Switch to English
Вход
Инвестиционные предложения
Новости
Аналитика
инвестировать Найти инвестора

«Нашим стартапам нужно научиться правильной и открытой коммуникации» – Наталья Березовская

Наталья Березовская вспоминает историю UAngel и рассказывает о дальнейших планах

Год назад сообщество бизнес-ангелов UAngel начало свою работу. Его идейный вдохновитель и на данный момент глава правления организации Наталья Березовская вспомнила в интервью изданию Delo.ua, с какими ожиданиями она с коллегами начинала инициативу, как сегодня построена работа в организации и с какой частотой ее члены заключают сделки

 

Скажите, какие были ожидания и цели, когда год назад создавалось сообщество бизнес-ангелов UAngel? И что из этого воплотилось в жизнь?

О создании правильного ангельского клуба мы начали задумываться почти два года назад. Это была наша совместная инициатива с Эвелин Бучацкий, которая на тот момент руководила стартап-акселератором EastLabs. Она со стороны инкубатора видела проблему стартапов, которые проходили программу, а потом долго не могли найти следующие инвестиции, потому что были еще слишком маленькими для венчурных фондов. А я как инвестор видела проблему отсутствия на рынке структуры, которая могла бы взять на себя организацию по системному привлечению и рассмотрению сделок, а также предоставить качественный профессиональный нетворкинг. Небольшому инвестору строить такую структуру in-house просто экономически неэффективно. Плюс это не снимает проблему дефицита регулярного общения с другими инвесторами, чтобы делиться экспертизой, формировать инвестиционные синдикаты и снижать свои риски.

На тот момент существовала некая разрозненность, не было платформы, вокруг которой бы вращались частные инвесторы, их можно было бы идентифицировать и поддерживать отношения. Мы начали говорить на эту тему с разными людьми на рынке, но все двигалось медленно, потому что когда каждый занят своей основной деятельностью, тяжело найти время на общественно-полезные занятия. Клуб — это же общественный союз, неприбыльное предприятие, многие просто не готовы были тратить свое время на инициативу, на которой не могли здесь и сейчас заработать.

В итоге в декабре 2013 года на закрытом мероприятии мы презентовали планы по созданию клуба как уже известным в индустрии людям, так и бизнесменам, которые проявляли интерес к венчурному инвестированию. Но тогда уже стоял Майдан, и события на нем начали так стремительно разворачиваться, что следующие полгода ни о каком ангельском клубе мы просто не могли думать. Официальный лаунч мы сделали только в июне 2014-го, но даже после запуска у нас фактически ничего не было — ни команды, ни юридической структуры, ни процедур, ни процессов...

 А первые члены клуба участвовали в создании организации?

Было очень много "сочувствующих" и "поддерживающих", но никто особо не спешил нести членские взносы, чтобы у организации появился бюджет для развития. Только благодаря буквально нескольким неравнодушным к этой затее все сдвинулось с мертвой точки. В нашей команде в качестве исполнительного директора появилась Регина Махотина — до этого она работала в EastLabs и хорошо знала всю венчурную кухню изнутри. Это помогло нам достаточно быстро наладить все процессы, чтобы организация заработала. И все равно первые несколько месяцев были лично для меня полны сомнений. Казалось, что это нужно только мне и я борюсь с какими-то "ветряными мельницами".

Сейчас я понимаю, что любая общественно полезная инициатива дается тяжело. Как предприниматель я привыкла, что если ты чего-то хочешь, то ставишь цели, собираешь ресурсы, понимаешь, где конечная выгода и двигаешься к ней. В общественной организации все работает по-другому, потому что конечная выгода распределена между всеми пользователями, а прилагать усилия к ее достижению приходится кому-то одному. К тому же венчурная среда в Украине все еще в стадии становления, многие просто не осознают те гигантские преимущества, которые дает членство в подобном клубе. Те, кого мы с Эвелин видели в самом начале активными членами, в итоге ими не стали. И наоборот — в клуб пришло много людей, у которых не было большого инвестиционного опыта, и они как раз хотели развивать его. Это помогло нам откорректировать свои задачи как общественной организации, которые в том числе состоят и в помощи для начинающего инвестора.

 Именно это помогло вам увеличить за год количество членов почти в три раза?

Да, мы просто перестали ждать "готовых ангелов", которые все понимают и сходу начнут пользоваться созданной нами структурой. Мы тратим очень много времени на общение с потенциальными членами, даже если у них нет никакого опыта в инвестициях. Мы объясняем, чем клуб может быть полезен им с точки зрения снижения рисков, чтобы от инвестиций они получали позитивный опыт, а не негативный, чтобы они не теряли деньги.

