Switch to English
Вход
Инвестиционные предложения
Новости
Аналитика
инвестировать Найти инвестора

Новости

Об оздоровлении финансового сектора в мире и в нашем болотце

Об оздоровлении финансового сектора в мире и в нашем болотце

×
670

Об оздоровлении финансового сектора в мире и в нашем болотце

  • Одной из ключевых тем, обсуждаемых в ходе Ежегодных собраний МВФ и Всемирного банка в Вашингтоне, помимо угрозы валютных войн и перераспределения квот стран-участников, стала тема обеспечения ...

Одна из таких реформ — новые стандарты регулирования банковской деятельности «Базель III», внедрение которых может быть одобрено лидерами «большой двадцатки» уже в ноябре.

Эти события имеют самое непосредственное отношение и к Украине. И далеко не только потому, что оздоровление нашего финансового сектора проходит под присмотром международных финансовых организаций.

Их мнение

«Финансовый сектор остается ахиллесовой пятой экономического восстановления», — так звучит основной тезис Доклада по вопросам глобальной финансовой стабильности, опубликованного в Вашингтоне 6 октября с.г., накануне Ежегодных собраний МВФ и Всемирного банка.

Эксперты фонда констатируют, что по прошествии трех лет с начала мирового финансового кризиса (на рынке облигаций subprime) достигнут значительный прогресс в стабилизации мировой финансовой системы, оздоровлении и вычистке балансов, а также усилении основ регуляторной политики. Однако для обеспечения мировой финансовой стабильности предстоит сделать еще очень многое.

Базовый прогноз фонда предполагает постепенное улучшение ситуации в этой сфере по мере того, как будут восстанавливаться мировая экономика и внедряться меры, направленные на усиление финансовой системы. Но реализация базового сценария под вопросом, поскольку существуют значительные риски спада (причем за последние полгода они увеличились). Эти риски в первую очередь связаны с хрупкостью финансовых систем и слабостью национальных балансов.

Решительные действия европейских регуляторов в ответ на долговой кризис, вызванный обстановкой в Греции, а также обнародование итогов стресс-тестов банков пока облегчают задачу привлечения финансирования правительствами и банками. Однако остающиеся несбалансированными бюджеты и высокая долговая нагрузка во многих странах — это все-таки угроза нешуточная. В том числе и для тех банков, которые являются держателями крупных портфелей государственных долговых обязательств.

Хорошая новость — согласно прогнозу МВФ, общий объем списаний проблемных активов в мировой банковской системе составит, начиная с 2007 года, 2,2 трлн. долл. (прошлой осенью предполагалось 2,8 трлн., а весной нынешнего — 2,3 трлн. долл.). Причем более трех четвертей необходимых списаний уже произведены.

Один из вызовов — в ближайшие два года банкам предстоит рефинансировать долговые обязательства на сумму более 4 трлн. долл. Такую оценку, презентуя отчет, дал Хосе Виналс, финансовый советник и директор департамента денежных рынков и рынков капитала МВФ. В связи с этим регуляторы должны быть готовыми поддержать жизнеспособные и ликвидировать слабые учреждения, у которых могут возникнуть проблемы с платежеспособностью.

Приветствуют в МВФ и начавшиеся регуляторные реформы. Особенно — одобренное в середине сентября 27 европейскими странами внедрение новых норм регулирования банковской деятельности «Базель III», согласно которым требования к банковскому капиталу будут повышены более чем вдвое. Ожидается, что эти требования могут быть одобрены уже 20 ноября участниками саммита «большой двадцатки» (G20) в Сеуле.

После принятия нового свода норм регулирования, как заявил глава Базельского комитета по банковскому надзору Наут Веллинк, банковскому сектору понадобятся дополнительные средства, исчисляющиеся сотнями миллиардов евро. Впрочем, для этого отведен достаточно длительный адаптационный период — с 2013 по 2018 год.

Однако принятие новых норм регулирования далеко не в полной мере решает существующие проблемы.

