Перспективы послевоенного восстановления экономики Украины и приоритеты инвестирования

Перспективы послевоенного восстановления экономики Украины и приоритеты инвестирования

Ведущий и известный украинский экономист и основатель Ukraine Economic Outlook Михаил Кухар поделился в интервью InVenture прогнозами развития экономики в военное и после военное время

Ведущий и известный украинский экономист и основатель Ukraine Economic Outlook Михаил Кухар поделился в интервью InVenture прогнозами развития экономики в военное и после военное время, а также рассказал о приоритетах и возможностях инвестирования в Украине.

Михаил, учитывая, что сегодня мы живем в трудно прогнозируемое время, но все-таки опираясь на наиболее вероятный сценарий окончания войны, каким вы видите путь восстановления экономики Украины? Спустя какое время страна может выйти на траекторию экономического роста и довоенный уровень ВВП?

Исходя из стандартов индустрии макроэкономических прогнозов, в которой я работаю, следует говорить об определенном сценарии. Исследование Ukraine Economic Outlook основано на том же сценарии, на котором основаны сценарии Министерства экономики Украины, Национального банка и Международного валютного фонда. Они предполагают, что в течение 2022 года будет война и с 2023 года начнется активное восстановление. Мы придерживаемся этого же сценария. Мы не являемся военными экспертами. Мы никогда подобными вещами не занимались, более того, в индустрии существует правило того, что, когда происходят мировые эпидемии, войны, революции макроэкономические прогнозы обнуляются. Прогнозы МВФ, JPMorgan и наш прогноз c началом войны, соответственно, тоже были обнулены. Мы на 4 месяца вязли паузу и не обновляли наши прогнозы. Только сейчас вышел первый выпуск Monthly Economic Outlook с начала войны. Это лучший выпуск в истории компании и в него заложены вводные, взятые на основе поездок и переговоров, которые проходили с общими коллегами в США и Европе. Мне кажется, нам удалось достичь достаточно высокой точности описания того ущерба, который нанесен украинской экономике.

Я очень рад, что впервые за историю прогнозов, наш прогноз сошелся с обновленным прогнозом Минэкономики. Прогноз МВФ о том, что, падение реального ВВП, то есть материального производства в Украине составит 40-45% неактуален и неточен. Наш текущий прогноз падения реального ВВП – 33%, Минэкономики – 34,5%, то есть 1,5% – это погрешность. В целом, мы исходим из того, что в отношении материального производства мы потеряли треть того, что у нас было до того, как первые бомбы упали на Киев.

Большинству же более важен номинальный ВВП, их интересует, что произойдёт с cash flow их компаний, что произойдёт с их личными доходами. Четыре месяца наблюдений дает нам достаточно твердую математическую почву под ногами, чтобы увидеть такое называемое «дно» (нижнюю точку падения экономики), которое мы достигли в апреле 2022 года и уже по маю и июню мы наблюдаем восстановление. Соответственно, мы достаточно уверенно прогнозируем, что номинальный ВВП Украины в этом году составит 5 триллионов гривен, что означает всего лишь 20% спад в сравнении с прошлым годом.

Такой незначительный спад, конечно же, за счет дизайна эффекта высокой инфляции, которая в этом году составит 36% процентов.

Разумеется, ситуация с выполнением бюджета, как и всегда во время войны критическая, иначе и быть не могло. И расходную часть удается выполнять исключительно за счет прямой иностранной помощи. Поскольку украинский бизнес, естественно, не должен тащить на себе колоссальные военные расходы по защите Европейского Континента только за счет налогов с отечественных компаний.

Так все же, как на практике ощущает на себе это падение корпоративный сектор?

Многие компании, с которыми мы работаем, например ритейл сети в пяти западных областях, удивлены, потому что якобы идет война, а у них выручка выросла на 7%, а у других на 24%, и они спрашивают неужели это рост? На самом деле нет, это не рост, потому что курс был зафиксирован, а вы не фиксируете своих убытков по cash flow в валюте.

