Switch to English
Вход
Инвестиционные предложения
Новости
Аналитика
инвестировать Найти инвестора

Прогноз развития рынка высоких технологий

Рынок высоких технологий 2015: прогноз развития основных отраслей от Deloitte

1. «Интернет вещей» — действительно о вещах, а не о людях

По прогнозам экспертов в 2015 году продажи устройств, поддерживающих технологию, известную как «Интернет вещей» (Internet of Things, IoT), вырастут на 60% по сравнению с предыдущим годом и составят один миллиард устройств, а их общее количество достигнет 2,8 млрд. Совокупная стоимость IoT-оборудования (например, модема, работающего в сети сотовой связи, или сравнительно более дешевого Wi-Fi-адаптера) составит 10 млрд долларов США, а стоимость услуг, оказываемых посредством такого оборудования — около 70 млрд долларов США. Последняя оценка включает услуги передачи данных, необходимые для подключения устройств к сети, профессиональные услуги (консалтинг, внедрение, анализ данных), а также эффекты экономии, например, по программам страхования автомобилей, оборудованных телематическим оборудованием, или по программам страхования здоровья, в том случае если будут использоваться специальные нательные гаджеты, контролирующие состояние здоровья.

Выручка от продажи IoT-оборудования и услуг подключения растет на 10-20% ежегодно, в то время как темпы роста выручки от продаж, связанных с IoT приложений, аналитических данных и услуг составляют 40-50%. Хотя внимание СМИ приковано к использованию IoT-технологий конечным потребителем (например, для управления нагревательными, осветительными и прочими бытовыми приборами — от стиральной машины до чайника), «Делойт» прогнозирует, что 60% всех беспроводных IoT-устройств будет, напротив, покупаться и использоваться предприятиями различных отраслей. Более того, на долю последних будет приходиться свыше 90% выручки от оказания связанных с IoT услуг.

История происхождения термина «Интернет вещей»

Многие устройства и датчики могут взаимодействовать друг с другом обычно посредством проводной связи или таких технологий, как система диспетчерского управления и сбора данных (supervisory control and data acquisition, SCADA). Иногда такие устройства были соединены посредством радиосвязи. Появившиеся в 80-х годах 20-го века сети сотовой связи могли передавать голосовую информацию, но не данные машинной телеметрии. С началом развития сотовых сетей третьего поколения (3G) в 2001 году устройства и датчики смогли сравнительно просто «общаться» друг с другом. С целью установления различий классов передачи информации, аналитики отрасли выделили все, что связано с голосовыми вызовами, в одну категорию, а с передачей данный между устройствами — в другую, получившую название «межмашинное взаимодействие», или M2M. Со временем категория М2М расширилась и включила в себя разнообразное телематическое оборудование, работающее в сетях сотовой связи, в том числе используемое в сфере грузоперевозок, интеллектуального учета потребления коммунальных ресурсов, а также электронные книги, планшетные компьютеры и модемы для ПК, за исключением смартфонов.

Даже сегодня многие прогнозы по отрасли М2М охватывают электронные книги, планшетные компьютеры и модемы для ПК, хотя нам такая классификация кажется неоправданной. Несмотря на то, что в трафике этих трех видов устройств имеют место автоматические потоки информации, связанные с загрузками обновлений, большая его часть определяется пользователем; кроме того, во многих случаях сотовая связь используется для передачи трафика только непродолжительное время, уступая его львиную долю Wi-Fi (или иным технологиям ближней бесконтактной связи, таким как Bluetooth или ZigBee). И наконец, с появлением IP-телефонии отнесение этих трех видов устройств к отдельной от смартфонов категории необоснованно, равно как и отнесение их к телематическому оборудованию, устройствам или датчикам. Как было отмечено в отчете «Делойта» 2014 года об IoT-среде, «внимание более смещается на «машины», оставляя людей на втором плане». «Интернет людей» — это важная тема, требующего отдельного внимания.

Хотя внимание СМИ приковано к использованию IoT-технологий конечным потребителем, «Делойт» прогнозирует, что 60% всех беспроводных IoT-устройств будет, напротив, покупаться и использоваться предприятиями различных отраслей.

«Интернет вещей» обычно называют рынком межмашинного взаимодействия (Machine-to-Machine, M2M), фактически отождествляя эти две области (см. врез «История происхождения термина «Интернет вещей»).

Современные беспроводные технологии, будь то сотовые сети или Wi-Fi, позволяют обладателю смартфона решать множество полезных задач удаленно: от управления бытовой техникой до контроля за системами жизнеобеспечения и безопасности дома. Однако по прогнозу «Делойта», в 2015 году спрос со стороны конечных потребителей на такие решения будет в 10 раз меньше аналогичного спроса со стороны предприятий. В чем причина?

Потребителю технологии М2М помогают выполнить лишь некоторые этапы того или иного процесса. Так, дистанционный запуск стиральной машины и уведомление об окончании стирки — это удобная опция по сравнению с необходимостью нажимать кнопки на самом устройстве. Однако еще нужно рассортировать, принести к машинке и загрузить в барабан белье, а также засыпать стиральный порошок. Другими словами, роль устройства М2М в данном случае весьма невелика.

Факты экономии электроэнергии вследствие использования бытовой техники в непиковые часы потребления неоспоримы, однако ее эффект — незначителен. Используя устройство сушки белья в ночное, а не в дневное время, мы экономим за счет льготных тарифов, если таковые имеются. Однако даже при ежедневном использовании этого прибора экономия составит всего порядка 50 долларов США в год.

Иногда стоимость IoT-оборудования чрезвычайно высока: один комплект IoT осветительных приборов, состоящий из блока управления и двух лампочек, стоит 150 долларов США, а каждая дополнительная лампочка — 60 долларов. Освещение гостиной с помощью шести лампочек, подключенных к IoT, обойдется почти в 400 долларов, тогда как за шесть галогенных ламп и регулятор силы освещения нужно заплатить всего 50 долларов.

Полный переход на IoT-технологию часто просто экономически нецелесообразен. К примеру, чтобы дистанционно открыть дверь гаража и завести автомобиль, необходимо выполнить простейшую операцию включения-выключения. Простой пульт радиоуправления за 40 долларов вполне справляется с этой задачей, а стоит значительно дешевле.

программируемый термостат, который, кстати, очень часто уже установлен, привычен в управлении и не стоит дополнительных денег. Кроме того, среда для подключения IoT-устройств и управления ими чрезвычайно фрагментирована, что ограничивает потенциальные возможности и удобства для совместного управления несколькими приборами одновременно.

И, наконец, широкие возможности индивидуальной настройки, доступные в IoT-системах, большинству пользователей неинтересны — им важны не технические оценки и спецификации, а конкретная польза. Кроме того, человеческие привычки — дополнительное препятствие: мы не желаем изменять их в угоду новой системе, но предпочитаем, чтобы систему можно было настроить под наши нужды с незначительным ущербом заведенному укладу жизни. Например, в миллионах домов были установлены интеллектуальные электросчетчики в расчете на то, что среди прочих выгод потребитель сможет узнавать в режиме онлайн о своих ежемесячных затратах на электроэнергию и изменить свое поведение, чтобы сэкономить или благоприятно повлиять на окружающую среду. Спустя три года после установки счетчиков только 6% потребителей обратили хоть какое-то внимание на показатели своего потребления и менее 2% делали это более одного раза.

Итак, если покупателю интеллектуальные M2M-счетчики не нужны, стоит ли их вообще устанавливать?

Стоит, так как это пойдет на пользу предприятиям.
Например, только установка интеллектуальных счетчиков в Великобритании позволила сэкономить немногим более 40 долларов США в год в расчете на одно домовладение или 2 млрд долларов — в масштабе всей страны. Для электроэнергетических компаний совокупная экономия от использования IoT-технологий может быть еще в несколько раз больше. Объем ежегодной экономии за счет автоматизированного снятия показаний счетчиков, выявления коротких замыканий и улучшенной системы диагностики и локализации технологических неисправностей в режиме реального времени превышает один миллиард долларов, что сравнимо с эффектами всей экономии в секторе конечного потребления. Однако наибольшие выгоды можно извлечь из анализа структуры потребительского спроса на электроэнергию в часы пиковой нагрузки. Это позволит ежегодно экономить миллиарды долларов, устраняя необходимость строительства от одной до трех новых электростанций, стоимость постройки каждой из которых составляет до 37 млрд долларов США18. Совокупный эффект экономии для электроэнергетических компаний может превышать эффект экономии для конечных потребителей в пять, а то и в десять раз.

Как обсуждалось выше, непосредственная выгода от удаленного управления стиральной машинкой для потребителя скорее всего будет невелика; однако для компаний-производителей эффект может быть огромен: не только вследствие обладания информацией о надежности, текущем и будущем состоянии приборов, но также и в результате доступности информации о характере использования функций устройств в режиме реального времени. Выводы, которые можно сделать на основании этих массивов информации, могут иметь ценность, превышающую сотни долларов с одного устройства в течение срока эксплуатации стиральной машины, многократно покрывая затраты на ее производство с применением IoT-технологий.

Вот лишь один практический пример: производитель затратил миллионы долларов и несколько месяцев на разработку автоматизированной системы снижения энергопотребления, включающейся после выбора данной опции потребителем. Информация, полученная посредством IoT, показала, что новшеством воспользовалось менее 1% потребителей; и компания приняла решение заменить его на автоматически включающийся модуль управления энергопотреблением, обеспечивающий экономию для потребителя.

По имеющимся прогнозам, в 2015 году объемы продаж автомобилей со встроенным телематическим оборудованием превысят 16 млн единиц, однако будут ли они востребованы на рынке пока не ясно. К примеру, в миллионах автомобилей установлена кнопка вызова технической помощи на дороге, однако в эпоху повсеместного распространения смартфонов многие водители никогда ее не используют.

Однако страховые компании чрезвычайно интересуются данными о поведении водителей и их стиле управления автомобилем, предлагая скидки на программы автострахования тем, кто соглашается устанавливать дополнительное оборудование и предоставлять данные. В 2015 году объемы продаж подобных устройств составят 22 млн единиц21, что позволит не только достичь экономии на страховых премиях, но и пропагандировать культуру безопасного вождения22.
Несмотря на ажиотаж в СМИ вокруг использования потребителями «Интернета вещей», объемы продаж большинства подключенных к Интернету устройств, датчиков и контроллеров исчисляются сотнями тысяч и очень редко — миллионами. В то время, как предприятия закупают и используют десятки и даже сотни миллионов IoT-устройств. Интеллектуальные счетчики, электрические сети, дома, города и дороги — вот лишь некоторые примеры IoT-систем. Промышленные предприятия, сектор мобильного здравоохранения (mHealth), сфера совместного использования транспортных средств (например, прокат автомобилей и мотоциклов), топливно-энергетический комплекс также могут извлечь выгоду из IoT-технологий.

Выводы

В 2014 году рынок аналитических услуг на базе IoT носил преимущественно описательный характер (800 млн долларов США), в какой-то мере прогнозирующий (180 млн долларов США) и совсем незначительно — предписывающий характер (14 млн долларов США). В течение следующих четырех лет, в то время как совокупная выручка от аналитических IoT-услуг всех трех типов вырастет на 500%, сектор аналитических услуг предписывающего характера вырастет более чем на 3000%.

Возможно, производители IoT-технологий будут предлагать больше решений, направленных на сокращение затрат и управление рисками в целях поиска возможностей увеличения выручки и внедрения инноваций. Зачастую IoT воспринимается как технологическое решение, использование которого зависит от инициативы директора по информационным технологиям. А так как ИТ-директора, как правило, не располагают целевыми показателями, связанными с ростом выручки и внедрением инноваций, работающие с ними поставщики делают упор на снижение издержек взаимодействия и обслуживания. Сокращение затрат — неплохое достижение, однако этого недостаточно; потенциал внедрения IoT-технологии и соответствующего повышения стоимости бизнеса может быть расширен за счет привлечения внимания маркетинговых и финансовых директоров, руководителей основных направлений деятельности и даже генерального директора.

Развитие IoT-технологий означает акцент на полный жизненный цикл продукта или его потребителя. В секторе розничных продаж мы наблюдаем примеры того, как компании могут извлечь выгоду из использования данных, получаемых в режиме реального времени уже после совершения покупки, чтобы лучше изучить своих покупателей и продукцию. Например, одна розничная компания в Великобритании использовала карты своей программы лояльности для анализа покупательских привычек, частоты посещения торговых точек, способов оплаты, покупаемых товаров и управления запасами. Пристально наблюдая за покупателями (жизненным циклом потребителя) и динамикой продаж (жизненным циклом продукции), компания смогла оперативно корректировать ассортимент с учетом специфики местных вкусов, разрабатывать индивидуальные предложения для покупателей, управлять товарными запасами в зависимости от спроса, а также планировать закупки товаров в соответствии с потребностями. Результат: рост продаж, увеличение лояльности покупателей, повышение спроса на товары по специальным предложениям.

По нашим оценкам, многие компании будут стремиться развернуть IoT-системы как можно раньше для извлечения максимальной выгоды, однако такой шаг может показаться опрометчивым, так как эффект от внедрения IoT-систем увеличивается в геометрической прогрессии только по мере роста числа устройств, подключенных к Интернету. Поэтому, возможно, на ранних этапах компании постараются определить одно слабое звено или возможность увеличения выручки и применить одно из недорогих решений, например, такое как сеть датчиков, для упрощения процесса обоснования инвестиций.

