Switch to English
Вход
Инвестиционные предложения
Новости
Аналитика
инвестировать Найти инвестора

Аналитика

Практика инвестирования и предпринимательства венчурного фонда Almaz Capital

Практика инвестирования и предпринимательства венчурного фонда Almaz Capital

×
871

Практика инвестирования и предпринимательства венчурного фонда Almaz Capital

  • Любовь Симонова, главный партнер инвестиционного фонда Almaz Capital Partners делится практическими походами к инвестированию и предпринимательству
Расскажите вкратце о фонде.
 
Фонд Almaz Capital был создан в 2008 году на деньги институциональных инвесторов: Cisco, EBRD и UFG Asset Management. Мы управляем чужими деньгами, и на это накладывается достаточно много правил. Наши сильные стороны: мы знаем Россию, потому что большая часть команды работает и взращивает бизнесы в России. Мы сильны на территории Америки, потому что часть команды находится в Америке. Мы помогаем и вкладываем деньги на стадии раннего роста, когда у компании уже есть работающий прототип.  Мы ищем технологическую компанию, глобально ориентированную, с прототипом, на стадии раннего роста и нацеленную на миллиардные рынки. Если это, например, рынок интернет-рекламы, то это должны быть технологии управления рекламой. Если e-commerce, то это какие-то платформы. В магазин мы не вкладываем, мы вкладываем в технологии.

На текущий момент у нас есть 13 портфельных компаний и три удачных выхода: это IPO Яндекса, QIK – технология мобильного видео, которое было продано Skype, и Vyatta – конкурент Cisco.

Сейчас мы завершаем весь документооборот по созданию второго фонда. Он будет побольше, чем Almaz Capital I ($75-80 млн) и  будет $180-200млн.

Это будет late-stage фонд?

Нет, будут те же стадии (early-stage прим.) Единственное,  до $10млн. мы собираемся вложить в более ранние стадии.  Более ранние – это не pre-seed и seed, а скорее классический стартап на стадии завершения прототипа и сбора первых клиентов.

У нас есть условие: мы – миноритарии и соинвестируем с кем-то в проект. У нас нет сил и возможностей воспитывать команды и, если это будет инкубаторский или акселераторский проект, тогда вероятность того, что мы войдем, возрастает. В большинстве инкубаторов проектами, действительно, неплохо занимаются. Мы общаемся со всеми и в Украине, и в России, и даже в Финляндии.

Из последних новостей –  мы открыли грантовый фонд в Украине совместно с Runa Capital, TA Ventures и Bionic Hill. Я надеюсь, что будут хорошие показатели, хотя компаний там будет не так много. Деньги даются на полгода, и будет требоваться отчетность. Это не халявные деньги. Мы рассчитываем, что придут действительно классные технологические ребята, потому что бизнес бизнесом, но хочется найти какие-то взрывные технологии, тем более сейчас для этого все есть. Предпринимателям, когда они приходят в фонд, нужно понимать, зачем они вообще пришли в фонд, потому что деньги – это, на самом деле, самое последнее, что требуется от фонда, а инвестор – это последний человек, к которому нужно идти за деньгами, особенно на ранних стадиях. Инвестор – это турбо-движок, когда надо включать нитро, чтобы быстрее дойти до финиша и всех сделать.

Очень многие приходят ко мне и говорят «спасибо» за то, что я когда-то сказала: «Идите отсюда, вам наши инвестиции не нужны». Они строят бизнес, который действительно будет работать.  И все понятно с бизнес-моделью, и люди верят в свои проекты,  им достаточно пойти, взять кредит и сделать все без инвестиций, никому не отдавая бизнес.

Зачем же тогда нужен инвестор?