«Чтобы «отремонтировать» финансовый сектор, как уже неоднократно заявлялось с момента начала кризиса, нам необходимо многое сделать в регулировании, но также и в надзоре, и в разработке антикризисных механизмов, — заявил в ходе состоявшегося 7 октября пресс-брифинга директор-распорядитель МВФ Доминик Стросс-Кан. — На мой взгляд, надзор еще более важен, чем регулирование, поскольку у вас могут быть самые лучшие правила в мире. Но если у вас нет структуры и корректно имплементированных процедур надзора, то у вас нет почти ничего. То же касается и антикризисных механизмов».

А что же Украина?

События в Вашингтоне имеют к нам самое непосредственное отношение. Ведь меры по оздоровлению финансового сектора в Украине разрабатывались и осуществляются под пристальным присмотром международных финансовых организаций (МФО), выделявших под эти нужды деньги. Стоит напомнить, что, помимо мероприятий, предусмотренных Меморандумом с МВФ, существует еще и специальная программа сотрудничества со Всемирным банком (ВБ), под которую Украине уже выделены и планируются к выделению не такие уж малые средства.

Так, еще в сентябре 2009 года Совет исполнительных директоров ВБ утвердил первый Программный заем на реабилитацию финансового сектора (ПЗРФС-1) для нашей страны. Вскоре были выделены 400 млн. долл. в поддержку специального плана действий украинских властей, рассматривавшегося как первый шаг реагирования государства на финансовый кризис, крайне важный для возобновления доверия к банковскому сектору.

Практически сразу после этого представители ВБ объявили о начале обсуждения второго этапа сотрудничества (ПЗРФС-2, на сумму еще 350 млн. долл.), которые, как предполагалось, могут быть выделены до середины 2010-го в зависимости от выполнения мер, предусмотренных первым программным займом. Получение Украиной этих денег, кстати, предусмотрено бюджетом текущего года.

Пока о перспективах выделения нового транша ВБ ничего не слышно, хотя основное препятствие — наличие программы сотрудничества с МВФ — уже устранено. По данным «ЗН», на прошлой неделе Украину посетила специальная миссия, которая должна была провести необходимые консультации и рассмотреть возможность возобновления финансирования в рамках программы по реабилитации финансового сектора. Однако о том, какие выводы сделаны, пока неизвестно.

Тем временем мы попытаемся обобщить выполнение украинской стороной основных условий МФО и взятых ранее обязательств.

Одним из главных условий предварительного соглашения с МВФ, напомним, было принятие изменений к закону об НБУ с гарантиями независимости, большей прозрачности и подотчетности банковского регулятора. Формально требование соблюдено — закон принят. Но, как уже отмечали эксперты (в том числе представители НБУ и ВБ), одно из ключевых условий независимости — назначение в совет НБУ и правление Нацбанка людей без конфликта интересов — вводится в действие с серьезной отсрочкой во времени. Так что пока говорить о независимости не приходится. Да и сам закон может быть моментально и неоднократно изменен — как только украинские чиновники и политики перестанут так серьезно, как сейчас, зависеть от денег международных финансовых доноров.

Надо сказать, что в МФО не строят особых иллюзий на сей счет. Как посетовал один из высокопоставленных функционеров, общаясь с корреспондентом «ЗН» в Вашингтоне, в Украине никак не могут отучиться от очень вредной привычки слишком вольного обращения с законами — причем как при их написании и принятии, так и при выполнении. В качестве одного из ярких примеров, мягко говоря, не слишком тщательного соблюдения только что откорректированного законодательного акта наш собеседник привел недавнее назначение в НБУ первого зампреда Сергея Арбузова. В данном конкретном случае возникают вопросы как в отношении требуемого законом опыта работы на руководящих должностях не менее десяти лет, так и возможного конфликта интересов в Укрбизнесбанке.