В реальной стоимости денег, в реальной покупательской способности вы должны дисконтировать это на 35-36% инфляцию.

С другой стороны, те же сети на Западной части Украины компенсировали падения из-за дополнительного покупательного спроса со стороны переселенцев

Да, все верно, 5 миллионов внутренних переселенцев и будем откровенны: это средний класс, это upper-middle class, который переместился из Харькова, из Киева на своих джипах и сейчас живет в Ивано-Франковске, Черновцах, Львове, где они никогда не планировали жить, тратить деньги в ресторанах и супермаркетах, а это громадный кластер сотен тысяч человек, высоко-платежеспособных потребителей, которые к тому же приехали еще и со своими сбережениями, а у кого-то и сохранилась выручка их бизнеса. И поэтому они создают неестественно высокий спрос в тех областях, которые меньше всего коснулась война. И да, там мы уже имеем достаточно хорошие линии восстановления.

Во что же можно инвестировать в Украине и следует ли инвестировать в таких условиях?

Тут я люблю цитировать своего, к сожалению, уже покойного друга и коллегу Славу Рабиновича, в свое время, ведущего финансового аналитика России, в свое время, который работал с distressed фондами, дефолтными облигациями и стрессовыми активами, и нацелен на страны, где проходят войны, кризисы и дефолты. Так вот он говорил, от «полный конец» до «очень плохо» – это 150% годовых в валюте, от «очень плохо» до «просто плохо» - 50% годовых, а вот дальше привычная доходность 10-15% годовых.

«Так вот 2022 год, для тех, кто умеет профессионально работать с высоким риском, это год потрясающих возможностей»

Мне известно, что существует ряд фондов, которые сегодня скупают недвижимость, при этом это массовая интервенционная скупка квартир в Киеве и Харькове, включая квартиры, которых уже, к сожалению, нет физически. У них есть разные дисконты и 30-40% и даже поболее.

Эти люди понимают, что они делают, они верят в победу больше, чем МВФ, поскольку они голосуют в эту победу десятками миллионов наличных долларов и пытаются на этом заработать.

На самом же деле для бизнеса этот год, безусловно, очень тяжелый. И выиграл уже тот, кто не потерял. Тот, кто сделает финансовый результат своей компании и сведет P&L к нулю, он должен получить, как великий менеджер, орден или бонус в своей компании. А если он еще и сохранил хотя бы большинство рабочих мест — это как современный герой Украины, который не дал убить нашу экономику.

В каких сферах бизнеса на микро и макроуровне в Украине Вы видите потенциал роста и соответственно приток инвестиций после окончания войны?

На самом деле уже сейчас видно то, что будет направлениями и точками роста в следующие три года. А именно, на нас прольется массив денег, которых никогда не должно было прийти в эту экономику.

В истории Украины удачным годом считается, когда приток прямых иностранных инвестиций составляет 3-4 млрд. долларов.

Наша страна обречена получать, начиная со следующего года от 50 миллиардов долларов в год прямого валютного inflow по внешнему счету, это будут кредиты, инвестиции, гранты стран G7 на восстановление. Громадные суммы будут тратиться в первую очередь, конечно же, на сектор строительства.

И тут сразу же вопрос, а готова ли строительная инфраструктура Украины осваивать такие вливания?

Давайте вспомним год пиковой нагрузки на строительство инфраструктуры, это 130 миллиардов гривен (немногим более 5 млрд долл.) на Большое Строительство в 2021 году. Тогда уже не хватало строительной техники, уже летели в небеса и иррационально повышались зарплаты строителей, которые были выше, чем в Венгрии и Польше. Также был иррациональный рост цен на строительные материалы, такие как арматура, щебень, песок, цемент, которые подорожали примерно на 40%. Естественно, когда происходит такая громадная интервенция спроса, только за счет эластичности цены можно ее сбалансировать. Такого предложения никогда не было. У нас даже нет такого количества карьеров, где сделаны вскрышные работы, чтобы получать необходимое количество щебня.