Подключение ранее не задействованных в IoT-системе устройств открывает новые возможности, однако требует фундаментальной трансформации бизнес-модели. Подключенный к Всемирной сети объект — это не просто объект, это услуга. К примеру, подключенная к Интернету кофе-машина — это инструмент для получения сведений о характере потребления, позволяющих оптимизировать цепочку поставок расходных материалов и увеличить ценность потребителя для компании в течение всего его жизненного цикла. Однако подключение к «Интернету вещей» также создает новые риски, и компании должны разработать систему безопасности, обеспечивающую превентивную и реактивную защиту в целях снижения затрат и увеличения операционной эффективности.

Потребителей беспокоит вопрос сохранности персональных данных: какую информацию будут получать компании посредством М2М и как они будут ее использовать? В этой связи компаниям важно обеспечить максимальную прозрачность для укрепления доверия потребителя: вероятно, будет наблюдаться необходимость установления баланса издержек и выгод для потребителей, а их готовность к обмену данными будет зависеть от каждой конкретной ситуации.

2. Дроны: примечательные, но нишевые

В последнее десятилетие рынок дронов сильно выиграл за счет роста спроса на потребительскую электронику, особенно на любительском уровне. Так, одной из наиболее привлека¬тельных опций БПЛА является возможность видеосъемки в высоком разрешении (HD).

По прогнозам экспертов, в 2015 году число используемых беспилотных летательных аппаратов (БПЛА или так называемых «дронов») гражданского назначения в ценовом диапазоне от 200 долларов США и выше впервые превысит один миллион штук. По нашим оценкам, в 2015 году объем продаж беспилотных летательных аппаратов составит около 300 тысяч единиц; подавляющее большинство будет приобретено обычными потребителями или профессионалами. В 2015 году совокупная выручка отрасли составит 200-400 млн долларов США (что эквивалентно стоимости одного пассажирского авиалайнера среднего размера). Другими словами, несмотря на самые разнообразные сферы применения, особенно на корпоративном и государственном уровнях, по нашему мнению, в 2015 году прорыва в популярности дронов не ожидается.

Мы рассмотрели три категории БПЛА, классифицированные в зависимости от их цены и технических характеристик (мы не брали в расчет игрушечные модели ввиду их меньшей дальности полета и небольшого влияния на рынок в целом):

  •  Модели для начинающих в ценовом диапазоне от 300 до 500 долларов США за набор
    (в комплект входят: сам дрон, дополнительные аккумуляторные батареи, зарядное устройство, GPS-модули и запасные части). Данные модели оснащены четырьмя несущими винтами, дальность управляемого полета составляет до 50 метров, время полета на аккумуляторе с увеличенным запасом мощности — около 20 минут. Скорость горизонтального полета базовых моделей — 15 километров в час. Вес — менее 500 граммов, длина — около полуметра, оснащены базовой видео/фотокамерой, обычно управляются приложениями на смартфоне или планшетном компьютере.
  • БПЛА для профессиональных пользователей стоимостью около 750 долларов США28. Такие модели имеют от четырех до шести несущих винтов; дальность полета составляет до одного километра. Скорость полета — 50 км/ч (около 15 м/с); время беспосадочного полета — до 25 минут. Вес — около одного килограмма, имеют отдельный пульт управления.
  • Модели для компаний, стоимостью от 10 тысяч долларов США и выше. Как правило, они оснащены шестью и более несущими винтами, большими лопастями, несколькими двигателями; способны перевозить грузы весом более трех килограммов. В некоторых моделях предусмотрены крылья и пропеллеры в зависимости от потребности в увеличении грузоподъемности или дальности полета. Некоторые модели способны находиться в воздухе целый час.

В последнее десятилетие рынок дронов сильно выиграл за счет роста спроса на потребительскую электронику, особенно на любительском уровне. Так, одной из наиболее привлекательных опций БПЛА является возможность видеосъемки в высоком разрешении (HD); миллиарды датчиков и объективов, ежегодно выпускаемых для таких мобильных устройств, как смартфоны, имеют все лучшее качество и все более низкую цену, от которых выигрывают, в том числе, дроны. С помощью смартфона или планшетного компьютера можно также управлять движением дрона, за счет чего уменьшается его стоимость (нет ненадобности в отдельном пульте управления). Маршрут можно задавать посредством онлайн-карты или системы глобального позиционирования (GPS). Также налажено массовое производство (для смартфонов) акселерометров и гироскопов, используемых в БПЛА. Управление, а также передача полученных снимков возможны посредством Wi-Fi.

Для потребителей БПЛА — это возможность разом получить удовольствие от аппарата на дистанционном управлении, фотографии высокого разрешения и полета воздушного змея. В основном, БПЛА используются ими для аэровидеосъемки. Некоторые дроны предназначены для видеослежения: они программируются таким образом, чтобы лететь за человеком (например, за лыжником, спускающимся со склона) и снимать его путь с воздуха31. Фото- и видеокамеры в смартфонах становятся все более качественными, и они будут также устанавливаться на БПЛА, что позволит получать еще более захватывающие кадры.

Применение БПЛА для профессиональных целей также получило широкое распространение. Дроны стоимостью от тысячи долларов могут выполнять наблюдательные, а в некоторых случаях и транспортировочные функции вертолета - при этом не нужно тратиться на пилота на борту, а иногда и на пилота, управляющего аппаратом с земли. Машины смогут выполнять задачи, ранее представлявшиеся неоправданно дорогостоящими. Работники сельского хозяйства смогут оценивать состояние всходов без личного осмотра полей. Скотоводы смогут найти заблудившихся животных или даже пасти все стадо. Силам правопорядка и спасателям дроны помогут проводить поисковые и спасательные операции, особенно при использовании инфракрасных фото- и видеокамер. Геологи смогут использовать БПЛА для составления карт неизученной местности или разведывания нефти. Дроны могут проверять техническое состояние ветрогенераторов, что освобождает техников от необходимости подниматься на многометровую высоту. Аналогичным образом можно осуществлять надзор за нефтяными платформами в открытом море. Археологи уже используют БПЛА для создания трехмерных планов участков раскопок, а также охраны от грабителей. Наконец, дроны могут доставлять медикаменты в труднодоступные районы в ходе операций по ликвидации последствий ЧС или иных программ оказания гуманитарной помощи.

Теперь для аэросъемки новостным агентствам не нужны вертолеты и профессиональные пилоты40. Предприимчивые фотографы используют БПЛА на свадьбах для больших групповых фотографий. Способность БПЛА производить съемку в самых труднодоступных местах — от стен небоскребов и территорий частных владений знаменитостей до крыш электростанций — принесла им огромную популярность.

Дроны предоставляют огромные возможности как для компаний, так и для потребителей: они способны выполнять самые разные наблюдательные функции. Однако резкого роста спроса на БПЛА, достаточного для выхода продукта на международный рынок массового потребления (с объемом продаж в несколько миллионов единиц), не ожидается.
В краткосрочной и среднесрочной перспективе ограничителями спроса будут три ключевых фактора.

Беспилотники часто падают

Во-первых, безупречное управление БПЛА— задача не из легких; нередко вылет заканчивается катастрофой. Мы полагаем, что, учитывая данное обстоятельство, многие покупатели в 2015 году раздумают тратить несколько сотен долларов на шустрый любительский летательный аппарат.

Среднестатистический пользователь может запустить дрон через считанные минуты после сборки, однако даже опытный пилот может неожиданно потерять управление при обычных погодных условиях, т. е. при облачности и периодических порывах ветра. Не так просто управлять аппаратом, развивающим скорость в 50 км/ч, двигающимся в трех направлениях и легко подвергающемуся воздействию сил природы. Даже управление полетами внутри помещений дается нелегко.

Задать маршрут для БПЛА не составляет труда — на помощь приходят онлайн карты и GPS. Однако сигнал GPS может легко пропасть — например, он может быть заблокирован зданием или густыми облаками. Как только связь прерывается, БПЛА продолжает полет вслепую. Дезориентированный дрон может безопасно приземлиться в безлюдном месте, однако он также может врезаться в дом, или, что еще хуже, столкнуться с человеком при все еще вращающихся лопастях.

Высокая вероятность падения, будь то по вине пилота или по причине отказа технических систем, очевидна уже при покупке: БПЛА зачастую продается в комплекте с полным набором запасных лопастей.

Если у потребителя есть лишние несколько сотен долларов, он скорее потратит их на новый смартфон, которым можно пользоваться каждый день, нежели на БПЛА за ту же цену — возможность снимать захватывающее видео ограничено батарейкой на пятнадцать минут, а вероятность поломки высока.

Еще один ограничивающий фактор в потребительском использовании БПЛА можно охарактеризовать как социальный, особенно если это касается съемки чрезвычайно красивых видов. Парящий в небе и жужжащий дрон может испортить созерцание прекрасного заката для сотен зрителей, а также потревожить местную экосистему. Есть мнение, что зависший над головой оборудованный видеокамерой дрон нарушает личное пространство, даже если съемка не ведется.

Неопределенность законодательства

Нормативно-правовое регулирование, скорее всего, также станет фактором ограничения использования БПЛА. В некоторых странах использование дронов регулирует специальное законодательство, тогда как в других к ним применимы те же правила, что и к другим летательным аппаратам на дистанционном управлении.

Федеральное управление авиации США опубликовало законопроект по регулированию использования беспилотных летательных аппаратов в воздушном пространстве страны48. Еврокомиссия также изложила свои взгляды на то, «как следует рассматривать дроны гражданского назначения или дистанционно пилотируемые авиационные системы (RPAS), а также в каком ключе разрабатывать регулирующее законодательство на уровне Евросоюза, способствующее развитию рынка коммерческих дронов с учетом общественных интересов».

Нормативы будут касаться высоты, дальности полета, расстояния от находящихся поблизости людей, а также навыков и знаний пилота. К примеру, Управление гражданской авиации Великобритании разрешает полеты БПЛА весом до 20 кг при нормальных погодных условиях на расстоянии 150 метров от мест скопления народа, 50 метров от отдельно стоящих людей или зданий, а также при нахождении в поле зрения, которое определяется дальностью 500 метров и высотой не более 122 метров. Для коммерческого использования дронов необходимо получить специальные права, сдав теоретический и практический экзамен, включающий такие фигуры пилотажа, как «восьмерка» или снижение под определенным углом.

С июня по ноябрь 2014 года в США были зафиксированы 25 случаев, когда едва удавалось избежать столкновения БПЛА и пилотируемых летательных аппаратов (иногда крупных пассажирских самолетов) на высоте нескольких тысяч футов. Любительские дроны не оборудованы системами предотвращения столкновения, так как такие системы увеличили бы массу, габариты и стоимость аппарата при сокращении дальности полета. Ввиду опасности возникновения подобных аварий, в большинстве стран, скорее всего, будет принято соответствующее законодательство, регулирующее использование БПЛА.

Весьма вероятно, что во многих странах БПЛА будут включены в существующие системы управления полетами, что потребует модернизации таких систем и наращивания их мощности.

Ограничения, накладываемые регулирующим законодательством на использование БПЛА, могут также уменьшить энтузиазм потребителей. В некоторых случаях незадачливых владельцев дронов даже штрафовали.

Легитимность использования беспилотных летательных аппаратов уже оспаривалась в суде, и в 2015 году эта тенденция может сохраниться. Некоторые производители оборудуют свою продукцию системами безопасности. Так, один производитель запрограммировал дрон на запрет полета в зоне сотен аэропортов по всему миру.

Компании возьмут на вооружение весьма небольшое количество БПЛА

По нашим прогнозам, распространение использования БПЛА на корпоративном и государственном уровне, насколько это позволяет регулирующее законодательство, будет достаточно широким, однако для выполнения задачи одной организации будет достаточно одного или нескольких аппаратов. Массовое использование дронов, например, для замены применяемых в настоящее время транспортных средств, маловероятно. БПЛА дешевле вертолетов, однако намного дороже обычных наземных транспортных средств, применяемых предприятиями для выполнения ряда задач.

БПЛА можно время от времени использовать для транспортировки товаров, однако такой способ не получит широкого распространения. К примеру, одна служба почтовой доставки использует БПЛА для доставки срочных грузов, таких как медикаменты, на Йюст, маленький островок в восьми километрах от побережья Германии, до которого можно добраться только по воде во время прилива.

Доставка грузов посредством беспилотных летательных аппаратов вряд ли будет целесообразна, за исключением ценных, легких и малогабаритных грузов, так как стоимость одной доставки на расстояние до 10 километров составит от 8 до 12 долларов США. В течение следующих пяти лет значительного снижения затрат на доставку не ожидается, так как появление новых технологий, позволяющих удешевить процесс, в среднесрочной перспективе не прогнозируется.

По нашим оценкам, дроны будут использоваться для различных промышленных и гражданских нужд, все более совершенствуясь в выполнении самых разных задач, которые возлагаются на них уже сегодня. Дрон, оснащенный видеокамерой, сможет выполнить любую операцию слежения с воздуха, передавая материалы пилоту в режиме реального времени.