Кроме того, до сих пор нет полной информации о биографии и собственности г-на Арбузова, а ведь новый закон, по задумке, должен был существенно повлиять на прозрачность процесса назначения высших должностных лиц НБУ. И обеспечить политическую незаангажированность претендентов на руководящие должности в банковском регуляторе.

Второй проблемный пункт — решение по банку «Надра». Судьба данного финучреждения должна будет зависеть от результатов аудита по международным стандартам финансовой отчетности. Напомним, что МФО выдвинули в этом вопросе два главных условия. Первое — минимум затрат для государства при его решении. Второе — неизменность ранее согласованной с МВФ и ВБ законодательной базы по рекапитализации банков.

Предложенное со стороны НБУ решение о паритетном участии г-на Фирташа и государства в рекапитализации финучреждения, по мнению представителей МФО, нарушает оба правила. Во-первых, предлагаемое вливание государством в капитал банка 5 млрд. грн. — уже не самый дешевый способ решения проблемы. 5 млрд. грн. — это больше суммы депозитов физлиц в банке «Надра», гарантированной Фондом гарантирования вкладов физлиц (то бишь государством). Кроме того, как показывает опыт других рекапитализированных банков, спасение банка может вылиться в дальнейшем для государства в новые многомиллиардные «копеечки».

Во-вторых, паритетный вариант не соответствует положениям рекапитализационного постановления КМУ (№960 от 04.11.2008 г.), согласно которому государство должно контролировать в рекапитализируемых учреждениях не менее 75% плюс одна акция. А предложение НБУ внести изменения в 960-е постановление — это нарушение ранее достигнутых договоренностей.

Может, на первый взгляд, выполнение этого условия и не принципиально. Но как только будет создан прецедент переписывания ранее утвержденной нормативки, выпущенный из бутылки джин может в нее уже не вернуться.

Еще одно условие, которое незаслуженно выпускается из виду, — необходимость принятия украинскими властями решения по найму международного советника по приватизации трех национализированных банков. Похоже, Минфин всячески затягивает этот процесс (первоначально установленный срок — до 15 июля 2010 года), «между делом» пытаясь согласовать различные варианты докапитализации банков.

Как известно, в нынешнем году украинской банковской системе по требованию международных финансовых организаций пришлось пройти повторное стресс-тестирование. По его результатам, зафиксированным в том числе и в Меморадуме Украины и МВФ, 61 учреждению, на долю которых приходится 59% банковских активов, необходимо до конца текущего года провести докапитализацию на общую сумму 40 млрд. грн. Предполагается, что 12—18 млрд. грн. (максимальный предусмотренный соглашением и бюджетным законом лимит — 20 млрд. грн.) будут предоставлены правительством на покрытие потребностей в капитале финансовых учреждений, находящихся под государственным контролем.

На рекапитализацию неудачников — «Родовид Банка», Укргазбанка и банка «Киев» — государство уже потратило почти 17 млрд. грн. (8,4 млрд. грн., 5 млрд. и 3,56 млрд. грн. соответственно). Но пока эти бюджетные деньги сложно назвать потраченными эффективно. Сегодня эти учреждения продолжают работать либо в «минус», либо с минимальной символической прибылью, требуя из госказны еще 12,5 млрд. грн. («Родовид» — 5,8 млрд. грн., Укргазбанк — 3,7 млрд, «Киев» — 3 млрд. грн.). Причем эта сумма необходима на покрытие только минимальных нужд — для выполнения нормативов Нацбанка. А аппетиты руководства этих структур, желающего превратить учреждения в «инвестиционные» банки, намного больше.

Соблазн порулить этими учреждениями, осваивая новые бюджетные миллиарды, без «ненужного» чужого присмотра, конечно, огромен. Тем более что для этого из бюджета не требуются реальные бюджетные деньги. По согласованию с МВФ, рекапитализация происходит за счет выпуска ОВГЗ, обязательных к выкупу по номиналу Нацбанком, т.е. по сути — эмиссионного финансирования бюджетных расходов. Кстати, допускаемая меморандумом сумма увеличения консолидированного дефицита госказны с учетом этих затрат (1,8% ВВП), а также НДС-облигаций (1,5% ВВП) и дефицита НАК «Нафтогаз Украины» (1%) окажется едва ли не вдвое больше (9,9% ВВП) декларируемого бюджетного дефицита (5,5% ВВП).

