Switch to English
Вход
Инвестиционные предложения
Новости
Аналитика
инвестировать Найти инвестора

Андрей Колодюк: UVCA – новый стимул развитию индустрии Private Equity и Venture Capital в Украине

InVenture повстречались с Андреем Колодюком - управляющим партнером венчурного фонда AVentures и раскрыли практические аспекты венчурной парадигмы Израиля с целью инициации новых подходов к ...

Андрей, будучи активным представителем венчурной отрасли, как Вы оцениваете количество профессиональных игроков в сфере Private Equity и Venture Capital, присутствующих на украинском рынке?

― В сегменте венчурных игроков, если считать всех инвесторов, в том числе тех, которые делают ангельские инвестиции на посевной стадии, сегодня на радаре порядка 15−18 активно инвестирующих игроков, а в области Private Equity совокупно я вижу порядка 12-13 компаний. Следует учесть и активность международных финансовых организаций (МФК, ЕБРР), которые также осуществляют прямые инвестиции.

Недавно было объявлено о создании специализированной инвестиционной ассоциации в сфере прямых инвестиций и венчурного капитала – UVCA. Какие по-вашему основные задачи она должна решить в ближайшие год-два, чтобы в Украину пришли новые игроки PE & VC и активизировались существующие?

― Чем точно будет заниматься Ассоциация ближайшие год-два, будет решено Board-ом (Правлением - прим. Ред.), в который будет выбрано 9 человек. Несмотря на то, что я являюсь инициатором создания Ассоциации вместе с Яникой Мерило, я выскажу лишь свое мнение.

Сегодня уже 20 компаний подтвердили  свое участие в Ассоциации (заполнили Application), следовательно, Ассоциации - быть. По уставу Ассоциации управление будет происходить непосредственно Board-ом из 9 членов, это не номинальный орган, это как раз Management Body (орган управления), который непосредственно назначит  директора.

Основная задача, которая стоит сейчас - не только сплотиться ради решения собственных бизнес-вопросов, что всегда актуально (это вопросы защиты активов и дальнейшего развития, а также правила игры на рынке). Нужно осознавать, что Украина находится в войне, и нужно понимать, как действовать в этих условиях.

Какое же влияние UVCA может оказать на экономику Украины в условиях серьезной военно-политической напряженности?

― Я в этом плане хочу рассказать короткий пример, который видел вживую.

В 2001 году, когда только появился AVentures, как первый венчурный игрок, я начал знакомиться с международным опытоми в апреле месяце поехал на ежегодную встречу Израильской Венчурной Ассоциации. За день, когда я вылетал, Тель-Авив начали бомбить. Это было в новостях. Честно говоря, меня сотрудники не отпускали в аэропорт и говорили: «Куда ж ты едешь? Там бомбят». Но имея билеты уже на руках, все-таки решился ехать,  осознавая: «Раз бомбят, наверное, там никого не будет».

Когда я туда приехал, сразу понял, что такое Израиль, прямо в аэропорту. Сразу видно, что приезжаешь в военную страну, по улицам стоят БТРы. Мероприятие проходило в гостинице Sheraton. Сразу же после регистрации, заходя в зал, я вижу порядка 500-600 человек, народ кишит, как в аэропорту.

Первая мысль, должно быть, была всеобщая эвакуация?

― Именно так, видимо происходит эвакуация гостиницы. Мне говорят: «Это все на конференцию». Изначально я думал, что это будет закрытая встреча 10 игроков, такой себе annual meeting. Когда я увидел в этом большом холле 500-600 человек ― это была одна часть... Но когда приехал премьер-министр Израиля Ариэль Шарон, я думал, ну сейчас, как обычно, приехал, 2 минутки и by-by. Но нет, он был на мероприятии 4 часа, причем не просто был – он работал.  Я увидел, как людей организовывает война. Они обсуждают развитие венчурной индустрии, когда за окном бомбят, происходят реальные военные действия в апреле 2001 года.

Я впервые почувствовал, что такое самоорганизация, как люди сгруппированы, как они настроены совместно развивать венчурную индустрию и что предпринимать в такое время.