Инвестор нужен в первую очередь для закрытия определенных компетенций. Инвестор – это знакомства. Инвестор – это помощь с госорганами, с  взаимодействием с компаниями. Мне вот, например, абсолютно все равно, кому звонить, если спрашивают: «А как связаться?»  Я могу позвонить и сказать: «Здравствуйте, я Люба Симонова, и у меня есть такие ребята, посмотрите». Можно сказать, что наглость – это второе я. Этот же предприниматель, набравшись наглости, веса, знаний тоже через какое-то время станет таким, будет сам себе инвестор.  Любой предприниматель становится инвестором и по менталитету, и по поведению. Вот Сергей Белоусов, Саша Галицкий – они инвесторы или предприниматели? Изначально это предприниматели. Просто предпринимательство  в своем определении – это не только создание бизнеса собственными усилиями, но и помощь с созданием бизнеса другим. Любой такой серийный предприниматель в какой-то момент перерастает сначала в бизнес-ангела,  а потом уже и в  крупного инвестора.

По советам предпринимателям. Культура общения – вот что должно быть в первую очередь. У меня бывают такие разговоры по телефону:

- Любовь?

- Да.

- Я Вам вчера послал.

- Во-первых, здравствуйте. Как Вас зовут? – ступор. – Как Вас зовут?

- Александр.

- Что Вы мне отправили?

- Презентацию.

- Замечательно, куда Вы мне её отправили?

- Ну, на gmail или на Almaz.

- А поконкретней? Вы не помните, на какую почту, Вы мне отправляли?

- Нет, не помню.

А у меня их много. Нужно хотя бы элементарное: «Здравствуйте», – и представиться.

Я еще ранее говорила, чтобы предприниматели не забывали хотя бы банально мыться.

Еще, конечно, нужно понимать, к какому фонду ты пришел. С магазином к нам бесполезно идти, и не надо на нас обижаться за то, что мы не ответили. Нам в неделю пишет 150 предпринимателей. Ответить всем очень тяжело. А если попадается что-то интересное, я пересылаю это одному из наших сотрудников – Виктору – на дальнейшее изучение.

А первоначально письма проходят через Вас?

Через всех. У нас есть почта info, она читается. На входящих сидит Виктор Осыка. Если что-то интересное, он делает summary для всех. У нас есть операционный директор – Ирочка. И ей тоже приходят, в Америку приходят, всем приходят. Любому человеку можно прислать  и на персональный адрес .

И вы это все читаете?

Читаем все. На те, которые совсем не в фокусе – не отвечаем. Ребята, ну сделайте домашнее задание: посмотрите, что у нас в портфельном активе, кто у нас, чьи деньги. Это все написано на сайте. Посмотрите на портфолио, спросите, уточните у коллег-предпринимателей.

Рассказывали, что предприниматели считают меня девушкой настроения. На самом деле, я всегда говорю правду-матку. Если нравится – говорю, если не нравится –тоже говорю, указываю на ошибки. В целом мне проект может нравиться, но я показываю болевые точки. Хочешь поспорить – спорь, не хочешь – не спорь, прими к сведенью, задай дополнительный вопрос .  Бывает,  сначала ругаются, а потом переспят с идеей и: «Ты все-таки была права».  Если ты не веришь одному инвестору, сходи к другому.

«Украдут идею» – это паранойя. Банк не торгует семечками, бабка не дает кредиты. Профессиональный инвестор не будет делать проект. У него своя задача – управление деньгами. Если речь идет о корпоративном инвестировании, то нужно думать, прежде чем приходить туда с какими-то проектами. Mail.Ru, Яндекс и прочие иногда покупают стартапы, но все равно ведут очень много разработок внутри. Ко мне иногда приходят и говорят: «Я рассказал про свою технологию Бегуну, а они взяли, и через неделю ее запустили!» Ну да, делать им нечего, пересадили, наверное, всех своих программистов и за неделю сделали, а про все остальные свои проекты забыли. Надо же мозги включать.

Еще нужно прекрасно понимать, что инвестор за вас строить бизнес не будет. И в инвестиции ни Бентли, ни квартира не заложены, как бы этого вам ни хотелось.

Перед инвестором идет жесткая отчетность?

Да. Но в каком плане жесткая?  Есть Совет директоров, который принял стратегию развития на год. Компании поменьше предоставляют отчетность ежемесячно, побольше – ежеквартально. Есть определенные KPI, которые на Совете директоров нужно озвучить.

