Полная реконцепция: что предпринять рынку недвижимости, чтобы остаться на плаву в кризис

Полная реконцепция: что предпринять рынку недвижимости, чтобы остаться на плаву в кризис

Андрей Рыжиков СEO и управляющий партнер компании DC Evolution о том, как рынку недвижимости нужно было готовиться к кризисам и о том, что еще можно предпринять.

Как же рынку недвижимости нужно было готовиться к новым вызовам и что еще можно и нужно предпринять?

Аккумулировать быстрые деньги. К примеру компания Apple собрала на своих счетах $207 млрд наличными — это в 4 раза больше, чем бюджет Украины на 2020 год. Эти деньги находятся не акциях, не в недвижимости, не в производстве — а в кэше на банковских счетах, что делает компанию мировым лидером по запасливости.

Если уже начали что-то делать — продолжать! Если есть ресурс, останавливаться категорически нельзя. Если проекты не стартовали, подождать месяц-два, чтобы понять, куда это все движется и как потом перезапустится.

Искать своего нового потребителя, у которого после карантина существенно поменяется модель поведения. 

Готовиться к реконцепции всего. Нельзя новую проблему решить старыми методами. Именно поэтому мы увидим новые симбиозы недвижимости: отели с коворкингами, офисы, похожие на коворкинги, жилье с функцией работы, отели, трансформируемые под офисы и многое другое, что еще несколько лет назад было трудно представить.

Стабильность становится устаревшим словом — пришло время адаптироваться под складывающиеся условия. Посыл «дифференцируйся или умирай» — как никогда актуален. Мир уже точно не будет прежним: изменятся глобальные устои и повседневные привычки, переформатируется мировое устройство и наши мысли. А пока остается только наблюдать и усиленно работать — лучше всего из дому, конечно же.

Почему происходили предыдущие кризисы и как при этом чувствовал себя рынок недвижимости?

В 2008 году мировой кризис спровоцировала бездумная выдача ипотечных кредитов, из которых формировались портфели для последующей продажи. 

Строительные площадки сначала приостановились, а потом и вовсе замерли. Недвижимость как актив просела в три раза. Докризисная себестоимость строительства составляла около $1 500 за квадратный метр, цена продажи $2 500 — $3 000. Получилось так, что чем больше успели построить — тем больше убыток. 

Новое проектное финансирование прекратилось, банки переоценили стоимость залоговой недвижимости и начали требовать от застройщиков дополнительный залог за якобы необеспечение кредита, а в противном случае грозились конфисковать недострой. Этот коллапс продолжался несколько лет, но потребительский спрос начал постепенно возвращаться, а рынок расти.

Кризис 2014 года – это сугубо украинский кризис, связанный с революцией и военными действиями.

С одной стороны, резкая девальвация гривни и последующий банкопад заставили украинцев для спасения своих сбережений вкладывать их в недвижимость, с другой — непостоянство курса не позволяло застройщикам и их подрядчикам прогнозировать себестоимость и соответственно конечную цену. 

Безусловно, люди, у которых были доходы и сбережения в валюте выиграли, поскольку долларовая цена на недвижимость, как и в 2008 году, резко снизилась. 

Но многие стройки опять остановились: панические настроения, связанные с войной, смена политических элит, недоверие к банковской системе и погружение в общий кризис заставляли откладывать покупку недвижимости тем, для кого это не было вынужденной мерой или инвестицией. Но рынок стал сильнее.

Кризис 2020 года был ожидаем — его ждали в 2018, потом в 2019, и вот в 2020 он случился.

В начале года назревало беспокойство на рынке нефти, и когда в марте стоимость барреля рухнула до $30, страны, доход которых серьезно зависит от нефти, почувствовали себя, мягко скажем, не очень хорошо. Украина, несмотря на то, что не является нефтезависимой страной, отреагировала на это ростом курса доллара, что с одной стороны, должно уменьшить дефицит бюджета за счет роста таможенных поступлений, с другой стороны это посеяло панику среди населения, которое бросилось скупать валюту, тем самым толкая ее еще выше. Но, конечно, главное, что влияет сейчас на все экономики мира — это коронавирус. Это прецедент, когда практически весь мир сидит на жестком карантине, сравнимым с домашним арестом. Останавливаются и даже закрываются предприятия, прекращаются пассажирские перевозки, ломается система логистики и в прямом смысле наступает коллапс общемирового устройства и всей экономической системы. Любые прогнозы потерь бессмысленны, пока мы даже не понимаем, когда все это может закончиться.

Источник: Новое Время

Читайте также

Обратный звонок
✓ Valid