Увы, лимит согласован, но периодически просачивающиеся в прессу из коридоров КМУ или приближенных организаций примеры чиновничьего творчества — типа создания «почтового» или «муниципального» банка, «банка туризма» и т.п. — не поддерживаются международными финансовыми институтами. Позиция МВФ и ВБ категорична: не осуществлять докапитализацию, пока не утвержден план выхода государства из банков с наименьшими затратами. Информации о дальнейших планах или действиях государства пока нет, похоже, не только у широкой общественности, но и у МФО.

Ну и наконец, последний по счету, но едва ли не первый по важности пункт программы оздоровления украинской финансовой системы — принятие четырех законов для регулирования банковской сферы.

Первый — о раскрытии информации по реальным собственникам финучреждений. Второй — о внедрении консолидированного надзора. Третий — о реформе системы гарантирования вкладов с передачей полномочий по выводу проблемных банков с рынка от НБУ к ФГВФЛ. Четвертый — изменения в законодательство по работе с проблемными активами, банкротству предприятий и защите прав кредиторов.

Следует признать, что работа по этим пунктам ведется. Первые три законопроекта приближаются к окончательной фазе согласования (хотя оговаривался срок — 30 сентября). Теперь необходимо дождаться принятия подготовленных законопроектов украинским парламентом. Ведь хотя представители НБУ, ФГВФЛ, члены соответствующей рабочей группы в Комитете экономических реформ действительно прилагают немало усилий, чтобы добиться наилучшего результата, в конечном счете он будет зависеть от быстроты и качества прохождения в ВРУ (а значит — от «высочайшей» политической воли). Достаточно депутатам внести несколько принципиальных поправок в ходе второго чтения — и…

Опять-таки, принятие законов — только первый шаг, а их интерпретация и исполнение высшими чиновниками, правоохранительными органами и судами — это в Украине совсем другая история.

Иностранный капитал в Украине — разочарование?

Для Украины, которая еще даже толком не приступила к внедрению стандартов «Базель II», проблемы международных финансовых корпораций могут показаться далекими и неактуальными. Однако проникновение иностранного капитала в банковскую систему страны уже достигло того уровня, при котором мировые процессы имеют на нас самое непосредственное влияние.

Заграничным родством сегодня могут похвастаться 52 банковских учреждения (из 176 ныне действующих в Украине). По последним данным НБУ, доля иностранного капитала в уставном капитале банковской системы составляет 35,8%. Да, на сегодняшний день она несколько ниже максимума, зафиксированного на 1 января 2009-го (36,7%). Но произошло это уменьшение в результате уже упомянутых нами массовых правительственных вливаний в «уставники» учреждений, находящихся под государственным контролем, — всего в общей сложности на более чем 43 млрд. грн.

Уже более половины как крупнейших, так и крупных банков в Украине представляют иностранный капитал. Так, в первой десятке — семь иностранных «дочек». Причем три из них представляют Западную Европу — «Райффайзен Банк Аваль» (австрийский Raiffeisen Zentralbank Osterreich AG — RZB), Укрсиббанк (французский BNP Paribas) и Укрсоцбанк (итальянская Unicredit Group) — четвертое, пятое и шестое места соответственно. Следующая тройка сформирована из принадлежащих россиянам «ВТБ Банка» (группа ВТБ), Проминвестбанка (Внешэкономбанк) и «Альфа-Банка» («Альфа-Групп») — седьмая-девятая позиции. А замыкает первую десятку выходец из региона Центральной и Восточной Европы «ОТП Банк» (венгерский OTP Bank).