Расчет стоимости доставки посредством БПЛА

Основные статьи капитальных затрат на закупку БПЛА, пригодного для доставки посылок:

  • БПЛА, 10-50 тысяч долларов США за единицу. Цена в 10 тысяч долларов указана из расчета оптового заказа или самостоятельной сборки. Каждый аппарат может совершить 5 тысяч вылетов в оба конца на расстояние до 10 километров. Часть БПЛА может быть украдена, утеряна или повреждена.
  • Аккумуляторные батареи, 200-400 долларов США за комплект. В данном ценовом диапазоне ресурса батарей хватит на 10 километров полета с 2 кг полезного груза. Жизнеспособность одного аккумулятора — около
    100 зарядок, при этом с каждой зарядкой мощность падает.
  • Системный модуль, управляющий флотилией БПЛА, а также воздушным сообщением и маршрутизацией. Такой прибор стоит от 30 тысяч долларов США.

Данные статьи не включают операционные расходы, которые также могут быть значительными. Автономному БПЛА, ориентирующемуся полностью посредством спутниковой навигации, пилот не требуется; однако, если GPS отключится, он будет лететь вслепую. В некоторых странах такая ситуация будет нарушением закона и потребуется подключить к управлению пилота. Также может потребоваться контроль над полетом со стороны третьих лиц. Еще одна важная задача, которая под силу только человеку — замена батарей.

БПЛА могут перевезти посылку, но они не способны полноценно доставить ее. Например, требуется расписка в получении или перенаправление к соседу в случае неверного указания адреса. Беспилотный летательный аппарат требует значительной поддержки со стороны человека. В ходе эксперимента на острове Йюст посылки направляются только в специальную зону приемки. Груз принимается курьером, который далее доставляет его адресату. Такая процедура может показаться слишком сложной, однако на сегодняшний день это единственный алгоритм, и альтернативы в обозримом будущем может и не быть.

Выводы

Многие уже давно мечтают о развертывании шумных шоссе и развязок в небе: большое количество пилотных или беспилотных транспортных средств, бороздящих воздушное пространство, давно стали привычным пейзажем в научно-фантастических произведениях. Картина будущего, в котором полностью автоматизированные беспилотные летательные аппараты будут доставлять наши заказы прямо к порогу, очень привлекательна; однако в 2015 году такое будущее еще не наступит.

Это вовсе не значит, что сами БПЛА не так уж полезны и привлекательны. Любое изобретение, позволяющее преодолеть закон всемирного тяготения, вызывает восхищение; а такое, которое не только летает, но вдобавок начинено последними инновационными разработками, такими как легкие фото- и видеокамеры высокого разрешения и акселерометры, достойно всеобщего одобрения.

По нашим оценкам, дроны будут использоваться для различных промышленных и гражданских нужд, все более совершенствуясь в выполнении самых разных задач, которые возлагаются на них уже сегодня. Дрон, оснащенный видеокамерой, сможет выполнить любую операцию слежения с воздуха, передавая материалы пилоту в режиме реального времени.

В 2014 году стоимость рынка аэросъемки составила около 1 млрд долларов США. Сцены погони из голливудских блокбастеров — это далеко не основное современное применение аэросъемки: львиная доля приходится на такие сферы, как строительство и геологоразведка, геопространственные технологии, природопользование. В основном с задачами в этой области справляются вертолеты, однако БПЛА также отвоевывают некоторую долю на рынке. Тем не менее ряд ниш остается для них недоступен, так как для некоторых типов задач дроны непригодны. БПЛА уступают вертолетам в дальности полета, способности работать в неблагоприятных погодных условиях, объемах полезной нагрузки: самая легкая видеокамера с системой стабилизации весит около 20 килограммов.

Такие ограничения создают определенный предел возможного объема продаж дронов для рынка аэросъемки, однако верно также то, что более низкая стоимость БПЛА приведет к расширению возможностей их использования в сфере наблюдения/слежения с воздуха. Если БПЛА смогут справляться с осмотром строительных площадок лучше, чем целая бригада с лестницами и люльками, тогда их использование в целях визуального контроля существенно расширится.

Регулирующие органы работают над созданием оптимальной нормативно-правовой базы для применения дронов в воздушном пространстве: им необходимо учесть как положительное, так и отрицательное влияние БПЛА на инфраструктуру и общество в целом. Двухкилограммовый полупрофессиональный дрон с разрядившимися в середине полета батареями под управлением нерадивого пилота может причинить серьезный ущерб окружающим. БПЛА, участвующий в поисковой или спасательной операции, может спасти не одну жизнь.

Компании должны исследовать все возможные области применения дронов, принимая во внимание ограничивающие факторы: небольшой вес, питание от аккумуляторных батарей, умеренная полезная нагрузка, а также небольшая дальность полета.

3. 3D-печать: революция, но не та, которую ожидали

По прогнозам экспертов, что соответствует ожиданиям отрасли, в 2015 году в мире будет продано приблизительно
220 тысяч 3D-принтеров общей стоимостью 1,6 миллиарда долларов США, что в количественном выражении на 100%, а в денежном66 — на 80% больше, чем в 2014 году. И все же это не означает, что в скором времени каждый дом превратится в фабрику. Хотя 3D-печать справедливо называют «новой промышленной революцией», настоящая революция все же будет происходить на промышленных рынках, а не на потребительских.

К 2017 году около 70% 3D-принтеров будут проданы частным лицам, но и в 2015 году большинство продаж придется на потребительский сектор. В основном это будут небольшие модели с ограниченным набором возможностей для печати отдельных функциональных предметов. Если же говорить об общей стоимости 3D-принтеров и их полезном использовании, значительный перевес окажется на стороне промышленного производства. По подсчетам экспертов, именно на долю предприятий, а не на частных потребителей, придется почти 90% стоимости всех проданных принтеров, а также больше 95% напечатанных объектов в количественном выражении и 99% — в денежном.

Также по прогнозам экспертов, 90% продукции промышленной 3D-печати составят прототипы и различные объекты, которые будут использоваться в производственных процессах (создание пресс-форм, интегральных схем, литейных форм или инструментария для производства готовых деталей). Несмотря на быстрое развитие производства готовых деталей с помощью технологии 3D-печати, она будет составлять не более 10% от общего объема рынка.

Незначительный размер потребительского рынка 3D-печати можно объяснить несколькими факторами. Во-первых, ценой. Модели для домашнего использования стоимостью меньше тысячи долларов США присутствуют на рынке уже восемь лет. Они могут печатать лишь небольшие, размером с грейпфрут, объекты из ограниченного набора материалов. «Напечатанные» объекты к тому же выглядят немного грубовато. Высокотехнологичные промышленные агрегаты способны производить более сложные и крупные детали и объекты, и скорость печати у них быстрее. Но самые мощные из них могут стоить почти миллион долларов США, но и у более простых моделей средняя цена достигает нескольких сотен тысяч долларов.

Все это только часть проблемы, сдерживающей развитие потребительского рынка. Менее дорогие модели для домашнего использования имеют ряд серьезных ограничений, которые производителям вряд ли удастся устранить в ближайшее время. Их чрезвычайно сложно настраивать, использовать и поддерживать в рабочем состоянии. Если температура нагретой платформы, на которую печатающая головка выдавливает пластик, ниже требуемой всего на один-два градуса, форма объекта будет неточной, а если выше — изделие может прилипать к платформе. Поэтому многие воздерживаются от покупки 3D-принтера, а те, кто все же решается, часто перестают им пользоваться после печати нескольких изделий. Вряд ли ситуация изменится в скором времени: по прогнозам, всего 10% моделей для домашнего использования стоимостью ниже 1 000 долларов США к 2016 году будут усовершенствованы настолько, что обычный пользователь сможет легко самостоятельно печатать объекты, используя технологию plug-and-print.

Самое существенное ограничение заключается в том, что большинство домашних моделей работают всего с одним или двумя видами пластика, а потребительских предметов, которые можно сделать из такого пластика, на самом деле не так уж много, и их качество оставляет желать лучшего.

Домашние 3D-принтеры работают очень медленно: печать даже маленьких предметов высотой в несколько сантиметров может длиться часами. Напечатанные объекты обычно требуют дополнительной обработки. Материалы, используемые для печати, стоят не менее 50 долларов США за килограмм. Рядовому пользователю не так уж просто разобраться в соответствующем программном обеспечении. На принтере для домашнего использования можно напечатать только небольшие предметы, плохо устойчивые к внешним воздействиям. Самое существенное ограничение заключается в том, что большинство домашних моделей работают всего с одним или двумя видами пластика, а потребительских предметов, которые можно сделать из такого пластика, на самом деле не так уж много, и их качество оставляет желать лучшего.

Многие из этих ограничений со временем удастся устранить. Первые персональные компьютеры тоже были сложны в использовании, и, вероятно, с 3D-принтерами постепенно произойдут такие же значительные изменения. Стоимость как самих принтеров, так и расходных материалов, по всей видимости, продолжит снижаться, а скорость печати — расти. Печатные материалы, которые сейчас используются только в промышленных принтерах, другие виды пластика или даже металлы, станут доступны владельцам домашних моделей. Но все это произойдет не в ближайшем будущем. Даже к 2020 году домашние 3D-принтеры по степени распространенности скорее будут сопоставимы с электроинструментами, чем с персональными компьютерами. Возможно, 10-20% семей приобретут или захотят приобрести 3D-принтеры, но до повсеместного распространения им будет еще очень далеко. Можно сказать, что 3D-принтеры будут покупать для домашнего использования не чаще, чем перфораторы. В отличие от персонального компьютера, 3D принтер — это устройство, которое вероятнее будет использоваться нечасто.

Исследование по использованию 3D-принтеров в производстве, проведенное в 2013 году, напротив, показало, что на каждом шестом предприятии в развитых странах уже имеется или скоро появится 3D-принтер. По оценкам экспертов, к концу 2015 года этот показатель хотя и будет варьироваться в зависимости от отрасли, но вырастет до каждого четвертого предприятия.

Принимая во внимание то, что уже сейчас 3D-принтеры довольно широко используются в некоторых отраслях промышленности (прежде всего, в серийном промышленном производстве и производстве медицинского оборудования), мы полагаем, что доля «печати» готовых деталей в общем объеме 3D-печати в следующем году не увеличится. Почему?

Во-первых, готовые компоненты из металла производят лишь немногие 3D-принтеры. Хотя детали из пластика, стекла и полимеров, безусловно, находят свое применение в производстве, самыми востребованными остаются металлические компоненты. В 2013 году в мире было продано всего около 348 3D-принтеров с функцией «печати» деталей из металла. Скорее всего, в конце 2014 года в мире будет использоваться меньше тысячи таких принтеров. Но даже при наличии нужной модели, способной придать конечному изделию необходимые свойства (такие как прочность и устойчивость к разрушению), 3D-печать таких деталей нецелесообразна. В ближайшем будущем она будет занимать в 10-100 раз больше времени и стоить в 10-100 раз больше, чем изготовление тех же деталей методом чеканки, литья или другими традиционными способами.

По результатам проведенного в 2014 году опроса представителей предприятий, занятых в серийном производстве, 62% респондентов не используют 3D-печать или используют лишь в порядке эксперимента. Из них две трети используют 3D-принтеры только для создания прототипов, а также в маркетинговых целях, четверть — и для создания прототипов, и для производства, 7% — для производства тех видов продукции, которые нельзя изготовить традиционными способами, и лишь 2% — для печати готовых деталей и компонентов, и то в очень ограниченном количестве.

Вероятнее всего эта тенденция сохранится в 2015 году. Технология 3D-печати идеально подходит для производства опытных образцов, когда полностью функциональный продукт не требуется. Изготовление одного образца традиционным способом в мастерской требует участия квалифицированных сотрудников, занимает несколько дней или даже недель, может стоить десятки тысяч долларов — и все это для того, чтобы получить, к примеру, пластиковую подставку для зеркала заднего вида, которую дизайнер в итоге снова захочет переделать. Промышленному 3D-принтеру же достаточно отправить CAD-файл, созданный дизайнером в программе для компьютерного проектирования, и, слой за слоем, он напечатает не цифровую, а реальную модель за восемь часов, потратив материала на сто долларов. Дизайнер, оценив готовую модель, может скорректировать цифровую версию, отправить ее на печать, и новая модель будет готова уже к следующему утру.

Применение 3D-печати также будет целесообразным, например, для изготовления очень сложных объектов (например, различных деталей в аэрокосмической промышленности, таких как лопатки турбин), или в уникальных ситуациях, когда пространства для ремонтной мастерской просто нет, а ближайший склад запасных частей находится очень далеко (как в случае с Международной космической станцией). Но в основном компании зачастую отказываются от 3D-печати из-за таких ее недостатков, как высокие затраты, низкая скорость производства, недоступность материалов и неоднородность готовой продукции. Покупатели же «пока не привыкли доверять продукции, изготовленной по этой технологии».

К тому же существует разница между массовым производством и производством отдельных деталей. Многие компании потенциально нуждаются в тысячах, иногда даже десятках тысяч запасных частей, каждая из которых может иметь принципиальное значение для работы всего предприятия. Хранить детали в таком количестве на постоянной основе невозможно, а доставка их из-за границы, даже авиапочтой, может занять до нескольких дней. Но даже когда в компании есть собственный 3D-принтер, на котором можно напечатать нужную деталь, которую раньше можно было только заказать у производителя или дистрибьютора, и которая соответствует всем техническим требованиям, возникают определенные проблемы юридического характера, связанные с интеллектуальной собственностью и гарантиями производителя. Тем не менее в ближайшем будущем мы ожидаем, что некоторые производители оборудования перейдут к бизнес-модели, допускающей использование 3D-печати, когда заказчикам будет предоставляться возможность загрузить файл с проектом нужной детали, утвержденным производителем, напечатать сертифицированную деталь на 3D-принтере на юридически законном основании87 и установить ее самостоятельно, не нарушая авторских прав и условий гарантийного обслуживания.