Первый тезис, который имел место - наше выживание находится в наших руках. Второй - даже в это время страна должна мобилизовать людей, которые могут строить глобальные компании, при этом не только компании, производящие продукцию двойного значения. Израиль в этом плане самоорганизовал всю технологическую элиту страны, которая начала думать, как оборонять страну, как переломить технологии для решения военных целей.

Война ― войной, но мы же можем использовать это время в своих интересах. Люди мыслили конкретно категориями, идентифицируято, что они умеют делать лучше всего.

Другими словами, как решать вопрос бизнеса в условиях нестабильности! И какие же решения нашлись на мероприятии?

― Там были целые панели на эту тему, они 4 часа решали этот вопрос. Это были не пиаровские встречи или абстрактные обсуждения, а настоящая рабочая среда.

В 2001 году венчурная индустрия, по сути, в Израиле только начинала развиваться. Цифры прошлого года по Израилю ошеломляющие - это 11 млрд. долларов. Страна - один из лидеров на мировом рынке. За это время Израиль построил мощнейшую венчурную индустрию, создал себе соответствующий  имидж. И есть подтверждение, что война-войной, а деньги идут в страну, в которой люди создают ценности.

Это модель успешно работает, она называется «Израиль-модель», где нет локального рынка, либо он проблемный, и нужно выстраиваться и быть конкурентоспособными в глобальном масштабе.

Я считаю, что сегодня у Украины есть не просто возможность, а есть все, чтобы двигаться и развиваться точно так. Вы спрашиваете - чем должна заниматься ассоциация? Мы должны очень активно работать с внешней средой, объяснять, показывать и вовлекать.

Парадоксально, что инвесторы на NASDAQ инвестируют в израильские компании миллиарды, понимая, что в любой момент команда проекта может встать и пойти воевать (потому что в Израиле призыв по умолчанию). В мире, наверное, по-другому на это смотрят. Если такие есть риски, есть и более весомые возможности.

Андрей, Вы регулярно общаетесь с иностранными венчурными инвесторами, как они оценивают возможности в Украине, учитывая военный фактор?

― Израильский кейс максимально нужно использовать и адаптировать под нас. Сегодня Киев, по большому счету, уже стал IT-хабом, он конкурирует с Берлином. Я каждую неделю, даже сейчас, встречаюсь с людьми, которые приезжают из Европы и США. Они говорят: «Мы все увидели. В Украине есть возможности. Нам нужны люди с technical skills, таланты, делать стартапы и строить компании». Нам необходимо изменить perception, что война-войной, а тут есть венчурная индустрия, и само наличие Ассоциации говорит о том что:

а) в Украине что-то происходит, так как Ассоциация создалась именно в это время;

б) в стране происходят инвестиции в IT каждую неделю, и об этом нужно говорить миру, используя тематические англоязычные ресурсы, в этом контексте было бы, кстати, неплохо локализировать инвестиционный портал InVenture.

Давайте честно. Мы, в данном случае, не можем заменить государство, но мы можем работать на своем уровне, особенно понимая, что государство, с точки зрения этой функции, пока что будет заниматься другими вещами. Мы должны понимать, что будущее страны зависит не только от наших военных, но и от малого и среднего бизнеса и инвесторов.

Андрей, глобальные задачи ясны, но вот какие первые конкретные шаги должна совершить Ассоциация: законопроекты, инициативы, мероприятия?

―По-моему мнению, это несколько вещей.

Первое - это интеграция путем легитимного вступления в Европейскую венчурную ассоциацию (EVCA), что даст нам возможность интегрироваться в европейский рынок капитала и присоединиться к европейскому инвестиционному сообществу.

Второе – это активное участие во всех международных мероприятиях. С одной стороны у нас война; с другой стороны, мировой капитал, в т. ч. который был аллоцирован под наш регион, включая Россию, следует перенаправить в Украину. И практически реализовать это можно уже на ближайшей международной IT конференции UTGEM в Сан-Франциско

Ассоциация, как легитимный орган, должна показывать, кто есть на рынке  из реальных инвесторов. В условиях военного времени, с точки зрения фискального давления, бизнес этих инвесторов нужно оставить в покое, ввести соответствующий мораторий. Самое важное, чтобы сегодня инвесторы не сворачивали программы и не вывозили капитал. Инвестор должен остаться в стране, он должен и дальше инвестировать, сохранять и приумножать рабочие места. И именно Ассоциация должна сделать первый шаг, договориться с государством. Понятно, что это будет негласная договоренность, но она должна быть достаточно прозрачной.