Поэтому первый совет, который я с высокой долей смелости мог бы дать тем, у кого есть какие-то свободные миллионы и десятки миллионов долларов в Украине, и они готовы вложить во что-то, где можно получить 2x диджитальную, а в некоторых случаях и 3x диджитальную доходность.

«Стоит рассмотреть инвестиции во все, что связано с инфраструктурой строительства»

Если, к примеру, ваша компания сдает в аренду пять тракторов или грейдеров, бинго! Их будут арендовать следующие минимум два года по цене мерседеса. Если ваша компания выпускает, например, бетономешалки или что-либо еще, у вас будут золотые горы. Вы будете обеспечены выручкой минимум на 3 года, даже если вы ленивый, бездарный бизнесмен, который сидит в глубинке и ничего не умеет делать. Вас самих найдут и вашими услугами воспользуются.

Если вы инвестор, который смотрит на плохо лежащие активы в регионах, стоит обратить внимание на различные моторно-транспортные компании, которые занимаются лизингом техники. Сейчас они, конечно, все пережили тяжелые времена, потому что никто не платил, не было новых клиентов. Но стоит пережить ещё один-два квартала и если говорить языком фондовика, если бы они котировались, они бы сделали несколько X (иксов). А учитывая, что они не котируются, они попросту существенно вырастут в выручке.

Помимо строительства на какие еще направления стоит обратить внимание инвесторам?

Второе направление, конечно же — ВПК. Я нисколько не сомневаюсь, что при поддержке ленд-лиза и коалиции из 55 сильнейших государств мира невозможно проиграть войну и эта коалиция сейчас направлена на военную помощь, затем она будет финансовая для восстановления. Исчезнет ли русская угроза после нашей победы? Ну хоть мы и не военные эксперты, но как бы слушая лучших военных экспертов, в том числе англоязычных, мы понимаем, что она не исчезнет.

Ясно что сфера ВПК Украины недоинвестирована последние два десятилетия и сейчас переживает момент, когда в сжатые периоды времени в стране происходит промышленная революция, которая выводит ее на поколение вперед. Другими словами, какие-то страны шли от развития авиастроения к массовому строительству высокотехнологических дронов последнего поколения 50-70 лет, а мы сейчас лишь за два года проходим этот путь. Нет никаких сомнений, любые малые и средние производства, к примеру дронов (как хороший пример), будут безумным образом развиваться в Украине и на все это будет колоссальный спрос даже после окончания войны. Ведь все армии мира хотят перевооружаться в сторону дронов и поняли, что им не хватает дронов и что дрон-авиация — это авиация следующей войны, не хватает ни физически корпусов, ни электроники, ни программного обеспечения. А мы уже наработали боевой и инженерный опыт в этой сфере.

Насколько устойчив и инвестиционно-привлекателен ИТ сектор в это время?

ИТ было у нас и до войны, не отрасль, а сказка, они росли и почти в геометрической прогрессии по выручке. Я смотрел на цифры экспортной выручки software, и я бы на месте правительства его пиарил отдельно. Если бы посмотрели платежный баланс нашей страны 20 лет назад и попытались там найти среди экспорта товаров и услуг такую позицию как экспорт программного обеспечения, мы бы не нашли этой строки. Какое программное обеспечение могла создать Украина во времена Windows 95, да еще и чтобы экспортировать его? Сегодня же годовая выручка ИТ выросла до 7 миллиардов долларов. Более того, в 2020 году украинская ИТ индустрия прошла очень интересный рубеж. Вот считается, что Украина житница всего мира. У нас экспорт зерновых без семечки, составлял примерно 5 миллиардов долларов по году, в то время как экспорт программного обеспечения составил 5,5 миллиардов долларов, в 2021 году приблизился к 7 миллиардам долларов.

«Если смотреть на экономическую карту мира по разделению труда, Украина уже больше дает миру больше software, чем хлеба!»

Если мы говорим о new economy, то кончено же эти ИТ компании находятся на старте, как и другие во всем мире и то, что что именно у нас развиваются криптобиржи и NFT, все это задел для новых инвестиций.