В долгосрочной перспективе 3D-печать все чаще будет использоваться для производства готовых деталей. Уже сейчас можно говорить о том, что данное направление ее применения развивается быстрее, чем рынок 3D-печати в целом.

Но даже в промышленном производстве распространение этой технологии может занять больше времени, чем обещают наиболее оптимистичные прогнозы. Так, среди отраслей, первыми применивших 3D-печать, часто называют автомобильную промышленность: в 1988 году концерн «Форд» приобрел первый в мире 3D-принтер. Производители автомобилей по сей день составляют крупнейшую группу покупателей 3D-принтеров (больше 40%89). Почти все международные автоконцерны и многие производители запасных частей90 уже приобрели один или несколько 3D-принтеров, но больше 90% используют их для создания прототипов деталей, которые не имеют функционального значения, и лишь около 10% — для изготовления прототипов, имеющих функциональное значение, а также форм для чеканки или литья в традиционном производстве. По состоянию на январь 2015 года крупнейшие американские производители автомобилей и запасных частей к ним не используют 3D-печать для непосредственного производства каких-либо готовых деталей серийных моделей и не планируют использовать в ближайшие два года.

Производство медицинского оборудования, доля которого на рынке 3D-печати составляет около 15%, часто называют самой перспективной отраслью с точки зрения 3D-печати готовых деталей. Хотя в прессе чаще всего пишут об изготовленных на 3D-принтерах протезах черепных и бедренных костей, основные примеры использования 3D-печати в медицине с точки зрения как количества, так и ценности напечатанных объектов, гораздо более прозаичны. Стоматологию и аудиологию чаще всего относят к сферам медицины, где 3D-печать применяется почти повсеместно: «почти все внутриушные слуховые аппараты и основы зубных коронок сейчас делают на 3D-принтерах».

Хотя 3D-принтеры вряд ли появятся в каждом доме, они могут появиться в каждой школе

Что касается слуховых аппаратов, это действительно так. На сегодняшний день на рынке присутствует свыше 15 миллионов экземпляров, изготовленных с помощью данной технологии. Во втором же случае, хотя 3D-печать и применяется на определенном этапе изготовления основ зубных коронок, только около 15-20% готовых основ сделаны исключительно на 3D-принтере. Точно так же 3D-принтеры лишь иногда используются для изготовления временных коронок, а почти все постоянные зубные протезы делают традиционным способом: это быстрее, дешевле и конечный продукт получается более качественным.

Выводы

Хотя 3D-принтеры вряд ли появятся в каждом доме, они могут появиться в каждой школе, и ученики старших классов будут осваивать азы 3Р-печати так же, как предыдущие поколения учились резьбе по дереву и металлу на уроках труда. Кому-то эти навыки в дальнейшем очень пригодятся в работе, а кто-то просто получит новые интересные знания. То, что мы наблюдаем сейчас — это только начало. Тем не менее одно из недавних исследований показало, что сотни начальных и средних школ в США уже включают покупку 3Р-принтеров в свой годовой бюджет.

Кроме того, в самом ближайшем будущем 3Р-печать вполне может стать неотъемлемой частью многих процессов в промышленном производстве, так как этот метод легко совмещается со многими существующими. Инновационные технологии, которые можно использовать одновременно с традиционными, почти всегда внедряются быстрее, чем те, которые требуют полного преобразования производственных процессов.

Снижение стоимости 3Р-печати и значительное сокращение времени вывода продукции на рынок (как прототипов, так и инструментов) может решить определенные проблемы в производственной цепочке и уравнять шансы в конкурентной борьбе для крупных игроков и стартапов так же, как распространение персональных компьютеров в свое время стерло границы между крупнейшими производителями универсальных ЭВМ и «самородками», работавшими в гараже своего дома в Силиконовой долине. Раньше только большие ювелирные компании могли иметь сотни макетов колец всех размеров, а теперь владельцы даже небольших мастерских могут позволить себе самостоятельно изготовить образец любого нужного размера всего за несколько часов.

3Р-принтеры широко используются для оперативного создания прототипов, в основном компонентов,
не имеющих функционального значения, но вероятность того, что это приведет к существенным сокращениям
затрат на исследования и разработки, мала. Хотя изготовление прототипов традиционным способом
обычно обходится дороже, чем 3Р-печать, как правило, это составляет лишь небольшую часть общих затрат
на исследования и разработки. Высокая скорость и низкая стоимость создания моделей с помощью 3Р-принтеров
предоставляют возможность протестировать большее количество версий определенных деталей. Такие
показатели, как скорость разработки и качество изделия, улучшатся, но общие затраты не сократятся.
Наконец, благодаря распространению 3Р-печати, цепочки поставок могут стать более гибкими и подвижными. Жизненный цикл товаров сокращается, поэтому время их вывода на рынок приобретает принципиальное значение. Так как при использовании 3Р-печати первоначальные затраты могут оказаться ниже, чем при традиционном производстве, эта технология может существенно сократить удельную себестоимость товаров, производимых в масштабах организации с традиционным производством.

Как правило, прогнозы составляются на ближайшие год-полтора. Через полтора года ведущие производители 3Р-принтеров, возможно, представят новые модели, способные работать с различными материалами и ориентированные на промышленный, а не потребительский сектор. Пока сложно сказать что-либо об их технических характеристиках, но возможно в результате рынок 3D-печати готовых деталей будет демонстрировать рост благодаря совмещению различных материалов печати в рамках одной модели, а также увеличению скорости печати и точности моделирования.

4. Расцвет популярности пунктов выдачи интернет-заказов в Европе

По прогнозам экспертов, количество пунктов выдачи интернет-заказов в Европе в 2015 году увеличится на 20% по сравнению с 2014 годом и достигнет полумиллиона. Услуга самовывоза, когда покупатели сами забирают товары, заказанные через Интернет, из определенного пункта выдачи, вместо того, чтобы заказывать доставку на дом, может стать одним из главных способов реализации розничных товаров в электронной коммерции и поможет ей поддержать увеличение приходящейся на нее доли потребительских расходов. Рост доходов от электронной торговли может привести к соизмеримому росту доходов от рекламы в Интернете, а также послужить стимулом для развития веб-дизайна и увеличения объемов пользования Интернетом.

Большой потенциал электронной коммерции подтверждает официальная статистика: объемы онлайн-продаж продолжают расти вот уже двадцать лет, с того самого момента, как в сети появились первые интернет-магазины. Примерно половина населения Европы регулярно заказывает товары в Интернете, а ежегодный рост объемов потребительских расходов на некоторых рынках выражается двузначными числами. Самым сложным этапом реализации товаров в электронной торговле была и остается доставка. Каждый год только в одной Европе осуществляются миллиарды индивидуальных доставок онлайн-заказов. В целях сокращения затрат сроки доставки для большинства интернет-заказов указываются приблизительные, а покупатели не всегда оказываются дома в это время. Ежегодно европейские потребители оформляют миллиарды онлайн-заказов с доставкой на дом. Существуют обходные пути решения возникающих логистических проблем: курьер может оставить заказ у консьержа или по возможности передать его через соседей. Некоторые компании даже используют упаковку таких размеров, чтобы заказы помещались в почтовый ящик.

Но, к сожалению, эти решения не всегда реализуемы. Иногда заказчикам все же приходится самим ехать за своей покупкой на центральный склад и ждать в очереди, при этом ключевое удобство онлайн-шоппинга сводится на нет. Прямые издержки розничных магазинов, связанные со срывом первоначально запланированной доставки, только в Великобритании превышают миллион долларов США в год. Не стоит забывать и о косвенных издержках, так как покупатели могут обратиться к другим продавцам с более гибкими условиями доставки. Во время пиковых периодов продаж ретейлеры могут оказаться физически не в состоянии обслужить весь объем электронных заказов с доставками, поэтому продажи через пункты выдачи должны покрыть хотя бы часть спроса.

По прогнозам экспертов, рост объемов доставок интернет-заказов на дом в Великобритании в 2015 году должен сократиться в связи с тем, что дальнейшее развитие электронной коммерции будет обусловлено распространением альтернативных способов доставки.

Услуга самовывоза, когда заказанные товары доставляются в определенные пункты выдачи, позволяет предложить покупателям и широкую географию присутствия, и гибкие условия по времени получения заказов.

В большинстве стран на данный момент пунктов вывоза, расположенных в магазинах, меньше, чем пунктов в помещениях третьих сторон и запирающихся ячеек. Если покупатели используют два последних варианта, у ретейлеров не остается возможностей для увеличения продаж, а также появляется риск снижения эффективности продвижения торговой марки

Существует три основных типа пунктов самовывоза: специальная стойка или отдел в собственном помещении розничного магазина (в крупных торговых центрах пункт самовывоза может находиться на парковке), стойка выдачи заказов в помещении, принадлежащем третьим сторонам (например, в почтовом отделении или на вокзале) или запирающиеся ячейки, которые часто располагаются на пути следования домой загородных жителей. Мы ожидаем, что в 2015 году среди 500 тысяч действующих пунктов самовывоза доля запирающихся ячеек, иногда объединенных в группы размером до нескольких сотен, составит около двух третей. Чуть больше четверти пунктов выдачи будут располагаться в помещениях третьих сторон, а оставшаяся часть (около 37 тысяч пунктов) — в собственных магазинах розничных магазинов. Что касается помещений третьих сторон, вероятно, ретейлеры будут использовать как многофункциональные помещения смешанного типа, например, почтовые отделения, где пункт самовывоза работает как дополнительный сервис, так и специализированные помещения, оборудованные примерочными.

Сегодня Великобритания является самым развитым в Европе рынком электронной торговли: ожидается, что в 2015 году 13% от общей выручки в розничной торговле составит выручка от онлайн-продаж, причем треть этой суммы придется на интернет-заказы с самовывозом. В период с 2012 по 2014 год выручка от продаж товаров через пункты самовывоза в Великобритании увеличилась более чем в два раза и достигла 8,7 млрд долларов США от 140 млн заказов. В четвертом квартале 2014 года примерно 95% клиентов интернет-магазинов выразили желание воспользоваться услугой самовывоза во время совершения рождественских и новогодних покупок.

Мы полагаем, что доля электронной коммерции в розничной торговле будет расти и в большинстве других европейских стран, а услуга заказа товаров с самовывозом будет предоставляться все чаще.

Популярность пунктов выдачи онлайн-заказов, вероятно, будет варьироваться в различных сегментах розничной торговли, причем большинство продаж скорее всего придется на непродовольственные товары. В Великобритании в 2013 году 95% продаж через пункты самовывоза пришлось именно на непродовольственные товары. У некоторых крупных непродовольственных торговых сетей интернет-заказы с самовывозом уже составляют почти половину всех интернет-заказов.

Для ретейлеров идеальным результатом внедрения этого сервиса был бы рост популярности интернет-заказов в сочетании с ростом объема продаж в магазине за счет покупок, которые покупатели будут делать, приезжая забрать свой заказ. Благодаря удобству самовывоза его распространение может стимулировать дальнейший рост онлайн-продаж. Последние три года в Великобритании доля интернет-заказов с самовывозом среди всех интернет-заказов стабильно росла, как и доля электронной коммерции в общем объеме розничных продаж.

Услугу самовывоза онлайн-заказов будут использовать не только магазины, располагающие собственными торговыми площадями. Интернет-магазины также будут открывать пункты самовывоза, как в помещениях третьих сторон, так и с использованием запирающихся ячеек, и даже помещений других ретейлеров. В Великобритании товары, приобретенные на eBay, уже сейчас можно получить в 650 магазинах розничной сети Argos.

Тем не менее в большинстве стран на данный момент пунктов вывоза, расположенных в магазинах, меньше, чем пунктов в помещениях третьих сторон и запирающихся ячеек. Если покупатели используют два последних варианта, у ретейлеров не остается возможностей для увеличения продаж, а также появляется риск снижения эффективности  продвижения торговой марки, так как брендинг третьей стороны может отличаться от оригинального.

По прогнозам экспертов, для многих магазинов открытие пунктов выдачи онлайн-заказов будет вынужденной мерой для сохранения конкурентоспособности, т. е. своего рода ответной реакцией на введение подобной услуги прямыми конкурентами. Некоторые ретейлеры уже на начальном этапе могут обнаружить, что еще не готовы предоставлять такой сервис в полном объеме.

Возможно, им придется оптимизировать использование своих торговых помещений: например, в срочном порядке организовать склад для товаров, заказанных через Интернет, и специальное помещение, где заказчики смогут подождать в очереди, не загораживая проход для других покупателей магазина. Обработка каждого заказа может занять до нескольких минут, поэтому в часы пик проходы могут быть перегружены, что создаст неудобства для обычных покупателей.

Численность персонала может оказаться недостаточной для эффективной работы пунктов выдачи заказов. В частности, нехватка сотрудников может возникнуть в часы пик в течение дня или в сезон высокого спроса. Ретейлерам, специализирующимся на торговле продовольственными товарами, необходимо будет позаботиться о помещениях, оборудованных системой охлаждения для хранения скоропортящихся продуктов.