Если что-то идет не так, вмешивается Совет директоров. У нас в Совете, как правило, одно место (иногда бывает два) с наблюдателем от фонда. Сказать Совету: «Давайте сделаем так!» – мы не можем, у нас есть, условно,  один голос из пяти. Иногда говорят: «Они разрушили наш бизнес».  Мы не могли разрушить бизнес, потому что есть Совет директоров, который принимает решения.

Нужно понимать, что ты, как предприниматель, должен знать, что будешь делать и в какой момент времени начнешь зарабатывать деньги. Любое построение бизнеса идет к цели – зарабатывать деньги. Можно заниматься благотворительностью, но без инвестора. Любой инвестор зарабатывает деньги.

А как же создание идеального продукта?

Сферический конь в вакууме. Нам нужен конкретный проект.

Бывает, что можно поэкспериментировать на ту или иную аудиторию, где-то бизнес-модель будет работать лучше, где-то хуже. Это все настраивается. Сегодня погода хорошая – в Интернете никого нет. Завтра пошел дождь – все сидят в Интернете.  Вот и все. Нужно помнить про сезонность, про праздники. Если это глобальный фокус, ты все равно должен понимать, когда будут провалы и всплески. Если ты делаешь магазин,  то это логистика. Я однажды спросила у одного казахского стартапа: «А как у вас с доставкой ваших продуктов?» Они ответили: «Ну, мы пока  сами на рынке покупаем». «Хорошо, а если 100 заказов в день?»

Если ты собираешься обслуживать своих соседок – это хорошо, а если большой рынок, то это совсем другое.

Это все нужно прописывать в презентации?

Это нужно понимать в голове.

А инвестор поймет, что ты это все понимаешь?

Конечно. Самое главное: бизнес-план лучше писать самостоятельно. Пусть он будет неказистый, но есть определенные пункты, которые должны быть озвучены. Недавно мне один московский предприниматель жаловался, что не может вложить в бизнес-план то, что у него в голове. Я ответила: «Напиши на одном листочке «финансовый план», на другом – «маркетинговый план», по составляющим. Каждый день пиши как минимум по одному предложению на каждом листочке. Это, условно, семь предложений. Семь предложений – это максимум 20 минут». Но нужно заставить себя. Это не 5 минут, это построение бизнеса, и оно должно быть у тебя в голове. Ты должен понимать и своих конкурентов, и аудиторию. Ты должен спрашивать не среди друзей, а среди незнакомых. Сейчас очень удобно это делать через социальные сети и не тратить деньги на фокус-группы. Можно даже бабок на лавочке спросить.

То есть, чем углубляться в заумные маркетинговые стратегии , лучше выйти на улицу и пообщаться с людьми?

Нужно понимать, кто быстрее всего и больше всего заплатит за твой продукт. Сферический конь в вакууме не нужен никому. А вот эта финтифлюшка нужна 40-45 мужчинам просто позарез. И они заплатят хоть завтра, ты только сделай.

Почему вошла в моду модель Lean Startup? Потому что наши технари привыкли пилить  то, что им в голову пришло. Но то, что ты напилишь, в 98% вообще никому не нужно. И есть большой процент того, что ты сделал что-то случайно, просто потому что выпил и полет фантазии направился в другую сторону, и именно это окажется самым прибыльным. Поэтому Lean Startup: попробовал – поменял. Пилить что-то год или два – слишком долго: и технологии, и пользователи поменяются, и уже умерли все, кому это надо было.

Parallels – одна из Ваших портфельных компаний. Не возникает конфликтов интересов с Сергеем Белоусовым (основатель фонда Runa Capital, глава Совета Директоров компании Parallels)? Вы же все-таки ведете конкурирующие фонды.

В России конкурирующих фондов нет. В Украине тоже. Потому что всю венчурную индустрию можно посадить в один самолет. Нас очень мало, наоборот, мы друг другу помогаем. Нас хватит на всех и еще останется. Поэтому мы стараемся делиться сделками, идти в соинвестирование, если видим, что продукт хороший. Бывает, что внутри Совета Директоров идет уже конкретный выбор стратегии, тогда мнения разделяются. Но нас очень мало. Сказать, что нас скоро станет больше – очень хочется, но это пока не факт.