Я люблю шутить, что Ukraine Economic Outlook — тоже ИТ компания, ведь мы продаем не просто макроэкономические прогнозы, мы продаем результаты вычисления нашего искусственного интеллекта и наша экспортная выручка вполне сопоставима с нашей внутренней. Тем не менее, сейчас некоторые наши математики работают в Лондоне, а некоторые в Португалии, это не имеет никакого значения. Мы остаемся украинской компанией, мы не просто платим налоги здесь, мы перечисляем всю выручку с начала войны в Фонд Армии на единый счет в НБУ.

«Подытоживая, строительство, ИТ и ВПК, вот три отрасли, которые будут лететь как птица, у многих из них проблемы и им кажется, что настал конец света или вот-вот настанет»

Поэтому, если у вас есть склонность к риску, пожалуйста, действуйте как distressed assets фонды, покупайте задешево пакеты акций компаний, помогайте компаниям развиваться, будьте смарт-инвесторами, двигайтесь вместе дальше. И через три года, возможно, вы с благодарностью вспомните этот прогноз.

Что скажите относительно перебарывающих отраслей, какие есть предпосылки для инвестиций в продукцию с добавленной стоимостью?

С вашего позволения, никаких прикладных советов давать не буду, особенно для тех, кто в этом бизнесе. Они и без наших советов все это знают и сами разберутся. Я верю в принцип невидимой руки рынка. Сама по себе переработка — да. Совершенно ясно, что сельское хозяйство переходит во второй и третий передел.

«Я думаю, что через 15 лет мы ни одного зернышка экспортировать не будем, как минимум перерабатывать в муку и продавать в 2 раза дороже.»

Какие государственные инициативы для развития бизнеса в военное время наиболее положительно способствуют росту инвестиционной активности, а какие наоборот. И что целесообразно было бы еще инициировать на государственном уровне сегодня чтобы поддержать бизнес?

Первое — это искусственные льготные кредиты по заниженным процентным ставкам, которые будет компенсировать Госказначейство для пополнения оборотных средств предприятий. Потому что все потеряли в выручке, это было неизбежно. От того как быстро мы запустим кредитные программы сегодня, зависит сколько компаний останется в живых. Потому что сохранить одно рабочее место в десять раз дешевле, чем создать. И второе — это либеральная налоговая реформа. Мы должны из Украины сделать официальный европейский офшор. У нас только это может быть компенсатором тех огромных страновых рисков. В том числе, такого, что риск нападения России второй, третий, четвертый раз, никуда не денется. И люди, которые будут инвестировать в Украину следующие десять лет, они будут закладывать в страновой риск неимоверно высокий коэффициент. И мы должны будем его компенсировать чем-то, чего нет у стран соседей. Поэтому если у Польши и Чехии налог на выведенный капитал 9% и 10%, то у нас должен быть 8% или 6% или 5%.

Блиц-вопросы:

Какая вероятность дефолта Украины по внешним обязательствам? 0 (нулевая)!

Какой курс вы прогнозируете гривна/доллар к концу 2022 года? Если курс отпустят, он может улететь в зону 40+, но при продолжающемся притоке валюты, он неизбежно придет в зону 35-36 и к концу года даже может укрепиться в сторону 31,5-35.

Вы верите, что война станет переломным моментом в качественных реформах в Украине и изменением парадигмы управления государством? Я очень хочу в это верить и уже вижу первые сдвиги, например, активные дискуссии о либеральной налоговой реформе.

На какую сумму международной помощи Украине от международного сообщества реально рассчитывать в предстоящие 3 года? Я считаю, что будет провалом если ежегодная сумма будет менее 50 миллиардов долларов в год.

В какие ТОП-3 инструмента инвестирования вы бы инвестировали свои средства (в размере от $10 000 - $100 000) сегодня находясь в Украине? Такие суммы как $10 000 я советовал бы каждому вложить в собственное образование. На инвестировании таких сумм не разбогатеешь. А вот правильное бизнес-образование даст вам новые идеи!

Читайте также