Стандартное программное обеспечение, предназначенное для использования в пунктах продаж, может быть настроено только на традиционные расчеты, и с помощью него невозможно будет, например, обрабатывать прибыль от электронных продаж как отдельного вида торговых операций.

Удобство услуги самовывоза, скорее всего, приведет к тому, что некоторые покупатели будут заказывать товары с избытком, зная, что все, что им не подойдет, можно будет вернуть. Особенно это касается одежды. Подобно тому как в магазине покупатели берут с собой в примерочную сразу несколько моделей и размеров, так и в случае с интернет-заказом они могут купить только одну вещь из десятка примеренных. Но если в обычном магазине продавец проведет через кассу только ее, в пункте самовывоза покупателю придется сначала «купить» все заказанные модели, а потом оформить возврат ненужных. При значительном количестве возвратов это может привести к искажению данных по объемам продаж. Ретейлеры, реализующие гораздо более широкий спектр товаров через Интернет, могут также столкнуться с проблемой быстрого роста затрат на доставку заказов в магазины и необходимостью расширения пропускной способности каналов возврата.

Этот прогноз сделан для европейских стран, так как именно в Европе сейчас наблюдается высокая динамика в данном сегменте электронной коммерции. В других регионах онлайн-заказ товаров с самовывозом также существует, но пока находится на ранней стадии развития. Например, канадские ретейлеры, в том числе некоторые из крупнейших продовольственных магазинов, универмагов и торговых центров начинают внедрять эту услугу в некоторых из своих торговых точек. Некоторые британские ретейлеры открывают пункты самовывоза на зарубежных рынках, например, в Таиланде. Одна из розничных сетей в ЮАР использует опыт филиала компании в Великобритании для использования услуги самовывоза в тестовом режиме.

Выводы

Реализация онлайн-заказов через пункты самовывоза становится одной из особенностей ведения розничной торговли. В 2015 году число розничных магазинов в Европе, предлагающих услугу самовывоза, будет значительно варьироваться от страны к стране, но мы полагаем, что в большинстве стран оно значительно возрастет.

На первый взгляд эта модель кажется выгодной как для ретейлеров, так и для покупателей. Первые сокращают расходы на доставку заказов покупателям домой и получают возможность использовать существующие помещения, вторым становится удобней заказывать и получать покупки, что способствует росту потребительских расходов.

На самом деле на каждом этапе открытия пунктов самовывоза возникают новые расходы: каждый квадратный метр в магазине, отведенный под хранение заказанных товаров, не будет использоваться как торговая площадь для демонстрирования товаров, и каждый сотрудник, работающий на выдаче товаров, не сможет обслуживать покупателей в зале. Для того чтобы доставить заказы в пункт самовывоза с запирающимися ячейками, требуется всего одна поездка, но аренда ячеек тоже стоит денег.

Если покупателям будет проще делать и получать заказы, вероятно, им также будет легче их возвращать: непонравившуюся вещь можно будет сдать прямо в магазине сразу после осмотра своего заказа. Это может привести к тому, что многие покупатели будут заказывать вещи в избыточном количестве «на примерку», заказы будут перегружены и количество возвратов товара сильно возрастет. Ретейлерам придется очень внимательно отслеживать затраты, связанные с продажами через пункты самовывоза, и в некоторых случаях выгодней будет от них отказаться.
Также ретейлерам необходимо будет рассмотреть вопросы учета таких возвратов через пункты самовывоза в своей финансовой отчетности. Если они учитываются как продажи через сайт, а возвраты по ним проводятся через магазины, то это может привести к искажению оценки объемов продаж и прибыльности отдельных магазинов. Кроме того, в тех случаях, когда арендная плата устанавливается в зависимости от товарооборота магазина, ее размер может оказаться низким у магазинов с очень высоким товарооборотом из-за наличия пунктов самовывоза в этих магазинах. Продавцы, чье вознаграждение зависит от объемов продаж, могут тоже оказаться в проигрыше из-за возвратов, если они проводятся через их магазин.

Компаниям, занимающимся розничной торговлей продовольственными товарами, нужно уделить особое внимание проверке содержимого собранных заказов. Далеко не идеальной будет схема, при которой для доставки недорогих и объемных товаров (таких как большие упаковки бумажных полотенец) используется самовывоз не из запирающейся ячейки, а из помещения третьей стороны, при этом покупатель заберет свой заказ только через несколько дней. Поставщикам продовольственных товаров необходимо также учитывать правила хранения скоропортящихся продуктов.
Оптимальная схема дистрибуции онлайн-заказов в пункты самовывоза будет различной для разных ретейлеров. В одном случае товары могут поступать с центрального склада, а локальные торговые точки будут также служить как пункты самовывоза. В магазинах одежды, например, персонал торговых залов может заниматься упаковкой и выдачей товаров, заказанных в Интернете, в будние дни, когда в магазине немного клиентов, готовясь к наплыву покупателей в выходные.

Каждый розничный продавец должен определиться с тем, нужно ли взимать с клиентов плату за продажу товаров с самовывозом и их возврат, так как расходы по этим двум статьям неизбежно сократят выручку. Возможно, поставщикам также придется предлагать разные условия для самовывоза в зависимости от сезона. Например, бесплатную доставку в пункт самовывоза на следующий день после заказа можно осуществлять в «спокойный» сезон, а во время распродаж — на Рождество или в «черную пятницу» — срок доставки товара может быть увеличен.

Ретейлеры могут стимулировать активность покупателей, например, с помощью автоматизированных систем, рассылающих сообщения о том, что товар доставлен в пункт выдачи, по электронной почте и через приложения или с помощью купонов, поощряющих покупателей быстрее забирать свои заказы во время «спокойного» сезона.

При получении и возврате товаров покупатели могут использовать телефоны с бесконтактной технологией NFC, привязанные к их банковским картам. Телефоны с функцией NFC могут генерировать уникальный код операции и являются эквивалентом удостоверения личности.

Необходимо учитывать все юридические аспекты различных форм самовывоза. Так, некоторые компании в качестве экспериментального проекта осуществляют доставку товаров прямо в автомобиль покупателя. Этот вариант хорош при условии, что багажник автомобиля защищен от несанкционированного доступа — иначе в случае пропажи товаров покупатель может возложить вину на компанию, ответственную за доставку.

5. Аккумуляторы для смартфонов: емкость увеличится, но прорыва не произойдет

По прогнозам экспертов, в 2015 году произойдет лишь незначительное усовершенствование технологии перезаряжаемых литий-ионных аккумуляторных батарей, используемых в настоящее время во всех смартфонах. Мы ожидаем, что в 2015 году емкость литий-ионных аккумуляторов увеличится не более чем на 5% в миллиампер часах (мА-ч) по сравнению с моделями 2014 года, имеющими аналогичный размер и аналогичные параметры напряжения. Увеличенный ресурс аккумулятора, скорее всего, останется одним из основных факторов при выборе потребителями своего следующего смартфона.

В то же время, большинство покупателей новых смартфонов все равно смогут получить 15%-е увеличение ресурса аккумулятора, однако оно произойдет в основном за счет других факторов. Новые устройства будут обладать большими преимуществами благодаря повышению эффективности энергопотребления компонентов, питающихся от аккумулятора (главным образом, процессоров, радиопередающих устройств и экранов) и благодаря усовершенствованию программного обеспечения. Кроме этого, мы прогнозируем, что емкость аккумуляторов в смартфонах увеличится в 2015 году в среднем на 25% за счет увеличения среднего размера продаваемых смартфонов, при этом данный параметр будет увеличиваться быстрее, чем площадь экрана (ресурс аккумулятора не увеличится на все 25%, так как большой экран потребляет больше энергии, а новые телефоны, как правило, предлагают расширенные функции, что ведет к их более интенсивному использованию).

На примере смартфона проявляется положительное действие закона Мура — непрерывное значительное увеличение эффективности при сохранении одной и той же цены — при этом самое значительное увеличение наблюдается для скоростей процессора и интернет-соединения. Потребители часто высказывают пожелание увидеть аналогичный прогресс в отношении увеличения емкости аккумуляторов, однако с момента появления литий-ионной технологии, предшествовавшего распространению смартфонов, они так и остаются нереализованными.

В действительности, в 2015 году или в ближайшем будущем мы вряд ли станем свидетелями чего-то большего, чем скромные усовершенствования литий-ионной технологии. В лучшем случае может быть достигнуто увеличение показателей еще на 30%, после чего дальнейшие усовершенствования станут невозможны, при этом к 2017 году улучшение показателей составит 20%.

Таким образом, для кардинального изменения показателей емкости аккумулятора требуется появление новой технологии. Литий-ионные аккумуляторы в настоящее время работают на основе химических процессов, в них применяются разнообразные литиевые соли, органические растворители и электроды. Технологии производства новых аккумуляторов могут основываться на применении другой физической структуры анода или катода (или и того, и другого), например, наноструктуры. Или же в них может использоваться другой материал электродов, другой анион, вступающий в реакцию образования соли с литием, или другие механизмы или материалы, лежащие в основе электролитической химической реакции. А возможно за счет использования графена станет возможным полный отказ от применения литиевой химии.

С учетом всех этих возможных инноваций мы не прогнозируем появления на рынке выдающихся технологий в сфере производства аккумуляторов в 2015 году — и даже, к сожалению, до конца текущего десятилетия.

Задача создания более эффективного аккумулятора

Отсутствие прогресса в сфере увеличения емкости аккумуляторов для смартфонов объясняется не недостатком усилий, а чрезвычайной сложностью выявления таких механизмов химических реакций, которые будут более эффективными и подходящими для использования в различных условиях эксплуатации, в которых находятся миллиарды электронных потребительских устройств. Многие частные компании и государственные организации целенаправленно занимаются и продолжат заниматься поиском новых механизмов химических реакций для аккумуляторов — их изобретатель получит огромные выгоды — однако необходимость оптимизировать множество различных характеристик, определяющих, что такое «хороший» аккумулятор, делает данную задачу крайне сложной (см. врез «Создаем более эффективный аккумулятор»).

В автомобилях с двигателем внутреннего сгорания, которых в настоящее время насчитывается свыше миллиарда, все еще используется 12-вольтовая свинцовая аккумуляторная батарея, конструкция которой в сущности не менялась более столетия.

Нам неизвестно о каких-либо открытиях в химии аккумуляторных батарей, которые находились бы в коммерческой разработке в 2015 году и предлагали существенные улучшения для достаточно большого спектра данных характеристик. Однако даже в случае осуществления такого прорыва, новая технология должна будет преодолеть дополнительные, требующие затрат времени препятствия. Маловероятно, что замена нынешним литий-ионным аккумуляторам, которая сможет использоваться в применяемых в настоящее время устройствах и конструктивных решениях, появится в течение ближайших трех лет.

Производителям необходимо будет провести большое количество испытаний любой аккумуляторной технологии, предлагаемой на замену литий-ионной. Будут ли аккумуляторы работать столько, сколько заявлено, когда они будут использоваться потребителями, в том числе такими способами, которые проектировщики не смогли предусмотреть? Существует ли риск воспламенения новых аккумуляторов при неправильной зарядке, например, при использовании неодобренных зарядных устройств сторонних производителей? Не будет ли неправильное обращение с устройством — умышленное или непреднамеренное — представлять потенциальную угрозу для пользователя? Инженеры, занимающиеся разработкой аккумуляторов, могут провести разнообразные испытания изделия, однако полностью предусмотреть и воспроизвести все возможные сценарии эксплуатации аккумулятора пользователем они не в состоянии. Кроме того, предположительный срок службы аккумуляторов составляет как минимум 2-3 года для почти всех потребительских устройств, таким образом, тестирование надежности должно проводиться в течение как минимум столь же долгого периода, если не дольше.

Новый тип аккумулятора с большой вероятностью потребует новой технологии зарядки, применения другого корпуса, или пересмотра других конструктивных особенностей устройств. Достоинством литий-ионной технологии является то, что размер и форма аккумулятора могут значительно меняться с учетом потребностей проектировщика системы. Такое преимущество будет отсутствовать, например, в случае если аккумулятор требует помещения в металлический корпус. Аналогичным образом новый механизм химической реакции может создавать напряжение, значительно отличающееся от 3,65-3,7 вольт, типичных для литий-ионного аккумулятора, что потребует встраивания в смартфон цепи напряжения конверсии, или, например, изменения базовой полупроводниковой технологии, что будет отнюдь не простой задачей.

Создаем более эффективный аккумулятор

Аккумулятор, подходящий для использования в бытовых потребительских электронных устройствах, должен обладать сочетанием нижеследующими характеристиками.

