Марк Андриссен и Бен Хоровиц — венчурные хулиганы с миллиардами

Марк Андриссен и Бен Хоровиц — венчурные хулиганы с миллиардами

×
281

Марк Андриссен и Бен Хоровиц — венчурные хулиганы с миллиардами

  • Как фонд, начавший работать со стартапами в 2009 году, подвинул инвесторов-старожилов и изменил правила игры в Кремниевой долине

Отправляя в феврале этого года письмо с просьбой о встрече венчурному капиталисту Марку Андриссену, прославившемуся в Кремниевой долине благодаря ранним инвестициям в действительно звездные стартапы, Кристиан Уиклунд не слишком рассчитывал на быстрый ответ. Они уже встречались однажды, в 2009 году, когда Андриссен только начал заниматься венчурными инвестициями, а Уиклунд только что запустил Skout — мобильное приложение для чата и флирта. Но меньше чем через 20 минут после отправки сообщения, Андриссен перезвонил сам, чтобы обсудить детали. Через несколько дней Уиклунд с командой сидели в офисе Andreessen Horowitz, а 3 апреля Андриссен инвестировал $22 млн в Skout. «Все мои друзья-стартаперы говорят: ого, за тебя Andreessen Horowitz, это лучшая фирма!», — рассказывает Уиклунд. И так говорят не только предприниматели.

Фирма, возникшая в 2009 году, привлекла уже $2,7 млрд и выторговала себе места в правлении практически каждой технокомпании, с которой заключала сделку. Сейчас в ее портфолио входят более 90 компаний, в том числе такие громкие имена, как Facebook, Twitter, Pinterest, Airbnb, Foursquare. Ей также принадлежали доли в Groupon, Zynga, Instagram и, самое главное — в Skype (фирма инвестировала в 2009 году $50 млн и заработала в 4 раза больше 2 года спустя, когда Microsoft купила Skype за $8,5 млрд). В отличие от множества других фондов, которые существуют по 7-10 лет, Andreessen Horowitz уже вернула своим первым инвесторам почти все полученные от них деньги — около $300 млн.

Эти цифры объясняют, почему Марк Андриссен занимает второе место в списке лучших венчурных инвесторов мира, а его партнер Бен Хоровиц — 21-е. Когда эта парочка начала продвигать идею создания новой венчурной фирмы в 2009 году, они говорили потенциальным инвесторам, что через 10 лет их фирма войдет в пятерку лучших в Кремниевой долине. Они добились своего меньше, чем за 3 года.

Экспертная оценка

Самое удивительное в успехе Andreessen Horowitz — это прошлое обоих основателей. Ни один из них раньше не занимался венчурными инвестициями, хотя оба время от времени выступали в роли инвесторов-ангелов. Андриссен — техновундеркинд, в 23 года принявший участие в разработке Netscape, а также в создании первого пользовательского веб-браузера Mosaic в 1990-х гг. Сейчас, в 40 лет, он пользуется большим уважением среди предпринимателей, включая Марка Цукерберга, который пригласил его в совет директоров Facebook. Хоровиц, которому сейчас 45, был менеджером по продукции в Netscape, а позже стал гендиректором компании Opsware, которую они основали вместе с Андриссеном. Злопыхатели, — а их много — посмеиваются, что партнеры выезжают исключительно на известности Андриссена, что они переплачивают за сделки и что новичкам везет.

Фанаты — и их много — соглашаются со всем вышесказанным, но говорят, что статус новичков в сочетании с пониманием технологий позволил партнерам изменить правила игры в Кремниевой долине. «Они задали новый стандарт услуг для стартапов», — говорит давний друг этой парочки Билл Кэмпбелл, стесняющийся прессы наставник Кремниевой долины, который сделал себе состояние на том, что тихонько давал советы всем от Стива Джобса из Apple до Эрика Шмидта из Google. «Они не швыряются деньгами без предварительного согласования, уповая на Деву Марию. Эти ребята готовы испачкать руки, помогая своим подопечным подняться, и у них есть хорошая команда, точно знающая, какую роль необходимо сыграть, чтобы все получилось», — добавляет Тим Дрэйпер, венчурный капиталист в третьем поколении, основавший компанию Draper Fisher Jurvetson, которая тоже когда-то носила титул самой крутой в Кремниевой долине. И добавляет, что эта парочка «обеспечила необходимый нашей индустрии толчок, заставив развиваться дальше».