Институциональный венчурный инвестор — это профессиональная работа. А для ангела, как правило, эта деятельность не является основной. Ангел может сам быть предпринимателем, может быть управленцем в чьем-то бизнесе, может быть человеком с пассивным доходом и большими сбережениями. Таким людям очень важно найти стержень, потому что только при системном занятии ангельскими инвестициями можно рассчитывать на их возврат. Клуб — это тот самый стержень. Это среда, которая организует, дает возможность общаться с другими инвесторами, получать больше информации. В конечном счете, это развивает весь рынок.

 Как организована работа внутри UAngel?

Мы получаем большое количество заявок на инвестиции — как напрямую от команд, так и от своих коллег по рынку — инкубаторов, венчурных фондов, хабов, кластеров. Из всех новых заявок формируем лонг-лист и уже потом члены голосуют, какие проекты они хотели бы видеть лично.

"Костяк" нашей клубной жизни — это ежемесячные закрытые собрания, мы называем их Coffee Diligence. На них презентуются те команды, которые набрали больше всего голосов и вошли в шорт-лист. В отличие от разных фестивальных питчингов, каждой команде мы уделяем достаточно много внимания, задаем вопросы, дискутируем. Если команда вызвала интерес, дальше мы делаем встречи в рабочих группах. Если у инвесторов появляется желание вложиться, то помогаем сформировать синдикат.

 Сколько таких сделок было за год?

С начала года сложилось уже пять синдикатов, в которых приняли участие члены Uangel. Если просто говорить об индивидуальных инвестициях, то их было около 25. Это те, о которых мы знаем. В целом мы сейчас насчитали около $1,6 млн, которые наши члены вложили с начала года. Это сделки, сделанные не только благодаря клубу, конечно, но с его появлением стало проще даже консолидировать такую информацию.

 К вам обращаются западные инвесторы с просьбой показать какие-то проекты?

Нельзя сказать, что украинские стартапы вызывают массовый интерес у западных инвесторов, но несколько таких случаев я могу вспомнить. Как правило, проектами начинают интересоваться те, кто как-то уже работал с украинскими программистами или имеет здесь свою команду разработчиков.

 Сколько денег просят у ангелов сегодня украинские команды?

Столько же, сколько команды во всем мире, тут мы ничем не отличаемся. Как правило, к ангелам обращаются на том этапе, когда нужно уже больше, чем могут дать семья и близкое окружение, но еще нет заметных результатов, чтобы быть интересными фондам. Это может быть сумма необходимых на жизнь компании расходов на период от полугода по полутора лет, соответственно от $50 до $500 тысяч.

 Когда же ангел рассчитывает вернуть свою инвестицию?

Горизонт возврата сегодня во всем мире смещается до 7-8 лет. Компании нужно успеть вырасти так, чтобы ее капитализация была существенной, иначе, владея несколькими процентами в капитале компании, ангел не почувствует никакой пользы от дивидендов, да и они обычно реинвестируются в бизнес. Расчет тут только на последующее приобретение или выход на публичный рынок.

 То есть, рассчитывать нужно на достаточно долгие отношения между ангельским инвестором и стартапом. Как же их правильно построить?

Отношения между проектом и инвестором должны быть в первую очередь доверительными. Без доверия и без поддержки друг друга ничего не происходит. Если со стороны инвестора будет какое-то излишнее желание навязать свою точку зрения, а со стороны стартапа какое-то неприятие советов и помощи — ничего не выйдет.

Нашим стартапам нужно научиться правильной, системной, постоянной и открытой коммуникации. Если есть какие-то проблемные места, то не бояться говорить о них. Если люди приходят с точкой зрения: "Я сейчас потрачу деньги инвестора, а там хоть трава не расти", — это одна история. Если люди строят бизнес, то в лице ангела они получают фактически бизнес-партнера. Почему бы с ним не советоваться, почему бы не спрашивать, когда нужна какая-то помощь?

 Как влияет на стартап то, что в него вкладывает не один инвестор, а пять? Он получает не только необходимую сумму, но и пять человек, с которыми нужно будет выстроить коммуникацию. Какие это дает плюсы и минусы?

Во-первых, это пять разных экспертиз, опыта и возможностей. Учитывая, что это все равно владение миноритарными долями, у стартапа всегда остается возможность принимать независимые решения. Главное, правильно выработать схему коммуникации с инвесторами, начиная с банальной регулярной отчетности.

 Отличаются ли в этом смысле украинские команды от западных? У вас есть инвестиции в американские стартапы, в чью пользу сравнение?

Если сравнивать, как ведет себя американский стартапер и украинский, можно сделать вывод, что наши фаундеры проявляют немного детский уровень сознания, как будто выданные им деньги это такая игра. А если им задают много вопросов — то пытаются их контролировать. На самом деле, прозрачность отношений — это залог их хорошего развития. Потому что если ты не получаешь от стартапа своевременной информации о том, что у него происходит, то это влияет на доверие к нему инвестора.