  • Удельная энергия. Как можно больше энергии должно концентрироваться в минимально возможной массе (измеряется в ватт-часах на килограмм). Малый вес устройства является важным конкурентным преимуществом среди их производителей.
  • Плотность энергии. Как можно больше энергии должно концентрироваться в минимально возможном объеме (измеряется в ватт-часах на литр). Среди производителей ведется постоянная гонка за создание все более тонкого устройства; громоздкие, как правило, рассматриваются как имеющие меньшую ценность.
  • Удельная мощность: сколько импульсной мощности (измеряемой в ваттах на килограмм) может быть обеспечено на единицу веса.
  • Удельная стоимость. Существует ряд новых технологий, обеспечивающих фантастические характеристики по удельной энергии или плотности энергии, но имеющих на настоящий момент слишком высокую стоимость. Например, очень обещающим направлением исследований являются графеновые аккумуляторы, однако на сегодняшний день себестоимость производства данного наноматериала составляет свыше 100 долларов США за грамм. Цена будет падать, однако по состоянию на 2015 год наличие графенового аккумулятора в смартфоне увеличит его стоимость примерно на 1500 долларов США только за счет себестоимости сырья. Для сравнения — аккумулятор для смартфона стоимостью 20 долларов содержит карбоната лития на сумму менее 0,02 доллара.
  • Саморазряд: скорость снижения емкости аккумулятора в неработающем состоянии. Оказывает влияние на срок работы устройства в режиме ожидания.
  •  Диапазон рабочих температур. Устройства должны функционировать при температурах от 0 до 40 С. Существует ряд аккумуляторных технологий, которые работают только при очень высоких температурах, что делает их неподходящими для использования обычными потребителями, но применимыми в промышленных целях, например, для хранения энергии в больших объемах. Другие виды аккумуляторов будут испорчены, если их оставить в нагретой машине всего на несколько минут.
  • Выходной ток. Заявленная емкость аккумулятора (в ватт-часах) обычно зависит от силы тока (в амперах), которую он должен обеспечить. Сила тока в аккумуляторе должна соответствовать требованиям устройства, в которое он установлен, и при этом обеспечивать достаточную емкость.
  • Безопасность. Ряд технологий, аналогичных аккумуляторным, существует уже многие годы, например, водородные топливные элементы, применяемые в общественном транспорте и находящиеся на этапе испытаний для легковых автомобилей. Однако они не подходят для мобильных устройств по причинам безопасности и практическим соображениям: топливо для таких элементов часто является горючим и даже взрывоопасным, поэтому их невозможно перевозить на борту самолета.
  • Срок службы: количество возможных циклов зарядки/разрядки аккумулятора; учитываются как полные циклы зарядки/разрядки, так и частичная разрядка.
  • КПД. Количество энергии, необходимое для зарядки аккумулятора, по сравнению с количеством энергии, которое может храниться в аккумуляторе, является важным, поскольку потери энергии проявляются в виде теплоты, а теплота обычно ведет к порче аккумулятора. Компактный аккумулятор должен иметь высокий КПД, в противном случае он будет перегреваться, особенно в случае быстрой зарядки.
  • Сложность схемы зарядки. В современных смартфонах используется цепь зарядки. (То, что большинство людей называет зарядным устройством, является всего лишь источником электропитания). Для аккумулятора со сложной схемой зарядки требуется больше электроники, что ведет к увеличению затрат и размера.

Усовершенствование компонентов устройств приведет к сокращению энергопотребления

Несмотря на то что в 2015 году вряд ли произойдет увеличение емкости аккумуляторов более чем на 5%, усовершенствования общей конструкции устройств могут обеспечить, при условии примерно одинаковой эксплуатации, большее число часов работы между зарядками.

Основными потребителями энергии аккумулятора в типичном смартфоне являются экран, процессор и передающее устройство. Усовершенствование процессора и радиопередающего устройства должны обеспечить самый значимый прогресс в отношении того, как извлечь максимальное число минут из каждого милливатта.

Экран — это основная характеристика и основной источник потреблении энергии устройством. К сожалению, мы прогнозируем лишь незначительное улучшение в плане энергопотребления экранов в 2015 году, однако полагаем, что значительные изменения возможны в перспективе до 2020 года. Смартфон с 4-дюймовым экраном может потреблять около 0,75 ватт и емкость его батареи составляет 5-6 ватт-часов. В условиях реальной жизни, исходя из того, что одновременно используются экран, процессоры и телефонная связь, это дает только примерно 4-5 часов непрерывного использования.

Мы не ожидаем, что показатель энергопотребления дисплея значительно улучшится в 2015 году: большинство дисплеев в смартфонах производится по технологии жидкокристаллических индикаторов, работающих на пропускание и предусматривающих фоновую подсветку. На рынке имеются технологии производства дисплеев с меньшим энергопотреблением, наиболее продвинутой из которых является OLED (органические светоизлучающие диоды)130. Основным препятствием для распространения экранов OLED в 2015 году является их цена. Мы ожидаем, что с течением времени дисплеи OLED вытеснят жидкокристаллические дисплеи с фоновой подсветкой, однако до того момента, когда они займут лидирующие позиции даже в дорогих моделях телефонов, может пройти лет пять.

В прошлом году средний размер экрана смартфона увеличился, и это косвенно привело к увеличению ресурса аккумулятора. При том что большой экран потребляет больше энергии, он позволяет встроить в телефон аккумулятор большего размера, в результате емкость аккумулятора увеличивается больше, чем размер экрана. Разновидность одного и того же телефона, имеющая на 20% большой экран (с одинаковыми компонентами за исключением размера экрана и размера аккумулятора) может работать на 40% дольше от одной зарядки.

Процессоры во многих смартфонах 2015 года должны быть значительно более эффективными, чем в моделях 2014 года, обеспечивая 30-40% увеличение в производительности на ватт, согласно закону Мура. У большинства процессоров, используемых в устройствах — от смартфонов до ПК — на протяжении последних 40 лет показатели энергоэффективности ежегодно улучшались.

В качестве примера вспомним, что в середине 1980-х вычислительная мощность ПК составляла около одного МИПС (миллион команд в секунду), а энергопотребление около 100 ватт. Персональный компьютер 2015 года с одним из лучших процессоров, таким как Intel Core i7, как правило, имеет производительность более 100 тыс. МИПС и при этом потребляет те же 100 ватт133. Более подробную информацию о том, как энергопотребление зависит от конструкции процессора, см. на врезе «Структура микросхемы и энергоэффективность».

Несмотря на то что процессоры становятся более энергоэффективными по сравнению с эквивалентными устройствами прошлого года, в смартфоны встраиваются еще более мощные процессоры, которые требуют больше энергии. Вероятно, что в этом году в продаже появятся первые смартфоны с процессорами 3 ГГц. Проектировщики программного и аппаратного обеспечения, в ожидании спроса со стороны потребителей, неизбежно найдут применение возросшей скорости. Например, сегодня лучшие игры для смартфонов имеют гораздо более сложную трехмерную графику и видео, чем двухмерные игры, которые были популярны на первых подобных телефонах.

Радиосвязь, обеспечивающая передачу и получение данных, является третьим по важности потребителем энергии. За последние два десятилетия количество энергии, необходимое для передачи и получения одного бита данных, стабильно сокращалось, причем значительно — на 30-40% в год. Пересылка 100-килобайтной фотографии с телефона, поддерживающего технологию 4G, требует меньше энергии, чем с телефона 3G, и значительно меньше, чем с телефона, работающего по технологии 2,5G. Объясняется это более высокой скоростью передачи данных у телефонов 4G, то есть радиосвязь используется меньшее количество времени. Для того чтобы отправить одну и ту же фотографию через сеть 4G, может потребоваться лишь четверть от времени, необходимого в сети 3G.

Кроме того, технология, лежащая в основе 4G, значительно более эффективна с точки зрения кодирования, что обеспечивает дополнительную экономию энергии.

Однако более высокие скорости передачи, скорее всего, изменят поведение пользователей: способность быстрее пересылать фотографии, вероятно, приведет к тому, что будет пересылаться больше фотографий и/или сами фотографии будут более высокого разрешения, или же вместо фотографий будет выкладываться видео.

При совершении голосовых звонков первые аналоговые мобильные телефоны требовали непрерывного сигнала мощностью один ватт: сегодняшние телефоны, поддерживающие технологию 4G, могут обеспечить до нескольких часов непрерывного разговора на тот же один ватт.

Обладатели смартфонов, преимущественно использующие Wi-Fi соединение, должны отмечать более длительный ресурс батареи по сравнению с теми, кто пользуется в основном мобильной сетью

Еще одной причиной сокращения потребления энергии аккумулятора радиопередающими устройствами на каждую минуту разговора или мегабайт пересылаемых данных является сокращение расстояния, на которое передается сигнал. Поскольку число базовых станций сотовой сети увеличилось, соты стали меньше, это означает уменьшение расстояния от телефона до базовой станции, а меньшее расстояние подразумевает, что передача сигнала от телефона до вышки требует гораздо меньше энергии. Наблюдающееся в последнее время распространение частных и общественных Wi-Fi-роутеров обеспечило дальнейшее сокращение мощности, необходимой для передачи. Обладатели смартфонов, преимущественно использующие Wi-Fi-соединение (в настоящее время в основном для передачи данных, но все в большей степени для голосовых вызовов), должны отмечать более длительный ресурс батареи по сравнению с теми, кто пользуется в основном мобильной сетью.

Структура микросхемы и энергоэффективность

Эффективность энергопотребления в значительной мере зависит от структуры микросхемы. Смартфоны создаются на основе однокристалльной системы (SOC), в которой основная электроника мобильного устройства объединяется на одной интегральной схеме134. Одним из преимуществ данного подхода является возможность отключать части SOC, ненужные в данный момент времени. Если пользователь отключает дисплей смартфона, то графический контроллер и контроллер дисплея SOC также могут быть отключены, а процессор переведен в спящий режим, из которого он периодически выходит для проверки действий пользователя (выполняемых через сенсорный экран или кнопки), получения или передачи радиосигнала или использования Wi-Fi или Bluetooth. Энергопотребление процессора в спящем режиме в смартфоне во много раз меньше, чем в активном режиме: около 1 мВ (0,001 ватта) по сравнению с 100 мВ. Использование более быстрых процессоров сокращает энергопотребление. Если более медленный процессор выполняет задачу за 0,5 секунды и потребляет при этом 30 мВ энергии, более быстрый справляется с задачей в два раза быстрее и потребляет немногим более 25 мВ.

Выводы

Ограниченный ресурс аккумулятора становится проблемой, вызывающей все больше недовольства у поколения, родившегося в эпоху цифровых устройств. Такое недовольство в какой-то мере вытекает из особенностей использования самих аккумуляторов; более частое использование более энергоемких приложений на более крупных устройствах требует большего энергопотребления. Наши устройства могли бы работать дольше, если бы мы использовали их меньше или иным образом. Однако стремительный прогресс в сфере возможностей смартфонов, скорее всего, продолжится и в 2015 году, а это означает, что пользователи смартфонов будут обращаться к ним еще чаще в связи с более широким спектром потребностей. Поэтому выигрыш от установки новых или более крупных аккумуляторов, вероятно, будет компенсирован увеличением интенсивности эксплуатации.

Пользователи телефонов, которые приобрели первый «мобильник» в середине 90-х годов или ранее, знакомы с предшественниками литий-ионной технологии, такими как никель-металлогидридные аккумуляторы, характеристики которых были заметно хуже. Таким людям хотелось бы стать свидетелями еще одного радикального технологического прорыва. Хорошей новостью можно назвать то, что, скорее всего, однажды будет найдена новая формула, предлагающая значительное улучшение, но этот день вряд ли наступит в 2015 году. Вы можете познакомиться с нашими предложениями по улучшению ресурса аккумулятора на врезе.

Недовольство недостаточным ресурсом аккумулятора открывает множество возможностей для производителей.

Так, производители смартфонов могут выделять свои устройства среди других аналогичных на рынке за счет таких параметров, как конструкция процессора, емкость аккумулятора и способность быстро заряжаться.

Сетевые операторы, имеющие сети с высокой плотностью покрытия и/или крупные сети публичных точек доступа Wi-Fi, могут подчеркивать в рекламе тот факт, что пользование их сетью может снизить потребление энергии аккумулятором в связи с меньшим энергопотреблением при передаче сигнала. Когда сеть перегружена, телефон может тратить большое количество времени на выполнение непродуктивных задач, например, ожидание загрузки файла или обращение к сети с запросом о том, возможна ли загрузка пакетов. Перегруженность сети может свести на нет все успехи, достигнутые в сфере химии аккумуляторов или КПД полупроводников.

Поставщики компонентов могут предложить потребителям разнообразные внешние источники энергии.

Общественные места и общественный транспорт могут предлагать зарядные устройства для повышения своей привлекательности. Скорее всего, будет появляться все больше и больше мест, предоставляющих возможность подзарядки устройств, от залов в аэропортах до самолетов, поездов и автомобилей.

6. Наноспутники завоевывают популярность, но не получат широкого распространения

По прогнозу экспертов, к концу 2015 года на орбиту будет выведено более 500 наноспутников. Наноспутники имеют массу от одного до десяти килограммов, что существенно меньше массы обычных коммерческих спутников, измеряемых сотнями и даже тысячами килограммов. Наноспутники также, как правило, имеют размеры, измеряемые десятками сантиметров, при этом наиболее распространенной конфигурацией является 30 см х 10 см х 10 см, а размеры большинства коммерческих спутников составляют как минимум один метр по каждому измерению. До ноября 2013 года было запущено всего 75 наноспутников, еще 94 были выведены на орбиту за три месяца, закончившихся январем 2014 года, составив в совокупности почти 170 единиц. По нашему прогнозу число спутников на орбите увеличится почти на 300%. Наноспутники популярны по многим причинам: они дешевле и легче традиционных спутников, их проще строить и испытывать, проще запускать и, в результате экспоненциального роста функционала электроники согласно закону Мура они становятся способны решать более сложные вычислительные задачи.

