Инвестиции в торф

Инвестиции в торф

×
612

Инвестиции в торф

  • Бизнесмен Давид Якобашвили готов инвестировать $20—30 млн в проекты по разработке торфяных месторождений


Если использовать торф как топливо для котельных, это не только защитит леса от пожаров, но и принесет прибыль. Эксперты в этом сомневаются: добыча торфа все последнее время была убыточной.

Летний призыв президента к бизнесу помочь справиться с последствиями недавних пожаров и с угрозой новых не остался без ответа. Председатель совета директоров “Вимм-Билль-Данн” Давид Якобашвили заявил о проектах по разработке торфяных месторождений в областях, пострадавших от пожаров. “Торф из заболоченной местности на месте перерабатывается в гранулы и брикеты, используемые как топливо для котельных, каждая из которых может обеспечить энергией населенный пункт в 60 тысяч человек”, — прояснил бизнесмен суть проекта “Газете.Ru”.

В каких областях могут быть реализованы проекты, Якобашвили не уточняет. Но многие губернаторы проявляют интерес, говорит он: они готовы отдавать в аренду отопительные станции и болотистые местности, поэтому непосредственно работы на участках начнутся “очень скоро”.

В частности, по данным “Газеты.Ru”, речь может идти о Тверской и Владимирской областях.

Подобные проекты не только снизят угрозу пожаров, подобных тем, что полыхали в России этим летом, но и принесут выгоду, ведь торф выигрывает по сравнению с другими видами сырья: по теплоотдаче он в два раза превосходит мазут и на 70—80% — энергетический уголь, говорит бизнесмен.

Но эксперты отмечают, что торфяная энергетика — очень рискованный объект для инвестиций. В первую очередь здесь все зависит от транспортного плеча: если котельные, которые будут потреблять торф, находятся рядом с местом добычи, то торф как сырье с экономической точки зрения сопоставим с углем, признает глава Фонда энергетического развития Сергей Пикин. Но при транспортировке на дальние расстояния торф делается нерентабельным.

“Дело в том, что энергоемкость кубометра торфа ниже, чем у угля или мазута. Таким образом, для обеспечения одной условной котельной требуется больше вагонов торфа, чем угля. Далеко не факт, что прибыль от использования торфа покроет издержки на транспорт”, — объясняет Пикин.

Торф как топливо использовался еще в XIX веке, но наибольшего своего подъема торфяная энергетика в России достигла в первой половине прошлого века, напоминает руководитель лесного отдела “Гринпис” Алексей Ярошенко: “Порядка 5 млн гектаров болот было осушено, строились линии узкоколейных железных дорог, предназначенных именно для транспортировки торфа”.

Но экономика торфяной энергетики строилась, по сути, на неоплачиваемом труде заключенных. По словам Ярошенко, последние сорок лет отрасль умирает: около четверти осушенных площадей вновь полностью заболочены, инфраструктура сохранилась лишь в единичных случаях, порядка 95% узкоколеек разрушено.

“Сейчас много говорят о том, что для снижения пожароопасности торфяников нужно возрождать торфяную энергетику. Это утопия, — категоричен Ярошенко. — Вернуть хозяйственников на все площади торфяников экономически нереально: отрасль перестанет быть убыточной лишь при постоянном государственном субсидировании”. А единичные случаи разработки торфяных месторождений приведут к тому, что мы уже видели, — все будет заброшено. Кроме того, добыча торфа и использование его в качестве топлива крайне вредны для экологии: здесь и опасность пожаров, и загрязнение водоемов, и выбросы газа.

Оказать поддержку населению власти призвали бизнес после печально известных летних пожаров, многие из которых полыхали как раз на торфяниках. Дмитрий Медведев заявил, что “нужно прямое участие бизнеса в восстановлении населенных пунктов”. Многие бизнесмены пообещали помощь: АФК “Система” взяла на себя постройку новых домов для погорельцев, “Новатэк” пообещал поставку готовых домов, а “Русал” решил “взять шефство” над пострадавшими населенными пунктами в Нижегородской области. “Интеррос” пообещал стать “шефом” для Конаковского района Тверской области. Но компания намеревалась обводнить существующие там торфяники, то есть фактически сделать их непригодными для добычи торфа.

Ольга АЛЕКСЕЕВА, Алексей ТОПАЛОВ

Источник: УкрРудПром

Комментарии

comments powered by Disqus

Разместить рекламу

Задать вопрос

×