Светлый путь

Светлый путь

×
425

Светлый путь

  • Скупив химические и газовые заводы, владелец DF Group Дмитрий Фирташ строит прозрачную бизнес-структуру, повторяя путь, пройденный 10 лет назад СКМ

Аудиторы из «большой четверки» на руководящих должностях, создание четкой вертикально интегрированной структуры бизнеса, «своя» энергетика и лояльный регион —Group DF Дмитрия Фирташа почти в точности повторяет путь, проторенный СКМ Рината Ахметова в начале нулевых. «И в той, и в той группе большой набор компаний, и та, и та группа работают в разных отраслях. Разве что СКМ раньше начала процесс. Мне сложно судить о принципиальных различиях», — так комментирует сходство стратегий компаний новый управляющий директор Group DF Борис Краснянский, вступивший в должность

1 сентября. Назначение экс-руководителя украинского PwC, о котором стало известно летом, стало свидетельством серьезности намерений Фирташа превратить разрозненные активы в четко структурированный бизнес.

Хотя группа была создана еще в 2007 году, как указано на сайте, «для обеспечения эффективного управления активами Дмитрия Фирташа в энергетике, химической промышленности, энергетической инфраструктуре, а также активами в сфере недвижимости», по рассказам работавших в ней, в первые годы она отличалась разрозненностью и отсутствием единого центра. Теперь в Group DF прилагают максимум усилий, чтобы стать полноценным финансово-промышленным холдингом с четко формализированной структурой управления активами. «Еще несколько лет назад руководство группы было скорее формальным центром, принимавшим преимущественно стратегические решения. Сейчас это полноценно работающий совет директоров и правление, мимо которых не проходит ничего более-менее существенного, происходящего на предприятиях», — рассказал «Инвестгазете» пожелавший остаться неназванным сотрудник Group DF, проработавший несколько лет в структурах Дмитрия Фирташа.

Пойти по пути СКМ Дмитрия Фирташа, скорее всего, вынудили сразу несколько предпосылок. Первой стали разросшиеся активы — к 2012 году управлять группой единолично стало просто невозможно. Вторая — необходимость в финансировании. Планы по дальнейшему расширению Group DF оцениваются во многие миллиарды, и получить эти деньги взаймы можно лишь имея прозрачный и понятный потенциальным кредиторам бизнес. Наверняка сыграла роль и политическая составляющая. В 2009 году премьер Юлия Тимошенко на протяжении года планомерно проводила атаки на предприятия Фирташа — по ее распоряжению «Ривнеазот» лишали газа, были вопросы относительно продления аренды Иршанского и Вольногорского ГОКов и многое другое. В то время как Ринат Ахметов вполне спокойно пережил 2004-2009 годы — четко отстроенный бизнес СКМ не давал поводов для придирок или судебных преследований.

Заводы оптом

После приобретения черкасского и северодонецкого «Азотов» и «Стирола» в 2010-2011 годах довольно долго ходили слухи, что бизнесмен купил предприятия в интересах российского «Газпрома». Подтверждений или четких опровержений эта версия так и не нашла. Впрочем, в качестве опровержения вполне годится нынешняя корпоратизация — во всяком случае, выступая посредником при покупке предприятий, потом не слишком логично тесно увязывать их со своими активами. Хотя вопрос, за какие средства Дмитрию Фирташу удалось скупить химкомбинаты, до сих пор остается без ответа. Есть версия, что средства были не так велики, как говорилось. «С помощью министра энергетики Юрия Бойко черкасский «Азот» отлучили от поставок газа с «Укрнафты» и подняли для него цену на газ. Возможно, такая же ситуация была и с «СевДоном» и «Стиролом», — рассказал «Инвестгазете» источник в газовых структурах, подконтрольных бизнесмену, намекая, что заводы могли и не стоить Фирташу $400-800 млн., в которые оценивали сделки. Бывший владелец черкасского «Азота» Александр Ярославский подтвердил «Инвестгазете», что цены на газ росли, но заявил, что не помнит, кто и при каких условиях их поднимал. Сумму сделки он тоже не комментирует. А бывший владелец «Стирола» Николай Янковский после вопроса о том, за сколько было продано предприятие в Горловке, сначала слегка замялся. Затем, попросив включить диктофон, начал убежденно рассказывать, что никакого дисконта не было, и он искал покупателя еще в 2005-м.

Как бы там ни было, но при Фирташе на заводах произошли серьезные изменения. В первую очередь — в управлении. «Раньше даже заводы, принадлежащие Фирташу изначально, были относительно самостоятельными. Теперь структура стала крайне формальной — все серьезные решения, все крупные расчеты должны получить визу в центре», — рассказывает источник «Инвестгазеты» в группе. Одновременно закрылись они и от прессы — если раньше можно было позвонить на «Ривнеазот» и получить комментарий, то сейчас даже бывшие сотрудники предприятий на большинство вопросов как по шаблону отвечают «я ничего вам не могу сказать».