Студенты, изучающие историю технологии, могут задаваться вопросом, является ли данный случай еще одним примером так называемой «подрывной инновации». Несмотря на то что наноспутники на сегодняшний день обладают гораздо меньшей функциональностью, чем традиционные малые, средние и тяжелые спутники, стоит задаться вопросом: ожидает ли их тот же путь, что и персональные компьютеры, МР3-плееры и телефоны с функцией камеры — от скромных до лидирующих позиций на рынке благодаря постоянному совершенствованию возможностей?

«Делойт» прогнозирует, что ответом, вероятнее всего, будет «нет». Несмотря на то что замена предмета размером с небольшой дом изделием, помещающемся на столе, была успешно осуществлена в отрасли ПК, помешав развитию больших ЭВМ, наноспутники скорее всего будут дополнять, а не замещать коммерческие спутники, и не только в 2015 и 2016 годах, но и в среднесрочной перспективе. Существующие барьеры, определяемые законами физики, не позволят наноспутникам занять значительные доли рынков, на которых сейчас доминируют большие коммерческие спутники.

Ежегодная выручка мировой отрасли коммерческих спутников составляет около 200 млрд долларов США. На долю услуг по подписке на платное спутниковое телевидение приходится самая большая часть — 115 млрд долларов; на наземное оборудование (мобильные терминалы, тарелки, шлюзы и станции слежения — 55 млрд долларов; на запуски приходится «всего лишь» около 7 млрд долларов; а на сами спутники — 15 миллиардов долларов.

Рынок в 200 млрд долларов США должен открывать значительные возможности: по размеру он сравним с выручкой всей отрасли ресторанов быстрого питания в США и почти в два раза превышает выручку от продажи планшетов по всему миру. Если наноспутникам удастся отвоевать значительную часть рынка у более крупных спутников, это может привести к изменению правил игры. Почему же мы считаем это маловероятным, тогда как в большом числе статей в периодических изданиях так много говорится о потенциале наноспутников, в частности о том, что «малые спутники имеют преимущества постоянного снижения цены и улучшения характеристик, наблюдаемых в отрасли потребительской электроники, особенно в секторе смартфонов»

Цена и характеристики процессора имеют большое значение, как в космосе, так и на земле. Однако свыше 90% коммерческих услуг, поставляемых в настоящее время при помощи спутников (независимо от размера), требуют наличия определенных фундаментальных характеристик: способности удерживаться в заданной позиции на орбите; способности передавать на Землю достаточный сигнал, улавливаемый даже малыми приемниками; способности распознавать относительно небольшие объекты.

Сохранение нужного положения на заданной орбите представляет собой потенциальную проблему для наноспутников. Параметры наноспутника, ограниченные весом в десять килограммов, и линейными размерами в десять сантиметров определяют его малую вместимость. Для сохранения постоянной ориентации в нужном направлении (управление положением в пространстве) в более крупных спутниках применяется гиростабилизация и маховики, имеется от 4 до 12 реактивных микродвигателей, работающих на однокомпонентном топливе (например, гидразине или ксеноне), что позволяет им удерживаться на стабильной орбите (поддерживать стационарную орбиту) с учетом возмущающих эффектов гравитации или сопротивления разреженных верхних слоев атмосферы.

В наноспутниках для управления положением в пространстве используются миниатюрные гироскопы и маховики, однако, как правило, в них не хватает места для микродвигателей (да и топлива для них), которые позволили бы им удерживаться на заданной орбите. Это означает, что часть из них, скорее всего, будет иметь полезный срок службы не более одного-трех лет и поэтому потребуются более частые запуски спутников на замену. Большинство предлагаемых способов применения наноспутников относятся к низким околоземным орбитам, ниже двух тысяч километров; причем неспособность добиться стабилизации орбиты наиболее ярко выражена для околоземных орбит высотой от 160 до 500 км.

Важно понимать, что одним из основных потенциальных преимуществ наноспутников в сфере коммуникаций является чрезвычайно малое время запаздывания сигнала. Большинство коммуникационных задач решается с использованием геостационарных спутников с радиусом орбиты около 36 тысяч километров. Несмотря на то что радиоволны распространяются со скоростью света, путь туда и обратно все же занимает около 250 миллисекунд. Такая задержка может быть неприемлемой для ряда коммуникационных сервисов. Группировка наноспутников на очень низких околоземных орбитах будет иметь очень малое время запаздывания, но одновременно с этим усложняется задача поддержания заданной стационарной орбиты.

Достаточность ресурса электроэнергии представляет еще одну проблему и не столько с точки зрения энергозатрат на обработку данных (в связи с эффектом закона Мура), сколько с точки зрения отправки результатов такой обработки обратно на Землю. Независимо от того, ведет ли спутник трансляцию ТВ передачи или в составе группы спутников GPS, передает синхронизированный сигнал, позволяющий смартфону определить свое местоположение, сигнал, получаемый пользовательским устройством на Земле, часто имеет мощность, измеряемую только микроваттами или даже нановаттами. Однако, как и в любом случае радиочастотной передачи, здесь действует закон обратной квадратичной зависимости, который означает, что для большинства бытовых или потребительских задач спутник должен передавать на землю выходную мощность в размере десятков, сотен или тысяч ватт, даже с самых низких околоземных орбит. Требуемая удельная мощность сигнала из космоса зависит от размера, параметров антенн и частотных диапазонов принимающих устройств на Земле, но даже десять ватт представляют собой большую мощность для передачи: это примерно в 40 раз больше, чем максимальная выходная мощность смартфона 3G.

К счастью, в космосе есть бесплатный источник энергии — солнце. Панели солнечных батарей из суперэффективного арсенида галлия площадью несколько квадратных метров обеспечивают несколько тысяч ватт мощности. Этого более чем достаточно для спутников GPS, спутников дистанционного зондирования или коммуникационных. Если добавить литий-ионные аккумуляторы весом 30-50 кг, которые будут использоваться в периоды, когда Земля закрывает солнце, то задача энергообеспечения будет решена. Тем не менее наноспутники (весящие до десяти килограмм) не имеют достаточно места для размещения солнечных фотоэлементов или аккумуляторов необходимой емкости. Несмотря на определенные успехи совершенствование технологий солнечной энергетики и производства аккумуляторов идет медленно. Даже через десять лет наноспутники вряд ли смогут конкурировать с большими спутниками, хотя какие-то из них все же будут способны передавать на Землю сигнал, который смогут улавливать обычные потребительские приемники.

С этим связана проблема, заключающаяся в том, что размер также имеет значение для антенн, даже при условии одинаковой мощности. Чем больше антенна, тем лучше она посылает информацию на Землю или получает сигналы с наземной станции. На спутниках устанавливаются различные виды антенн: рефлекторные, рупорные и в виде фазированной решетки. В крупных спутниках могут использоваться развертываемые сетчатые рефлекторы до 12 метров в диаметре; цельные антенны имеют до 3,2 м в диаметре; и даже околоземные группировки иридиевых спутников для голосовой связи и передачи данных имеют фазированные решетчатые антенны размером 188 на 86 см. В наноспутниках, имеющих как минимум по двум измерениям размер не более десяти сантиметров, используются антенны, которые (даже в случае развертывания) пропорционально меньше, чем на крупных спутниках, что приводит, в зависимости от частоты, к уменьшению коэффициента направленного действия, спада поля к краям раскрыва или зоны покрытия). Сегодня на спутниках устанавливаются шарнирные антенны диаметром 30 см, однако такие модификации расширяют определение наноспутника.

Для выполнения многих коммерческих задач спутники должны отвечать определенным требованиям к параметрам чувствительности. Любой вид спутника наблюдения должен быть способен видеть территорию, находящуюся на сотни и более километров под ним, через возмущенную атмосферу, и точно фиксировать и отображать предметы (оптически или при помощи радара) размером менее метра в диаметре. Это крайне сложная задача. Другая задача спутника — прием сигналов, имевших силу один-два ватта на Земле, ослабленных по пути и при приеме имеющих силу, измеряемую пиковаттами. Это также очень сложно.

Для решения подобных задач датчики должны иметь диаметр десять сантиметров и более или же перед датчиком должны быть установлены оптика и фильтры, как правило, имеющие длину 10-100 см. Ни такой датчик, ни оптика не уместятся на наноспутнике. Здесь уместна аналогия с фотокамерами на смартфонах. Несмотря на то что усовершенствования в технологии полупроводников позволяют производителям поместить на смартфон десятимегапиксельный сенсорный чип, как правило, он занимает только 15-25 мм2, а линза обычно находится не более чем в четырех мм от фокальной плоскости. Профессиональные же фотографы, которые зарабатывают этим деньги, используют фотоаппараты, имеющие физически больший размер сенсорных чипов, которые могут занимать площадь до 2 тыс. мм2 (примерно в 100 раз больше), и длиннофокусные линзы длиной 500 мм и больше (опять таки, длиннее более чем в 100 раз). Аналогичным образом для спутника, фиксирующего изображения Земли с разрешением менее метра, скорее всего потребуются устройства (линзы, зеркала и сенсоры), не умещающиеся в объем с длиной по двум сторонам 10 см.

Несмотря на то, что стабильность, мощность и чувствительность представляют наиболее важные проблемы, которые должны быть решены в процессе развития наноспутников, стоит вкратце остановиться и на некоторых других задачах. Опыт организации процессов запуска, вывода на орбиту и даже обслуживания крупных спутников накапливался в течение десятилетий. В настоящее время аналогичные знания для наноспутников отсутствуют, особенно что касается предлагаемых больших группировок, состоящих из десятков или даже сотен аппаратов. Эта проблема решаема, но она отнюдь не тривиальна. Кроме того, так же как и на Земле, в космосе только определенные части электромагнитного спектра подходят для передачи информации, такой спектр конечен и должен быть распределен определенным образом. Данное ограничение наиболее жестко действует для спутников на околоземных орбитах (к которым относятся почти все наноспутники) и спутников, использующих более низкие частоты. И наконец, уже сейчас существует озабоченность по поводу количества космического мусора, вращающегося вокруг Земли: в настоящее время отслеживается почти 20 тысяч объектов размером более 5 см. Предполагая, что на орбиту потенциально будут выведены тысячи наноспутников, и при этом некоторые из них неудачно, а другие с течением времени будут выводиться из эксплуатации, проблема будет усугубляться.

Наноспутники представляют собой важную инновацию в спутниковой технологии. Их низкая себестоимость и гибкость конструкции, скорее всего, сделают возможным проведение разнообразных научных экспериментов

Следует подчеркнуть, что наноспутники представляют собой важную инновацию в спутниковой технологии. Их низкая себестоимость и гибкость конструкции, скорее всего, сделают возможным проведение разнообразных научных экспериментов или получение изображений Земли с большей частотой, но меньшим разрешением. Отслеживание судов в море не требует особенно больших датчиков или большой мощности передающего устройства — это еще один идеальный рынок для наноспутников.

Однако если мы посмотрим на существующий рынок спутников, объем которого составляет 200 млрд долларов США, примерно 80% задач с почти полной определенностью невозможно решить при помощи устройств весом менее 10 кг, как на сегодняшний день, так и к 2025 году.

Выводы

В краткосрочной и даже среднесрочной перспективе наноспутники не смогут заполнить или сильно изменить сегменты рынка, в которых в настоящее время используются более крупные спутники. Однако они позволяют снизить себестоимость и проблемы, связанные с доставкой необходимых объектов в космос. Скорее всего, наноспутники привлекут внимание инвесторов и интерес публики к рынку спутников. Почти наверняка они обеспечат возможность испытания новых технологий на дешевых одноразовых платформах, что в свою очередь может способствовать появлению новых программных приложений или сервисов.

Также важно отметить, что многочисленные технологии, ведущие к усовершенствованию наноспутников, также способствуют тому, что более крупные спутники становятся лучше, легче и дешевле.

Эксперты не прогнозирует существенного снижения стоимости спутников и связанных с ними расходов. Исходя из объявленных на сегодняшний день планов строительства наноспутников, более половины будут представлять собой опытные образцы или предназначаться для научных и образовательных нужд, а 40% будут использоваться в военных целях и для коммерческого наблюдения за поверхностью Земли, с учетом описанных выше ограничений (энергоемкость, поддержание стационарной орбиты и чувствительность). Всего 5% наноспутников пытаются конкурировать в секторе спутников связи, на долю которого приходится свыше 80% от рынка спутниковых услуг и наземного оборудования, ежегодный размер которого составляет 160 млрд долларов США.

Для наноспутников риск вывода на орбиту или развертывания будет сравним с более крупными спутниками. Независимо от размера спутника риск, связанный со сгорающей ракетой-носителем, будет сохраняться, и развертывание наноспутников на орбите будет характеризоваться такими же рисками, как и для крупных спутников.
Несмотря на то что данный прогноз посвящен наноспутникам, существуют также микроспутники (10-100 кг) и миниспутники (также известные как «малые спутники», весом 100-500 кг), которые больше по размерам, чем наноспутники, но меньше, чем большинство спутников, используемых сегодня. С течением времени данные категории малых спутников почти наверняка смогут привести к большим изменениям в отрасли, чем наноспутники.

7. Возвращение ИТ на предприятия

Эксперты прогнозируют, что в 2015 году роль первопроходца в освоении новых технологий опять перейдет к корпоративному рынку после десятилетия технологических изменений, во главе которых стояли потребители.