Предприниматели, приходящие с презентациями в Andreessen Horowitz, или «a16z» (неологизм, включающий первую и последнюю буквы названия фирмы и число, обозначающее количество букв между ними), могут сделать немало выводов, просто оглядевшись вокруг. Лобби заполнено книгами Андриссена, от справочников по HTML, XHTML и библии CSS до биографии Чаплина, и он якобы прочитал их все. Само рабочее пространство напоминает магазин Apple: бледные деревянные полы, белые стены, много стекла и по iMac с большим экраном на каждом столе. Только стены здесь завешаны произведениями современного искусства из коллекции Марка и Лоры Андриссен; среди них есть картины Роберта Раушенберга и цветная гравюра на дереве с «Лежащей обнаженной» (1980) Роя Лихтенштейна, бесстыдно висящая перед входом в женскую уборную.

По оценкам Андриссена, каждый год 96% доходов на венчурный капитал обеспечивают всего 15 сделок. Если вы не все предусматриваете и не обладаете талантом убеждения, у вас нет ни малейшего шанса попасть в число этих пятнадцати. За прошлый год через его офис прошло 1500 компаний, да и сам процесс отбора необычен. Каждый предприниматель через несколько дней после встречи получает записку, написанную от руки, в которой подробно объясняется, почему фирма прошла отбор — если ее принимают. Многообещающих кандидатов Andreessen Horowitz начинает обхаживать как в случае со Skout. «Их интересуют не только деньги, — вспоминает Уиклунд из Skout разговор в офисе инвесторов. — Их заботит добавленная стоимость».

Голливуд и добавленная стоимость

«Я сам был клиентом ведущих венчурных фирм, и я прекрасно знаю, что они делают, а что нет», — говорит Андриссен. Венчурные фирмы, по его словам, редко делятся опытом, как построить компанию с нуля. Это было главным преимуществом для мобильного сервиса Foursquare, который пригласил Andreessen Horowitz участвовать во втором этапе финансирования на сумму $20 млн в июне 2010 года. «Мы выбрали лучшее из имеющегося, — говорит Деннис Кроули, сооснователь и гендиректор Foursquare. — Бен и Марк проходили через все это много раз и видят свой долг в том, чтобы образовывать нас».

Привлекает и известность Андриссена: предприниматели выстраиваются в очередь на встречу с «тем высоким лысым парнем, который изобрел браузер». Хоровиц тоже стал героем Кремниевой долины. Его открытые и честные посты в блоге на сайте a16z читает 10 млн человек, благодаря чему у него собралось 20 000 последователей в Twitter. «Мы хотели рассказать свою историю. Венчурный капитал традиционно оставался за кулисами, — объясняет Хоровиц. — Как в Sequoia или Kleiner Perkins относятся к основанию компании? Я не знаю».

Эта культура продвижения и предоставление полного спектра услуг появились под влиянием Майкла Овитца, еще одного давнего друга Марка, который познакомился с Хоровицем, когда тот работал в правлении Opsware. Со своим агентством Creative Artists Agency Овитц стал самым влиятельным агентом в Голливуде за всю историю — главным образом потому, что перешел от модели, когда один агент занимается всеми аспектами дел клиента, к использованию целой команды специалистов.

«Они очень любознательные ребята, копали глубоко, изучая то, что делал я, что сработало, а что нет, — рассказывает Овитц, который проводит теперь несколько дней в неделю в Кремниевой долине, работая в Andreessen Horowitz, и встречается с компаниями, вошедшими в портфолио фирмы. — Во всем остальном их деньги ничем не отличаются от денег других».

В фирме работают 45 человек полный рабочий день — они помогают стартапам искать таланты, клиентов и принимать маркетинговые решения. Все это финансируется из комиссии за управление средствами, которая в большинстве других фирм целиком выплачивается генеральным партнерам. В Andreessen Horowitz они получают «скромную» зарплату — судя по намекам, она измеряется средним шестизначным числом. Их доход связан с успехом их подопечных — они участвуют в прибыли фонда на выходе.

«Сначала я думал, что их деловые услуги — очковтирательство, но это действительно работает», — говорит Джо Грин, сосед Марка Цукерберга по комнате в Гарварде, который, благодаря рекрутерам Andreessen Horowitz, нанял директора по продажам в свой стартап NationBuilder, прежде чем успел подписать предварительное соглашение (в результате Andreessen Horowitz в марте провела этап финансирования его стартапа на $6,25 млн). «Они много знают и имеют пространную сеть связей», — добавляет Джэйсон Голдберг, гендиректор и сооснователь Fab.com.

Связи

В сети связей Andreessen Horowitz 1000 исполнительных директоров и 5000 инженеров, дизайнеров и менеджеров по продукции. Джефф Стамп, бывший главный рекрутер, поддерживает связи с высшими должностными лицами, а Шэннон Рукобо Кэллахан, еще один выпускник Opsware, управляет командой из 9 человек, подыскивающей техноталанты и выпускников вузов. Вместе они предложили портфельным компаниям более 1300 кандидатов, 130 из которых в конечном итоге получили работу.