До сегодня каждый по отдельности пытался и пытается делать все возможное для защиты своего бизнеса, у всех на это уходит много времени, и, как правило, все происходит непрозрачно.

Кому-то удается договориться, кому-то нет и он вынужден закрывать бизнес и выводить капитал…

― Понимаете, да? В данном случае, Ассоциация может стать тем легитимным органом, от имени которого можно выходить и договариваться с государством. Инвесторы должны сплотиться на своем уровне, в инвестиционном сообществе, совместно пресекать какие-то преференции для избранных инвестиционных групп. В данном случае, все должны быть равны.

Как это реализовать? Кто-то начинает с электронных тендеров, а кто-то начинает договариваться между собой. Мы же можем между собой договориться о том, что преследуем исключительно честные тендеры, и мы не сбоку, и не справа, и не слева, и не заносим. Коррупция всегда имеет две стороны медали: есть тот, кто берет, и тот, кто дает. Соответственно, в это время мы должны максимально сейчас работать на общее дело, а не решать свои вопросы. Мы все создаем одну историю.

Что скажете на счет отраслевых приоритетов поддержки UVCA?

― Вы прекрасно знаете, что я 20 лет занимаюсь инвестициями и развитием IT. Я повторюсь, когда скептики говорят: «А какие сейчас инвестиции в страну? Почему IT?» Все очень просто. Потому, что IT по своей сути  имеет глобальные возможности. И инвесторы понимают, что в худшем случае, что произойдет с их инвестициями (в отличие, к сожалению, от заводов и других материальных  активов), это то, что команда перемещается попросту в другую страну и ничего критического в этом нет. Это объективно, и инвесторы прекрасно понимают, именно поэтому и инвестируют даже сейчас. Поэтому любые действия, направленные на работу с инвесторами, вкладывающими в IT – это по умолчанию приоритет.

Я прекрасно понимаю интересы инвесторов, рассматривающие другие сектора, ведь я сам в прошлом также инвестировал в медиа, энергетику, ритейл, недвижимость. Но я прагматик и понимаю, куда сейчас пойдут и могут пойти инвестиции. Поэтому, IT-шный элемент очень важен в контексте деятельности Ассоциации. Тем более, что половина инвесторов вкладывается именно в ІТ, а остальные пока присматриваются к этому сектору.

Смотрите, в чем это выражается. Приезжает стартап. Неважно куда (Америка, Европа). «Проинвестируйте, у меня хороший проект». Знаете, какой вопрос задает инвестор: «А кто из локальных инвесторов тебя проинвестировал?».

Абсолютно логично. Почему иностранный инвестор должен инвестировать в чужую страну, если это не привлекает даже внутренних инвесторов?!

― Абсолютно верно. И когда он говорит, что меня проинвестировал член Украинской Ассоциации Венчурного Бизнеса (ред. UVCA), тогда этот инвестор понимает, что это не просто капиталовложение друга, что не совсем прозрачно. Проект, прежде всего, заинтересовал профессионального игрока на рынке.

Результатом сотрудничества станет привлечение для компаний следующих этапов инвестирования. Таким образом, еще одним из приоритетов Ассоциации может стать задача замкнуть цепочку от первичных инвесторов (ангельских инвестиций) до фондов прямых инвестиций (Private Equity). А это множество раундов и переговоров.

Вы не поверите. Все говорят, что все друг друга знают. Вы ж видели это на встрече?! Половина людей на первой встрече участников Ассоциации убедились, что друг друга не знают.  Именно поэтому еще одной целью Ассоциации является создание внутреннего инвестиционного клуба.

Одна из важных задач Ассоциации - общая защита своих активов. В военное время можно предвидеть разные истории, начиная от региональных конфликтов, заканчивая ситуациями, которые берут историю из далекого прошлого.

Необходимо решать все корпоративные конфликты в рамках и внутри Ассоциации. Мы должны не допустить, чтобы сейчас какие-то корпоративные войны и конфликты переносились бы в прессу.

И это верно, ведь после публичной огласки единичных случаев корпоративных конфликтов, от Украины отвернулись сотни иностранных инвесторов.