Наш рынок много чему учится в этом отношении. В Америке рынок ангельских инвестиций консолидировался в 90-х годах прошлого столетия, а у нас это только началось лет пять как. Плюс, культура предпринимательства в целом. У большинства наших стартапов нет никакого опыта ведения бизнеса, для многих это развлечение, интересный лайфстайл, они много времени уделяют не бизнесу, а тусовкам.

 Сейчас популярны такие площадки, как Kickstarter или Indiegogo, где стартапы могут без инвесторов получить нужную сумму на свой продукт. В чем плюсы и минусы таких площадок? И есть ли такая тенденция, что скоро они заменят бизнес-ангелов?

Легализация краудфандинга — это важная и интересная ступень развития венчурного рынка. В первую очередь потому, что начинающий частный инвестор может поучиться на небольших суммах. Но вряд ли это создаст такой же большой пул частного капитала, который формируют ангелы. В Европе, например, из 7,5 млрд евро, ежегодно инвестируемых в стартапы на ранних стадиях, около 5 миллиардов евро вкладывают именно ангелы. Фонды — около 2-х, а с помощью краудфандинга собирается всего 0,08 млрд. Так что пока это не совсем альтернатива, а скорее "разминка".

 Какое количество из 20 компаний по статистике выходит на самоокупаемость или IPO?

Есть международная статистика, что 50% проинвестированных компаний полностью умирают, 20% возвращают инвестированный капитал, 20% возвращают 2-3-х инвестированных капитала, 10% возвращают 10-х и только 1% может принести прибыль более 20-х. Именно поэтому если ангел хочет получить доходность в 25-30% годовых, ему необходимо инвестировать в не менее чем 20 компаний. Тогда начинает работать закон больших чисел, потому что на ранней стадии просто невозможно определить, войдет ли компания в те 50%, которые погибнут, или выстрелит. Нет ни одного инвестора в мире, который бы сказал, что все, во что он инвестировал, поднялось.

 Какой портфель инвестиций вы рекомендуете формировать ангелам, которые только начинают инвестировать?

Нет универсальных решений или советов, только сам инвестор может выбрать интересные ему сегменты рынка или типы компаний. Некоторые инвестируют только в то, что хорошо понимают, для многих важна синергия с другими бизнесами или проинвестированными стартапами. Главное, чтобы присутствовал тот самый портфельный подход, потому что при небольших количествах инвестиций риск потерять все остается очень высоким. Ну, и диверсификация портфеля — возможно, не только не сегментам рынка, но и по географии.

 То есть вы советуете смотреть не только украинские команды?

Cross-boarder инвестиции — это тренд последнего времени для ангелов в разных странах. Раньше считалось, что ангелы инвестируют только в пределах своего региона, чтобы лично уделять внимание команде. Это справедливо, но чтобы помогать своему стартапу, теперь не обязательно даже в одном часовом поясе с ним находиться. Например, калифорнийский стартап Shareroot, в котором мы с партнером являемся инвесторами, заказывает с нашей помощью разработку в Украине. Мир становится открытым и общаться намного проще. Мы в Uangel стараемся поддерживать хорошие отношения с другими ангельскими группами и если нашим инвесторам будут интересны проекты как в Европе, так и Америке, нам будет что им показать.

 Какие у вас планы на следующий год?

Во-первых, есть планы привлекать больше инвесторов, которые только начинают этим заниматься, и создавать им условия, чтобы им было комфортно начинать. Наша работа направлена на то, чтобы любой человек в Украине, который попадает под определение бизнес-ангела, мог прийти к нам и получить полезную для себя информацию. Планируем развивать, в том числе, образовательные инициативы.

Для уже активных инвесторов мы намерены искать больше интересных инвестиционных возможностей, в том числе и на других рынках, через наше общение с другими ангельскими группами.

Я бы не формулировала цели в количественных показателях, мы же не пионерский отряд. Самое главное — это удовлетворенность членов. Их количество — это отражение той стадии, на которой находится наш рынок. В том числе и уровня готовности самих проектов. Хотелось бы, конечно, делать больше сделок, но для этого нужны и качественные проекты. Все должно сложиться естественным путем, мы можем только способствовать этому как раз путем активной просветительской работы нашей организации.

У новых потенциальных инвесторов уже сегодня есть возможность попасть в правильную среду, где никто не будет пытаться навязать какую-то инвестицию, потому что кто-то должен на этом заработать. Клуб дает возможность именно получать опыт, войти в процесс инвестиций плавно, разобраться во всем постепенно, чтобы не наделать ошибок. Это достаточно долгий процесс. Поэтому основной задачей клуба остается формирование многоуровневой платформы для общения между инвесторами и предпринимателями, а главный фокус — на новых потенциальных инвесторах, которым должно быть удобно и полезно присоединиться к клубу и пользоваться его коллективной мудростью.

Читайте также

Заполните, пожалуйста, ваши контактные данные, чтобы получать ежемесячную рассылку!
Обратный звонок
Спасибо! Мы с вами свяжемся.