Во второй десятке иностранцы представлены намного скромнее: 13-е место по активам принадлежит банку «Форум» (немецкий Commerzbank), а 17-е — Сведбанку (шведский Swedbank). Зато в третьем десятке (группа крупных) зарубежный капитал представлен сразу семью учреждениями («Эрсте Банк», «Универсал банк», «ИНГ Банк Украина», «Уникредит банк», «VAB Банк», «Дочерний банк Сбербанка России», «Правэкс-Банк»). Большинство из которых, естественно, претендуют на вхождение в группу крупнейших.

Следует отметить, что в последнее время иностранные «дочки» были лидерами по убыткам в банковской системе. Связано это в основном с необходимостью, в отличие от «стопроцентных украинцев», формирования резервов под проблемные активы по стандартам материнских учреждений.

Пожалуй, наибольшим разочарованием Украина стала для Swedbank. Купив в 2007 году за 735 млн. долл. у нынешнего вице-премьера Сергея Тигипко «ТАС-Коммерцбанк» и «ТАС-Инвестбанк» (переименованы и объединены в 2009 году), шведы заплатили за эти учреждения едва ли не по самому высокому коэффициенту — 4,95 капитала. Однако уже в 2009-м банку пришлось зафиксировать рекордный убыток — 4,34 млрд. грн. (резервы под проблемные кредиты были сформированы на 6,97 млрд. грн. — больше половины кредитного портфеля). Объявив на днях о более чем двукратном увеличении капитала своей «дочки» (на 3,28 млрд. грн., до 5,44 млрд. грн.), руководство группы проговорилось и о намерении продать свои украинские активы в долгосрочной перспективе, поскольку не считает Украину частью своего «домашнего рынка».

Немало шума в свое время наделало и заявление председателя наблюдательного совета австрийской RZB Кристиана Конрада о возможном отказе от мажоритарной доли на крупных рынках Восточной Европы, например в Украине или России. В случае если потребность в формировании новых резервов под проблемные кредиты и в покрытии убытков, которые в 2009 году превысили 2 млрд. грн., будет и дальше оставаться высокой.

Просачивались в прессу и сообщения о возможной продаже более мелких учреждений — «дочек» польской PKO BP (Кредобанк, 34-е место по активам), австрийского Volksbank (Фольксбанк, 48-е место) и чешской PPF Group («Хоум Кредит Банк», 75-е место).

Судя по разговорам банкиров, о перспективности украинского рынка задумывались и многие другие европейские финансовые структуры. Роскошь выбрасывать деньги на ветер, особенно в период глобального кризиса, не могут позволить себе даже самые крупные из них.

Однако сейчас, после подписания соглашения с МВФ, интерес к Украине снова резко вырос. В первую очередь сюда, как обычно, хлынул спекулятивный капитал — об этом свидетельствует статистика о резком увеличении золотовалютных резервов Национального банка с марта по август с.г. А вслед за спекулянтами традиционно идут и стратегические инвесторы.

По экспертным оценкам, с начала 2008 года европейские материнские структуры внесли в капитал своих дочерних подразделений в Украине более 18 млрд. грн. (с учетом эмиссионных разниц). Плюс — кредитная поддержка и долгосрочные субординированные займы (вносятся в капитал второго уровня).

Но будет ли такая поддержка оказываться и в дальнейшем? «ЗН» попросило нескольких представителей иностранных банков в Украине оценить перспективность отечественного банковского рынка и возможные сроки возобновления роста кредитования.

Юрий БЛАЩУК, глава наблюдательного совета Platinum Bank:

— По моим оценкам, общего увеличения активов банковской системы не произойдет, однако некоторые банки действительно смогут увеличить свой кредитный портфель — за счет клиентов других банков, которые будут переходить к ним на обслуживание.

В первую очередь такой переход будут осуществлять крупнейшие экспортеры, для которых дешевый валютный ресурс будет оставаться приоритетным кредитным продуктом. Адекватно обеспечить их нужды лучше смогут дочерние банки иностранных финансовых групп.