Помогают также и найти клиентов: приглашают директоров компаний из рейтинга Global 2000 в свой офис на встречи со стартапами, которые получают по 20 минут на презентацию. Только в первом квартале 2012 года прошло уже 88 брифингов, 265 презентаций и 1625 официальных встреч.

Не все убеждены, что модель Andreessen Horowitz принесет партнерам успех в долгосрочной перспективе. На Сэнд-Хилл Роад, где профессионалы венчурного бизнеса всегда вели дела тихо, a16z со своими презентациями, пресс-релизами и партнерами-блоггерами кажется откровенно болтливой. Еще большее возмущение старожилов вызывает то, что Andreessen Horowitz якобы подняла цены некоторых сделок. Особенно после того, как в частном порядке инвестировала в Twitter в прошлом году, оценив этот микроблоговый сервис почти в $3,7 млрд, тогда как в 2009 году его оценили в $1 млрд. «Они воспользовались «бешеной» прибылью от Skype, чтобы купить себе доли во всех горячих компаниях, заплатив столько, сколько было необходимо, — говорит венчурный капиталист, изъявивший желание остаться неназванным. — Никто из предпринимателей теперь не идет на сделку, пока не покажет свое предложение Andreessen Horowitz».

В этом и заключается суть успеха. «Они были крайне агрессивны и не стеснялись повышать цену, не оглядывались на рынок — у них были собственные представления», — говорит Брайан Чески, гендиректор и сооснователь Airbnb. «Когда кто-то ведет себя настолько непривычно, революционно, всегда найдутся противники», — пожимает плечами Элизабет Обершоу, финансовый директор в Horsley Bridge из Сан-Франциско, инвестирующей в Andreessen Horowitz в качестве партнера с ограниченной ответственностью. И добавляет: «Не думаю, что предприниматели обращаются к ним из-за их больших денег, — люди к ним идут, потому что им нравится их команда, нравятся их услуги и надежность. Они дают деньги тем компаниям, которые, по их мнению, изменят правила игры в отрасли. Время покажет, как часто им удается угадывать».

Проверка на Skype

Опыт со Skype убедил Андриссена и Хоровица в эффективности их модели. Это была первая крупная сделка, и они не испугались критики и решились инвестировать $50 млн — огромную часть их первоначального капитала — за 3% компании, финансы которой нельзя было назвать блестящими и которую проигнорировали на eBay. Хоровиц признает, что шаг был рискованный, но потом добавляет: «Все крупные сделки хороши, когда оглядываешься на них потом». Сделка имела смысл лишь потому, что в ее ходе бренд Skype воссоединялся со стоящей за ним интеллектуальной собственностью, которая почему-то на тот момент оставалась в руках основателей. В этой комбинации актив вдруг стал гораздо ценнее, чем когда принадлежал eBay. «Поняв их подход, мы почувствовали себя гораздо спокойнее, — говорит Обершоу. — Риск был велик, но они нас уговорили».

Через 18 месяцев Microsoft предложила за Skype $8,5 млрд. Хоровиц, фанат бокса, у которого стена в офисе увешана черно-белыми фотографиями его любимых боксеров, включая Джеймса Брэддока и Мухаммада Али, разместил у себя в блоге своеобразный круг почета, назвав имена тех, кто издевался над сделкой. «Эта инвестиция породила невероятные споры, — написал он тогда. — Дискуссия окончилась этим утром».

Вообще-то, не совсем. Скептики вернулись в апреле, когда Facebook купил фотоприложение Instagram за баснословную сумму в $1 млрд. Дело не в том, что фирма пропустила сделку — Andreessen Horowitz только что превратила сделанную в 2010 году инвестицию на сумму $250 000 в Instagram в $78 млн наличными и акциями Facebook. «Чудовищная прибыль», как говорит Хоровиц. Но критики подчеркивают, что если бы фирма участвовала и в последнем этапе финансирования, то ее $78 млн могли бы удвоиться.

Хоровиц опять пишет в блоге. «Обычно, когда меня критикуют за то, что я увечил свои деньги всего в 312 раз, я предоставляю логике таких заявлений говорить самой за себя». Причина, почему Хоровиц во второй раз не стал инвестировать в Instagram, заключалась в том, что фирма уже вложила средства в конкурирующее фотоприложение PicPlz и не хотела нарушать свое обещание не финансировать конкурентов. По его словам, это важный этический вопрос. «Если бы нам снова пришлось решать, — пишет Хоровиц, — мы бы поступили так же». И это точно не последний раз, когда их здравый смысл оказывается под вопросом.

По материалам: Forbes

Комментарии

comments powered by Disqus

Разместить рекламу

Задать вопрос

×