 

Начав с торговли в Черновцах в далеком 1988-м, за 24 года Дмитрий Фирташ построил бизнес-империю стоимостью более $0,6 млрд. Впрочем, в самой Group DF считают бизнес «существенно недооцененным» и собираются исправить это в ближайшие 4-5 лет

Борис Краснянский считает это нормальным и логичным. Предприятия не должны заниматься заключением договоров с поставщиками, сбытом, маркетингом или общением с прессой, их дело — производство. «Подобный путь проходит каждая группа: сначала первоначальное накопление капитала, потом его структурирование. Возникает необходимость в управляющей компании — никто, даже самый гениальный человек, не может охватить все», — говорит он, добавляя, что следующий этап — трансформация самой группы и активов, превращение их в понятный, привлекательный для международных банков и потенциальных инвесторов бизнес. По его словам, группа серьезно недооценена именно из-за непрозрачности.

Люди Фирташа

Чтобы воплотить масштабные планы, Group DF нужны люди. Фирташ ищет их везде, включая международные компании и конкурентов. Характерно, что первое публичное назначение касалось не управления или финансов, а имиджевой составляющей. После приглашения в 2010 году бывшего генпродюсера телеканала «Интер» Анны Безлюдной на позицию директора по внешним связям и коммуникациям группы Дмитрий Фирташ стал постепенно избавляться от репутации самого закрытого бизнесмена Украины: он стал периодически появляться в телеэфире и в прессе.

Второе крупное назначение в компании было сделано ради создания управляющего центра. В середине прошлого года было объявлено о переходе в структуру Фирташа управляющего директора Raiffeisen Investment Ukraine Вячеслава Якимука — он занял позицию директора по слияниям и поглощениям, а также возглавил представительство Group DF International в Украине. По словам партнера компании Talent Advisors Романа Бондаря, одной из главных целей Якимука было начать формирование корпоративного центра — управляющей компании, организованной по модели «стратегического контролера». Его креатурами стали специалисты по персоналу — директор Николай Осейко, в прошлом партнер компании HR Center, и Олег Ломаковский, ранее работавший в МТС. С их появлением, по словам Бондаря, в компании начали принимать на работу, ориентируясь в первую очередь на профессионализм и нацеленность на результат, а не на лояльность.

Банкиры, аудиторы и прочие финансисты пользуются в Group DF особым спросом. Кроме Краснянского и Якимука, в эту категорию попадают новый предправления банка Надра Дмитрий Зинков (интервью с ним — на стр. 30), работавший в венгерском ОТП Банке. Как сообщил «Инвестгазете» управляющий директор, они сейчас активно ищут в компаниях «большой четверки» и в аудиторских фирмах второго эшелона желающих сменить кабинет. Несколько месяцев назад на работу финансовым контролером вышла Мария Молчанова, ранее работавшая в Deloitte.

Очень интересны Group DF сотрудники СКМ. Даже бывшие — например, IT-директором Group DF сейчас работает Нестор Комарницкий из «Метинвеста». Аналогичные предложения получали и другие менеджеры Рината Ахметова.

Газовый вопрос

Если от Рината Ахметова зависит, будет ли значительная часть украинцев со светом, то Дмитрий Фирташ постепенно становится главным распорядителем тепла. В первой декаде сентября компания «Газтек» купила четыре облгаза за четыре дня. Севастополь, Днепропетровск, Запорожье, Луганск, а затем Сумы и Тысменица — менялись только названия, цены и размеры пакетов. В остальном новости с торгов Фонда госимущества были идентичными — аукцион выиграла компания «Газтек». До этого, в августе, компания довела до контрольного свой пакет акций в «Николаевгазе» и увеличила долю в «Ивано-Франковскгазе». Кроме того, «Газтек» претендует на покупку пакетов акций в Винницком, Волынском, Житомирском, Крымском и Черновицком газовых предприятиях.