― Поэтому я думаю, что внутри Ассоциации (как минимум, это было мое предложение) ― создать внутренний комитет по медиации досудебных споров. Это нормальный подход в решении в любой ассоциации, тем более - в инвестиционном мире.

Какие специфические функции и отличные от других бизнес-ассоциаций будет выполнять UVCA? Многие задачи, заявленные в уставе Ассоциации, дублируют задачи Государственного Агентства по инвестициям и управлению национальными проектами. Как находить баланс между этими двумя институциями и предотвратить «конфликт интересов»?

― Во всем мире существует Агентство «Invest in country», и в каждой стране существует Ассоциация инвесторов, и даже не одна. И как-то, наверное, вместе они взаимодействуют для решения общих задач. Мне кажется, что Агентство должно быть заинтересовано в том, чтобы инвесторы объединились между собой, и вместе рассказывать другим инвесторам, почему нужно делать совместные вещи в Украине.

На самом деле, инициатива создания Ассоциации, скорее всего, могла бы исходить от Государственного Агентства, а не от частных представителей компаний, как это произошло. Сейчас же происходит внутренняя самоорганизация инвесторов. Когда мы институционально самоорганизуемся, конечно же, я думаю, что Board примет одно из решений ― это установить отношения (тесное взаимодействие) с Государственным Агентством по инвестициям и управлению национальными проектами.

Есть еще одна государственная структура в Украине – Совет инвесторов при Президенте, которую никто никогда не отменял. Там, кстати, до сих пор пока не произошло никаких новых сдвигов и трансформаций. И это именно то, в чем Ассоциация будет принимать участие для достижения итогового положительного результата.

Предполагается, что Ассоциация будет работать с различными государственными органами, потому что в Украине должна быть единая и согласованная пиар-политика инвестиционного имиджа страны и ее возможностей.

Вы правильно сказали и с языка забрали. Один из первых вопросов будет ―  в это военное время ― не конфронтация либо поиск каких-то разногласий, а, наоборот, поиск того, что нас объединяет - а объединяет нас одна вещь: как удержать существующих инвесторов и как привлечь новых.

Андрей, ну и напоследок, что бы Вы хотели еще донести для участников инвестиционного рынка?

― Есть участники, которые сейчас только услышали о том, что в Украине будет  создана специализированная Ассоциация, сейчас мы с ними активно работаем и доносим информацию.

Я хочу донести очень простой mеssage.

Во-первых, согласно Уставу, у существующих Founding Members - тех, которые учредители, и у тех участников, которые присоединятся через месяц−год, будут одинаковые права.

Во-вторых, у нас очень прозрачный процесс ― вы это прекрасно видели.

В-третьих, сейчас ( в первой декаде сентября — Прим. Ред.) можно присоединиться в любой момент. Кто пожелает присоединиться – все документы выложены в открытом доступе.

Ассоциация должна уже начинать действовать. На протяжении 4 месяцев велась подготовительная работа.  Многие думают, что мы встретились в прошлую пятницу. Присутствие более 20 основных участников - и есть подтверждение начала работы. Мне уже 2 месяца говорят: «Андрей, когда мы уже начнем действовать?» Я отвечаю: «Ну, давайте же подождем другие компании». Еще раз отмечу - у всех права одинаковы, и очень важно понимать, что нет никаких преференций в зависимости от того, кто и когда присоединился.

И еще один важный момент, почему мы  торопимся. Уже 6 ноября в Берлине пройдет Ежегодная международная конференция, проводимая EVCA. И нам нужно быть легитимной структурой (юридически зарегистрированной) и присутствовать там не в качестве гостей, а как полноправный член Европейского Ассоциации с полноценными правами, чтобы нас приняли и говорили об Украине как о новом члене.

Об этом точно скажут – это будет событие, потому что в EVCA очень редко заходят новые члены, там уже все есть, причем давно, кроме Украины. Это вынесется, однозначно, в agenda, будет точно в новостях - это будет везде. Мы за это боремся!

Интервью проводил Алексей Олейников / InVenture Investment Group

C продолжением интервью можно ознакомиться, перейдя по ссылке >>>

Заполните, пожалуйста, ваши контактные данные, чтобы получать ежемесячную рассылку!
Обратный звонок
Спасибо! Мы с вами свяжемся.