекомендовать и наладить отношения с опытными коллегами. Так было и в случае с Jeapie. Выйти на этот стартап Витченко помог GrowthUP – фонд известного украинского инвестора Дениса Довгополого.

В кабинет Витченко пулей влетает один из основателей Jeapie Александр Михайленко. Даже став частью Mobify, его команда продолжает работать в коворкинге Digital Future. Худой и высокий, с темными кругами под глазами от недосыпания, Михайленко едва нашел время пообщаться с корреспондентом Forbes. «Если можно – побыстрее, работы невпроворот», – скороговоркой выпаливает бывший стартапер. По версии аналитиков Forrester Research, нынешний собственник Jeapie – один из ведущих поставщиков услуг мобильного маркетинга. Поэтому его украинское подразделение не сидит без дела ни минуты.

В 2014‑м, когда Jeapie только начала заниматься push‑уведомлениями, дело обстояло совсем иначе. Для многих украинских компаний мобильные приложения были еще в новинку. Потенциальным клиентам приходилось на пальцах объяснять выгоды push‑уведомлений, предлагать бесплатные периоды тестирования. Качественный инвестор в лице Digital Future сдвинул проект с мертвой точки. «Мы всей командой активно помогали ребятам развиваться, вместе генерировали идеи, обдумывали схемы привлечения клиентов и перевода их с бесплатного тестирования на платную модель», – рассказывает Витченко.

Помощь не только деньгами, но и знаниями – еще один нюанс работы украинских инвесторов со стартапами. Часто молодым командам недостает опыта в предпринимательстве и международном маркетинге. Поэтому выражение smart money стало у владельцев местных фондов расхожим. «Мы предлагаем проектам не только финансовую поддержку, но и весь наш опыт, экспертные знания, помогаем масштабировать бизнес», – поясняет Витченко. «Делимся и контактами», – дополняет управляющий партнер AVentures Capital Андрей Колодюк.

С успешными экзитами – выгодной перепродажей инвестором своей доли в стартапе – дела обстоят хуже. Таких сделок пока единицы

Опыт опытом, но без толики везения в инвестиционном бизнесе не обойтись. В апреле 2015‑го Google включила функцию push‑уведомлений в браузере Chrome. Ранее то же самое сделала Apple в своем браузере Safari. Необходимость объяснять клиентам элементарные вещи отпала. Jeapie, стартовавшая в этой нише одной из первых в Украине, быстро вышла в лидеры. Компания подписала контракты с ModnaKasta, WebMoney и Тинькофф Банком. А вскоре подоспел канадский покупатель.

Основатель Modify выходец из России Игорь Фалецкий нашел Jeapie самостоятельно, рассказывает Михайленко. Первая встреча состоялась в сентябре, а через два месяца сделку закрыли. Предложение Modify не было единственным. Финансовые подробности соглашения стороны не раскрывают, но, по подсчетам Forbes, оно могло принести Digital Future около $300 000. Неплохой результат, учитывая то, что фонд вложил в шесть раз меньше.

Отсутствие полезных знакомств и необходимость подпитывать своих подопечных идеями и знаниями – не единственные подводные камни, подстерегающие инвестора‑новичка. Начиная этот бизнес, нужно еще и хорошо разобраться в юридических нюансах оформления инвестиций. Витченко убедился в этом на собственном горьком опыте. В начале карьеры инвестора он решил вложить деньги в стартап Easy Ads, работавший в сфере интернет‑рекламы. Предпринимателю, которому это направление хорошо знакомо, понравился проект. Но спустя три месяца, получив деньги, стартаперы оборвали все контакты и исчезли. А с ними – $25 000, которые Витченко выдал наличными под расписку. Других документов, подтверждающих инвестицию, не было.

Сегодня самый распространенный в Украине способ юридического оформления вложений в стартапы – договоры об инвестировании в уставной капитал, рассказывает Колодюк. Какую прописку имеет начинающая компания – украинскую или зарубежную, роли не играет. Второй вариант, правда, предпочтительнее: он указывает на стремление стартапа выходить на международный рынок. «В будущем так будет проще продать долю американскому покупателю. Ему легче работать с законодательством собственной страны, он понимает все процедурные моменты. А зарегистрировать компанию в США – не слишком большая проблема», – добавляет Алешин. Впрочем, бывает, что стартаперы долго тянут с подписанием контрактов. «Для них это первые инвестиции, они боятся сделать что‑то неправильно, тщательно изучают договоры», – делится опытом Витченко.

Возможность дешево купить в стартапе долю в 15–20% – большое преимущество для инвесторов, и украинских, и зарубежных. «В США рынок сильно перегрет, там начинающие проекты привлекают миллионы. В Украине до этого дело пока не дошло. Есть возможность оговаривать вменяемые суммы инвестиций», – рассказывает Витченко. «Бывает, что основатели могут сильно завысить оценку. Обычно хватает получаса, чтобы сбить их «ценники» в несколько раз», – добавляет Алешин. Причина – относительно невысокая стоимость разработки. Зарплата программиста, даже хорошего, в Украине в три-четыре раза ниже, чем у специалиста того же уровня, проживающего в Кремниевой долине. «На запуск стартапа здесь потребуется сумма, которая в пять–десять раз меньше, чем в США», – уточняет Колодюк.

Война на востоке Украины, недавняя волна обысков в IT‑компаниях, нестабильность экономики – все это тормозит стартаперский бизнес. Так, у Ditigal Future поток заявок на финансирование сократился с сотен до десятков. Впрочем, ситуация в стране пугает далеко не все начинающие компании. Например, получив финансирование от Almaz Capital, AVentures Capital и американского Y Combinator, Petcube – создатель гаджета для удаленного слежения за домашними животными – собирается расширять киевскую команду. А офис Digital Future может надолго стать родным для команды Jeapie: Mobify планирует увеличивать число разработчиков в Украине. Сам Витченко не против соседства, места в его коворкинге на Соломенке хватает. «Главное – найти тех, кому это пространство может быть полезным», – уверен инвестор.

Источник: Forbes

Обратный звонок
Спасибо! Мы с вами свяжемся.