Александра Джонсон, GTS: "Инвестор тоже станет глобальным"

Александра Джонсон, GTS: "Инвестор тоже станет глобальным"

×
415

Александра Джонсон, GTS: "Инвестор тоже станет глобальным"

  • Сегодня, 23 марта, в Калифорнии начнется Global Technology Symposium, одно из ключевых мероприятий отрасли международного масштаба. Перед его открытием Unova поговорила с Александрой Джонсон, руководителем GTS, о программе симпозиума и глобальных тенденциях в инвестиционном мире

Какая тема будет у симпозиума в этом году?

В этом году мы решили сделать сравнение между различными "кремниевыми долинами" мира. Все об этом говорят, тема популярная, в российских газетах пишут про “Сколково”, президент Медведев сюда (в США - прим. Unova) приезжал. Но инновационные центры есть везде – в Бразилии, и в Китае, и в Индии, в разных американских штатах, в Европе. Поэтому мы решили сделать такой срез и посмотреть, что там в них происходит и значит ли это, что Silicon Valley в Калифорнии уже не является таким уникальным явлением и лидером.
У GTS есть четыре цели. Первая – это показать инновационные центры мира. Вторая – посмотреть на место России в этой инновационной системе, как инновационный мир воспринимает российские начинания. Третья – посмотреть, что делается с глобальными технологическими трендами. Что там дальше будет с новой экономикой? Про альтернативную энергетику уже говорят давно, социальные сети тут взорвались. А что будет дальше? Какое будет новое прорывное явление? Мы позвали людей, которые последние лет 20 правильно предугадывают подобные вещи.
И четвертое – это отношения между инвесторами и предпринимателями, потому что они на данный момент очень сильно видоизменяются. Если раньше мы говорили, что венчурный капиталист – это бог, который сидит, и на него сваливаются сотни бизнес-планов, то сейчас это все происходит несколько по-другому. Потому что появились другие игроки на инвестиционном рынке, и не только венчурные фонды. Ангелы-инвесторы активно набирают силу, потихонечку просыпаются корпоративные инвесторы. Происходит некоторое стирание граней между частными инвестициями, венчурным капиталом и другими классами инвесторов.
Поскольку интерес к мероприятию с российской стороны очень высок, мы решили в этом году выделить российскую тематику - «День России» состоится 23 марта. Там несколько панелей, на которых мы обсудим всё, от венчурного капитала и ангельского инвестирования в Россию до России как нового центра инноваций, который вписывается в мир именно на таком высоком уровне. В конце дня поговорим о том, как по-разному или как одинаково смотрят инвесторы в России и в США на инвестиционное поле, и что такое глобальный инвестор.
Далее будет панель Silicon Valleys of the World, потом поговорим о специфике венчурных фондов с государственным участием. Это также будет сделано на мировом срезе при этом с участием российских институтов развития РВК и Роснано, также будет представитель Минэкономразвития. Потом мы поговорим об интеллектуальном капитале, потому что, естественно, без этого вообще не бывает никаких инноваций.
В завершении следующего дня поговорим о том, что же будет после БРИКа. Кто эти новые развивающиеся центры - будет ли это Африка, будет ли это Турция, будет ли еще что-то?
Затем поговорим о корпоративных лидерах мирового рынка, о том, как большие корпорации остаются на коне. Помимо Cisco, Microsoft, Hewlett-Packard, IBM, будут и Ernst & Young. Они не большая корпорация, скорее service provider, но они все больше смотрят на предпринимательскую часть и работу с корпорациями.
Кроме того, мы отклонились от нашей извечной модели, когда мы звали основателей венчурного капитала, и они все были на одной панели. В этом году мы посадили их на разные. Франклин «Питч» Джонсон и Диксон Долл будут говорить о том, как инвесторы работают с предпринимателями. Разговор будет очень откровенный, потому что мы как раз выбрали компанию, в которой ни «Питч», ни Диксон не являются инвесторами.
Следующая панель – это самые активные покупатели на рынке, которыми на данный момент являются Google, IBM, Yahoo, Adobe Systems.
Эти компании представлены какими-то первыми – вторыми лицами?