150 писем от проектов в неделю – это, с учетом сезонности, 5 – 5,5 тысяч в год, а сделок у нас в год – 5.

Да, не очень много.

Понимаешь? Если будет еще 10 фондов, им все равно хватит.

Да и в Америке не такая уж огромная индустрия.

Нет,  там больше, там много фондов, и  фонды там большие.

Ну, проектов там тоже в разы больше.

Пойми, у них венчурная индустрия сколько, 40 лет?

Побольше.

А у нас сколько?

20, наверное.

10, максимум. У нас первые венчурные сделки – это 1999-2000 год. Когда Finam вложился в Бегун. И деньги еще никто не научился вкладывать. Сейчас появляются шальные деньги. Частники приходят  в проекты и буквально чемоданами их заносят. Но тоже нужно понимать, что лучше все-таки взять деньги профильного инвестора, который сможет внести компетенцию.

Smart-money?

Smart – не smart, но компетенция. Если у тебя проект, который ты можешь продать государству, то тебе нужен человек, связанный с государством. Если у тебя технология, то смотри, кто строил технологические компании. У меня в презентации есть картинка о том, сколько времени и на что нужно потратить. В первую очередь – найти советчика (adviser), с кем можно посоветоваться. Большую часть процесса разработки продукта ты ищешь клиентов, и маленькую-маленькую часть времени ищешь капитал.

Я знаю очень много проектов, которыми можно зажечь других, и люди сделают бесплатно. Например, я дала одному контентному проекту разрешение на использование своих фоторабот. Я написала письменное разрешение, мне не жалко. Надо сейчас – берите, а потом как-нибудь рассчитаемся. Можно и программиста найти, и бухгалтера, и с кем-то посоветоваться. Людям не жалко раздавать информацию. Смысл нашего существования в том, чтобы выросло как можно больше компаний. От этого всем станет лучше. И мы давно пытаемся перебороть советский менталитет, что предприниматель – вор, спекулянт, барыга.

Хозяин ларька.

Вот. Предпринимательство – это состояние души. Не нужно бояться пробовать, придумывать. У нас Кулибиных много, только на практике масса изобретений оказываются бесполезны. Наука –хорошо, а давайте теперь подумаем, как сделать из этого бизнес.

Работая на дядю, тоже можно быть предпринимателем. Ты предпринимаешь на благо компании. Но здесь нужно понимать, что можно отсиживаться в офисе от звонка до звонка и ничего не делать или делать из-под палки. А можно поставить себя на уровень генератора идей бизнеса, быть независимым человеком, принимать решения самостоятельно и ставить в известность начальство. «А с какого перепугу?» – говорит тебе руководство. А ты говоришь: «Ну слушай, на этом твоя компания сделает лишних пару миллионов долларов в год». И оно скажет: «Ну попробуй».

Нельзя говорить, что предприниматели – от 30 и старше, и только после того, как 150 раз «башкой об стену ударишься». Есть знакомые, которые в 17-18 заработали свои первые миллионы долларов, будучи студентами.

Насколько я знаю, Вы сотрудничаете с Государственной Думой.

Да. В том или ином виде меня приглашают поучаствовать на разные заседания и высказать свое мнение.

И что, правительство прислушивается к предпринимателям в России?

Да, прислушивается.

И принимаются какие-то законы?

Да, принимаются. Слава Богу, года 3-4 назад они посмотрели на людей и решили, что к некоторым можно все-таки приходить за советом. На заседания приходят из фондов и из банков. Например, было заседание, где обсуждался вопрос «Молодежное предпринимательство». Я говорю: «Ну, чего вы фигней страдаете, где профориентация школьников? Раньше были УПК, дворцы пионеров, где могли прийти пощупать руками, получить специальность. Где профориентация?» И вот, с осени, в школе, где у меня ребенок учится, висит объявление о прохождении теста на профориентацию. Я счастлива и себе галочку поставила.

Значит надо просто пытаться делать и рано или поздно что-то получится.

Конечно. И вообще, хватит сидеть на попе, надо больше активности. Времени хватит. Было бы больше, я бы нашла, чем еще заняться.

 

Вверх

Задать вопрос

×