Формально «Газтек» принадлежит четырем кипрским компаниям. Борис Краснянский в интервью «Инвестгазете» (стр. 28), заявил, что пока идет инвентаризация активов и он «ничего не знает о «Газтеке» — в Group DF категорически отказываются отвечать, какой долей и в каких облгазах владеет группа. Тем не менее перед самым стартом приватизации облгазов, в августе, «Газтек» получил в Надра Банке 250 млн. грн. кредита. За следующие 15 дней компания купила госпакеты шести облгазов, потратив на них 215,5 млн. грн. Участники рынка говорят о принадлежности компании Дмитрию Фирташу как об аксиоме. «Компания начала собирать пакеты облгазов с 2008 года. В итоге ей принадлежат активы примерно в половине областей», — рассказал «Инвестгазете» источник в газовых структурах, подконтрольных бизнесмену. Отчасти это подтверждает тот факт, что когда в начале 2012-го ФГИ объявил о грядущей приватизации облгазов, Дмитрий Фирташ публично объявил, что будет участвовать в конкурсах. «Он просто докупает акции. И из де-факто контролирующего облгазы становится их владельцем де-юре», — считает директор энергетических программ центра «Номос» Михаил Гончар.

Хотя, по самым скромным оценкам, полная реконструкция распределительных сетей может стоить около $5 млрд., а сами сети контролируются облгазами лишь номинально (их приватизация запрещена), доставка топлива от импортера потребителю может оказаться на редкость выгодным бизнесом. Во-первых, даже компании, имеющие контракты на прямые поставки газа, вынуждены пользоваться распределительными сетями облгазов и платить за транспортировку. «Именно поэтому он (Фирташ. — Ред.) покупает в первую очередь облгазы, с которыми работают принадлежащие ему предприятия», — уверен Гончар. Во-вторых, облгазы, распределяющие топливо из магистральных трубопроводов, получают деньги за обслуживание сетей не только от «Нафтогаза», но и от населения и бюджетных организаций, которым поставляют топливо. То есть оборот компаний достигает нескольких миллиардов гривен в год. Это — а в перспективе и взятое Украиной обязательство привести тарифы на газ до рыночного уровня — позволяет Дмитрию Фирташу говорить о том, что инвестиции в пакеты облгазов окупятся с лихвой. Особенно учитывая, что средняя цена покупки блок-пакета невелика — примерно 35 млн. грн.

Создание вотчины

Есть у Фирташа и свой регион, как и у Ахметова, — это Черкасская область. Если внимательно читать новости из Черкасс, в глаза сразу бросается частота упоминаний фамилии Фирташ в контексте различных социальных программ. В активе бизнесмена — реконструкция Дома культуры, восстановление аэропорта, покупка новых троллейбусов и многое другое. В городе проводится регулярное обследование пенсионеров, благотворительные фонды Дмитрия Фирташа поддерживают героев Черкасс, устраивают различные мероприятия для детей. По словам Сергея Першина, вице-президента Торгово-промышленной палаты города, черкасский «Азот» активно участвует во всех мероприятиях для бизнеса. В городе поговаривают, что все это делается в первую очередь для того, чтобы продвинуть в парламент почетного президента «Азота» и давнего соратника Фирташа — Валентину Жуковскую, которая в 2009-2012 годах руководила Надра Банком. «У нее сейчас растет рейтинг в городе. Поговаривают, что Жуковскую хотят сделать мэром, — рассказал «Инвестгазете» депутат Черкасского горсовета Николай Булатецкий. — Но даже если этого не случится, народный депутат имеет много возможностей влиять на происходящее в городе».

Значительное влияние имеет Фирташ и в Черновцах. Издание «Украинская правда» называет «его человеком» секретаря горсовета Виталия Михайлишина, в окружении которого, по информации «Инвестгазеты», есть люди, работавшие в структурах Group DF.

Есть люди бизнесмена и в других областях. Например, по Одесской области баллотируется Иван Фурсин, владеющий 5% в «РосУкрЭнерго». Впрочем, даже если никто из «креатур» Фирташа в парламент не попадает, самому бизнесмену не обязательно идти в политику — он по-прежнему останется влиятельным человеком во властных кругах. Кроме близких отношений с министром энергетики и угольной промышленности Юрием Бойко и главой Администрации президента Сергеем Левочкиным, Фирташ лично занимает многие посты различной степени влиятельности. Он входит в состав Комитета по экономическим реформам при президенте, возглавляет Национальный трехсторонний социально-экономический совет при президенте и Совет Федерации работодателей. Все это обеспечивает ему влияние на широкие круги предпринимателей, возможность продвигать нужные решения и определенные гарантии безопасности — даже в случае смены власти.

Последнее обстоятельство наводит на размышления. Скорее всего, Дмитрий Фирташ не забыл гонений 2009 года. А правильно построенная группа с четкой и понятной структурой — кроме потенциального выхода на IPO — сама по себе служит хорошей защитой от политических рисков. Пользуясь нынешним политическим затишьем, Фирташ строит именно такую.

По материалам: Инвестгазета

Комментарии

comments powered by Disqus

Разместить рекламу

Задать вопрос

×