Это будут главы корпоративных отделов, которые занимаются как раз поглощениями стартапов. Это будет очень интересно компаниям, которые уже смотрят, куда им дальше идти.
Ну и в конце мы сделаем интервью двух ветеранов венчурного бизнеса Билла Дрейпера и Дика Крамлиха. Вы знаете, Билл Дрейпер написал книгу «Startup Game», и Дик Крамлих будет его интервьюировать о том, что не вошло в книгу. Это будет очень интересно послушать-как же так описать всё, и при этом остаться со всеми в хороших отношениях.
Наша «долина» - «Сколково» - чем она отличается от остальных? Какие сильные и слабые стороны у нее есть?
В других “долинах” сначала было место, а потом туда приглашали людей. Это если говорить о Бразилии и Индии. А «Сколково» у нас виртуальное на данном этапе. Ну а если говорить о Кремниевой долине, то она сложилась сама собой, ее никто не строил - вот самое большое отличие.
То, что есть во всех инновационных центров мира – это предпринимательский дух. То есть российский предпринимательский дух совершенно такой же, как и в Кремниевой долине, в Silicon Valley, и везде в мире. Предприниматели в России готовы идти в бой и только ждут, когда же вокруг все так сложится, чтобы им легко было регистрировать компании, чтобы вокруг них были на досягаемом расстоянии инвесторы.
Насколько вообще корректно говорить о национальных инновационных рынках в эпоху глобализации?
Я принадлежу к лагерю людей, которые считают, что местечковых инноваций не бывает, что они бывают только глобальными. Если что-то делается на значимом уровне, то неважно, в какой стране эта инновация зародилась. И те предприниматели, которые находят своих инвесторов в США, делают это потому, что их продукт, наверное, более востребован на американском рынке.
Можно ли делить венчурный капитал по географии? Или он тоже представляет собой в целом нечто глобальное?
Венчурный капитал как раз не глобальный, он должен быть местным. Американские венчурные капиталисты действительно очень сильно отличаются от европейских венчурных капиталистов. А российские инвесторы – это вообще особый класс, 3–4 года назад они специализировались на инвестициях в промышленные инновации или на работе с сырьевыми компаниями. Инвесторов в технологии в России не было, люди, которые сделали деньги на технологиях, появились только сейчас.
Тогда получается, что если у предпринимателя есть глобальная инновация, то ему нужно вписаться в глобальные процессы.
По большому счету, цель нашего симпозиума заключается именно в этом – это та площадка, на которой встречаются люди, которые обычно не находятся в одном месте.
Следующим шагом развития будет, что инвестор тоже станет глобальным. Ведущие фонды той же Кремниевой долины уже давно вышли за пределы Калифорнии. DFJ – сеть из 17 фондов по всему миру. Посмотрите на Sequoia, посмотрите на NEA, посмотрите на Benchmark. Инвестор становится глобальным.
Мы считаем, что цель этой площадки симпозиума – это продолжать давать возможность инвесторам расширять свой кругозор, давать доступ предпринимателям к инвесторам, которые, может, еще не работают глобально, но будут.
Хотя никто не отменял самое главное правило венчурного капитала, что инвестор должен находиться рядом со своей портфельной компанией. Хороший инвестор – это партнер предпринимателя, который активно занимается компанией.
Невозможно находиться в Кремниевой долине и заниматься портфельной компанией на Урале. Если эти глобальные фонды будут действительно инвестировать в глобальных предпринимателей, то им нужно либо открывать офисы поближе к своим инвестициям, либо у них будут такие мобильные партнеры, которые будут постоянно летать по всему миру на советы директоров.
Или перевозить компании, команды?
Предприниматель сам решает, где у него рынок. Поэтому куда предприниматель пошел, туда за ним инвестор, в принципе, и пойдет.
Для успеха стартапа важно наличие той самой инфраструктуры вокруг него, которой он может пользоваться?
Да, конечно. Поэтому я и хочу поддерживать проекты типа «Сколково», потому что они как раз создают такую среду на месте, по крайней мере есть такое желание. Все вместе должны строить инновационную экосистему, потому что без нее ничего не получится.
Инвестор и предприниматель - кто без кого проживет?
Когда предприниматель знает, что он делает, и он, в принципе, теоретически может обойтись без инвестора, вот тогда инвестор его очень сильно хочет. А когда предпринимателю очень нужны деньги, и не до конца понятно, как быстро и качественно он сделает намеченное, тогда фандрайзинг может затянуться на месяцы или годы.
Совет начинающим предпринимателям – научиться доходчиво и быстро объяснять. Беда российских предпринимателей – они много раз слышали про elevator pitch, но, мало кто знает на самом деле, что это такое. Российский предприниматель думает, что у него будет полтора часа рассказать в деталях технологию своего проекта. А американский предприниматель, увидев, инвестора, может подбежать и за пять минут успеть сказать что-то такое, после чего тот даст ему свою визитку.

Источник: unova

 

Комментарии

comments powered by Disqus

Разместить рекламу

Задать вопрос

×