Что же касается заемщиков, которым положено получать кредиты только в гривне, то за них действительно развернется определенная конкуренция между всеми участниками рынка. Однако, на мой взгляд, и здесь преимущество будет у банков с иностранным капиталом, которые в основном применяют более клиентоориентированную модель и предлагают заемщикам и вкладчикам более удобное обслуживание.

Я считаю, что некоторые финансовые учреждения уже начали демонстрировать свою готовность к активному развитию кредитования. Мы видим серьезные планы по наращиванию собственного капитала Укрсиббанка, банка «Форум». Я думаю, что это делаются в том числе на перспективу, дабы при нормализации рыночной ситуации активнее развивать продукты и услуги.

Ярослав КОЛЕСНИК, председатель правления банка «Форум»:

— На сегодняшний день резервы покрывают около 21,3% нашего кредитного портфеля. Этот объем адекватен объему проблемных кредитов. Это значит, что мы полностью ушли от рисков, связанных с неплатежами по выданным займам.

Если проанализировать объемы резервов, то вы увидите, что все «дочки» иностранных банков идут примерно вровень — 20—25% резервов от кредитного портфеля. Фактически это говорит о том, что все иностранные банки (за редким исключением) честно сформировали необходимые резервы — подушку безопасности для акционеров и вкладчиков. Поэтому, во-первых, все наши новые кредиты будут генерировать чистый доход для банка, а во-вторых, полученную прибыль мы сможем направлять на развитие своего бизнеса — через дополнительное увеличение капитала, повышение качества работы сети, проведение образовательных программ и тренингов для персонала. Это важно, потому что качество обслуживания клиентов есть и будет главным конкурентным преимуществом банка.

Те же финансовые учреждения, которые не сформировали адекватный уровень резервов, будут продолжать тратить деньги (прибыль и средства акционеров) на гашение проблем плохих кредитов и не смогут быстро перейти к активному кредитованию.

Есть и еще один важный момент — затянутость процедуры увеличения капитала, связанная с особенностями украинского законодательства. Поэтому банки, ориентированные на модель активного роста, сейчас увеличивают капитал, что называется, с запасом. На следующий год у нас достаточно амбициозные планы относительно роста активов. Мы планируем нарастить их объем на 20—25%. С этой целью капитал банка в октябре будет увеличен на 1,5—2 млрд. грн.

Владимир ЛАВРЕНЧУК, председатель правления «РайффайзенБанка Аваль»:

— По моим ощущениям, в этом году резервы под проблемные кредиты еще будут расти, но уже совсем не такими темпами, как в прошлом году. Банки уже прошли две волны реструктуризации кредитов, и мы видим, что финансовое положение у людей не быстро, но улучшается. Кроме того, у банков растет операционная прибыль.

Поэтому я рассчитываю, что по итогам 2010 года большинству зарубежных финансовых учреждений, которые адекватно отражали свои резервы, удастся формировать их не за счет капитала, а за счет части полученной прибыли. Впрочем, я не исключаю, что некоторые банки будут наращивать собственный капитал по требованию материнских структур, к которым теперь применяются стандарты банковского надзора «Базель III». Исходя из практики международных финансовых групп, головные банки всегда применяют общие стандарты работы во всех странах своего присутствия.

Значит, капитальная база дочерних банков будет приведена в соответствие с последними мировыми нормами, которые на практике становятся все жестче украинских.

Расформирование резервов, по моим оценкам, начнется уже в 2012 году, и, соответственно, у банков будет серьезная база для старта по завоеванию рынка. Если к этому моменту ситуация с курсом и инфляцией окончательно стабилизируется, банки, адекватно сформировавшие резервы и обладающие достаточным запасом капитала и свободных средств, будут снова играть первую скрипку на кредитном рынке.

Автор: Юрий СКОЛОТЯНЫЙ

По материалам: Зеркало недели

Комментарии

comments powered by Disqus
Вверх

Задать вопрос

×