Начиная с 1950-х годов и заканчивая примерно десятилетием назад новые технологии и продвинутые версии технологических новинок обычно первыми осваивали предприятия: массовый рынок следовал за ними с отрывом в несколько лет или даже несколько десятилетий. Первые большие ЭВМ могли быть полезны только крупным компаниям и только крупные компании могли их себе позволить; в 1951 году они стоили 750 тысяч долларов США (7 млн долларов в ценах 2014 года); а в помещение их поднимали при помощи подъемного крана. Кнопочные телефоны появились в офисах задолго до распространения в частных домах. Электронные калькуляторы в 1972 году являли собой инструмент для бизнеса, стоивший 395 долларов США (2 240 долларов в ценах 2014 года), что делало их слишком дорогими для использования в быту или в учебном классе. Первые ПК, если не принимать в расчет фанатов техники и проявляющих интерес состоятельных граждан, приобретались главным образом предприятиями: кому нужно было работать с электронным текстом или использовать VisiCalc дома? Когда сотовые телефоны впервые появились в 1984 году, то они стоили тысячи долларов, что равнялось цене малолитражного автомобиля или четверти среднегодовой зарплаты. Пользователи платили 50 долларов США в месяц просто за возможность пользоваться услугой.

Когда производители ПК выпускали новые модели с увеличенным размером жесткого диска, оперативной памяти и более высокой скоростью процессора, они рекламировались и продавались под марками «Pro» (профессиональный), «Office» (офисный) или «Enterprise» (для предприятия). А более технологически простые модели рекламировались как 'Home' (для дома). В то время когда потребители покупали первые громоздкие сотовые телефонные аппараты, бизнесмены выстраивались в очередь за тонкими телефонами-«раскладушками», а позднее — и за первыми смартфонами с полноразмерной клавиатурой и «гигантским» двухдюймовым монохромным экраном.

Однако за последние десять лет наблюдался ряд полностью противоположных случаев, когда частные потребители задавали тренд для развития технологии.

К примеру, смартфоны с большими сенсорными экранами первыми начали применять частные пользователи. Предприятия не только проявили медлительность в освоении этих ставших теперь общераспространенными устройств; во многих случаях они пытались запретить или ограничить их использование в рабочих целях. Похожая ситуация имела место с планшетными компьютерами. В самом начале предприятия пытались ограничить их использование, и хотя теперь они стали обычным рабочим инструментом, это случилось только после того, как миллионы устройств были приобретены частными потребителями.

Такая тенденция к консьюмеризации, когда новые технологии сначала становятся доступными частному потребителю, наблюдалась не только в сфере высоких технологий; она распространилась и на сектор телекоммуникаций. Выполнение рабочих функций и пользование электронной почтой достаточно удобно на скоростях беспроводной связи 3G; однако потребители желали смотреть видео в высоком разрешении и играть в игры, им хотелось воспользоваться преимуществами, обеспечиваемыми сетями четвертого поколения LTE. В то время как большинство предприятий находятся лишь в процессе постепенного обновления своих проводных интернет-соединений, потребители смотрят десятки часов видео через сервис ОТТ в высоком разрешении и размышляют над тем, не стоит ли им подключить квартиру к оптоволоконной сети!

Существуют ряд других технологий, к которым также применима тенденция консьюмеризации. IP-телефония сегодня широко используется многими крупными предприятиями, но первоначально она в основном распространялась среди частных потребителей. Освоение видеосвязи первыми начали также частные потребители. Во многих компаниях видеокамеры компьютера по умолчанию отключались ИТ-службами. Хранение электронной почты на сетевом ресурсе было популярной услугой среди потребителей, тогда как предприятия продолжали использовать для электронной почты выделенные серверы.

Начиная с 1950-х годов и заканчивая примерно десятилетием назад новые технологии и продвинутые версии техноло­гических новинок обычно первыми осваивали предприятия: массовый рынок следовал за ними с отрывом в несколько лет или даже несколько десятилетий

Неудивительно, что аналитики склонны экстраполировать тенденции на основе событий, имевших место за последние пару лет: этот феномен называется «recency bias». Поскольку самые последние примеры освоения новых технологий показывали, что тренд задает потребитель, за которым следует предприятие (что и называется консьюмеризацией ИТ), неудивительно, что, по мнению многих, теперь такая модель станет доминирующей для сектора высоких технологий и телекоммуникаций.

На данный момент существуют веские доказательства того, что маятник движется обратно в направлении первоначального освоения технологий предприятиями, или как минимум в сторону мира, в котором потребитель не всегда определяет тренд.

В прогнозе на 2014 год мы говорили о рынке нательных гаджетов: умных очков и умных часов, таких как Google Glass и Samsung Gear, и сотнях других моделей от разнообразных производителей. Январская шумиха в прессе позволяла предположить, что они будут пользоваться огромным успехом у потребителей, и таким же был наш прогноз: «В 2014 году «умные» очки, вероятно, будут ориентированы на индивидуальных потребителей, а их промышленное применение распространится в будущем после усовершенствования характеристик продукции». Тем не менее потребители купили гораздо меньше подобных устройств, чем спрогнозированные нами четыре миллиона. Несмотря на то что в отношении продаж многих нательных гаджетов точные цифры не раскрывались, совокупное количество проданных единиц определенно не превышает 500 тысяч.

Тем не менее в ходе текущего общения специалистов фирм международной сети «Делойт» с клиентами в течение 2014 года выяснилось, что предприятия могут стать очень привлекательным рынком для отрасли нательных гаджетов. В сфере обеспечения безопасности, медицине, секторах погрузочно-разгрузочных и складских работ пристально изучается потенциал устройств, обеспечивающих свободу рук или расширенное отображение реальности, а также возможности простых в использовании видеокамер.

В прогнозе 2015 года содержатся еще три примера, отражающих данную тенденцию. Вы можете ознакомиться с ними и соответствующими примечаниями, прочитав каждый из прогнозов данного отчета. В частности, предприятия играют основную роль в освоении таких технологий, как 3й-печать (также известной как технология послойного синтеза), дроны (также известны как беспилотные летательные аппараты, или БПЛА) и «Интернет вещей» (IoT, также известный как «межмашинное взаимодействие»). Потребительский рынок лидирует по числу проданных устройств, однако в ближайшем будущем его значимость с точки зрения их эксплуатации и получаемых выгод будет невысокой.

3й-печать существует с 1988 года, однако в последнее время интерес к данной технологии со стороны СМИ был вызван возникшим представлением о том, что такие устройства позволят превратить каждый дом в фабрику. Учитывая распространение 3й-принтеров стоимостью менее тысячи долларов, концепция бытового использования выглядит логичной: если многие имеют дома собственный лазерный принтер, почему бы не приобрести также 3й-принтер?

Тем не менее в ходе текущего общения специалистов фирм международной сети «Делойт» с клиентами в течение 2014 года выяснилось, что предприятия могут стать очень привлекательным рынком для отрасли нательных гаджетов. В сфере обеспечения безопасности, медицине, секторах погрузочно-разгрузочных и складских работ пристально изучается потенциал устройств, обеспечивающих свободу рук или расширенное отображение реальности, а также возможности простых в использовании видеокамер

В реальности 3й-принтерами бытового назначения все еще сложно пользоваться, и с их помощью можно напечатать только небольшие объекты из пластика. Несмотря на рост сообщества «мастеров 3й-печати», уровень бытового проникновения 3й-принтеров составляет намного ниже 0,007%, а общая стоимость всех потребительских устройств этого класса равна стоимости смартфонов, продаваемых за четыре часа. Также ажиотаж в СМИ не касается интересного факта о том, что предприятия тратят на 3й-принтеры в десять раз больше, чем потребители. По нашим оценкам, экономическая стоимость товаров, произведенных предприятиями, более чем в 100 тысяч раз превышает стоимость продукции, сделанной потребителями. В противовес потребительским принтерам, способным печатать только изделия из пластмассы, промышленные 3й-принтеры эксплуатируются под управлением профессиональных конструкторов и производят изделия из гораздо более полезных материалов, в том числе из металла; такие принтеры встраиваются в существующие производственные цепочки и технологические процессы по производству различных пресс-форм, шаблонов и штамповочных матриц. 3й-принтеры крупных производителей, о которых наиболее часто рассказывается в прессе, предназначены не для потребительского рынка, а скорее для предприятий.

Дроны (БПЛА) широко использовались в военных целях начиная с 2001 года, однако за последние несколько лет БПЛА находят все более широкое применение на потребительском и корпоративном рынках. Несмотря на то что большинство из 300 тысяч БПЛА, которые должны быть проданы в 2015 году, будут куплены частными потребителями, мы прогнозируем, что они не приобретут широкого распространения в дальнейшем. БПЛА, продаваемые по цене, приемлемой для потребителя или даже потребителя-профессионала, не могут перевозить большой груз, летать на большие расстояния или подниматься в воздух даже при легком ветре; они подходят только для творческих экспериментов и в ограниченной степени для аэрофотосъемки. В отношении их использования также вводятся все более жесткие правила и требования, так как обеспечение безаварийной эксплуатации является затруднитеным.

В противоположность этому, более тяжелые и более дорогие БПЛА, предназначенные для предприятий, под управлением обученных лицензированных и застрахованных пилотов будут в большей степени соответствовать новым требованиям. Дроны не станут обычным способом доставки товаров и не получат другого широкого применения на массовом рынке, однако их значимость будет расти при решении нишевых задач предприятий, например, наблюдении за урожаем, поиске пропавшего скота или людей, доставке малогабаритных лекарственных средств в зоны стихийных бедствий, контроле добычи полезных ископаемых, инспектировании турбин ветровых электростанций, а также при решении разнообразных задач профессиональной фото-и видеосъемки.

СМИ также уделяют повышенное внимание потребительским аспектам «Интернета вещей» (IoT). Однако многие из подобных задач достаточно банальны и имеют низкий показател рентабельности инвестиций; зачастую они не отвечают реальным нуждам массового потребителя даже если технологически реализуемы. Потребителям не нужно, чтобы стиральная машина, закончив стирку, посылала сообщение на смартфон: для этого у них есть звуковой сигнал на самой стиральной машине.

Однако для компаний — производителей стиральных машин подключение машины к Интернету было бы интересно, поскольку давало бы возможность получать информацию об ее фактическом использовании. В будущем прогнозная аналитика, полученная от подсоединенной к Интернету стиральной машины, могла бы предупреждать о приближающейся поломке и необходимости создания резерва запчастей для выполнения ремонта. Несмотря на то что потребители также получат некоторую пользу от подключенных к Интернету устройств, они не будут определять прогресс в развитии их функционала и не будут готовы платить за него. Это станут делать предприятия, а потребители будут пользоваться полученными выгодами.

СМИ также уделяют повышенное внимание потребительским аспектам «Интернета вещей» (IoT). Однако многие из  подобных задач достаточно банальны и имеют низкий показатель рентабельности инвестиций; зачастую они не отвечают реальным нуждам массового потребителя даже если технологически реализуемы. Потребителям не нужно, чтобы стиральная машина, закончив стирку, посылала сообщение на смартфон: для этого у них есть звуковой сигнал на самой стиральной машине

Эксперты не прогнозирует, что все тренды в сфере ИТ в будущем будут определяться предприятиями. Однако весьма вероятно, что модель консьюмеризации перестанет быть единственным трендом, как в 2015 году, так и в более отдаленной перспективе.

Выводы
«Возвращение ИТ на предприятия», возможно, звучит не очень красиво, однако данное явление, скорее всего, одобрят директоры по информационным технологиям, которые вынуждены были мириться с консьюмеризацией, однако считали, что она создает большие проблемы. Консьюмеризация и связанный с ней тренд поощрения использования персональных устройств для выполнения корпоративных задач давали предприятию определенные преимущества. Однако работа по закупке, оплате, распределению и обеспечению безопасности десятков и даже сотен миллионов потребительских устройств создавала дополнительную нагрузку для большинства корпоративных ИТ-департаментов. Сложности возникали в связи с необходимостью иметь дело с разнообразными операционными системами и видами устройств, и если бы применение предприятиями нательных гаджетов, ЭР-принтеров, БПЛА или «Интернета вещей» определялось в основном потребителями, это обеспечило бы еще большую головную боль.

В качестве примера надеваемые на голову устройства, предназначенные в первую очередь для потребительского рынка, вряд ли могут обеспечить для многих предприятий безопасность с точки зрения защиты интеллектуальной собственности. Сотрудники очень легко могут намеренно или неумышленно записать данные, относящиеся к коммерческой тайне, или другую конфиденциальную информацию предприятия. Однако устройство, целенаправленно ориентированное на предприятия, может изначально иметь встроенные функции «защиты интеллектуальной собственности». Легко предположить, что фармацевтическая отрасль почти наверняка будет заинтересована в получении именно таких защищенных нательных гаджетов и не будет заинтересована в наличии потребительской версии данной технологии. Аналогичным образом, потребительские нательные гаджеты обычно недостаточно прочны или безопасны (они могут искрить) для использования на буровой вышке; однако их модификация для предприятия должна будет пройти испытания на безопасность по самому жесткому стандарту, и, соответственно, будет представлять меньший риск.

«Интернет вещей» обещает очень много, однако наличие миллионов датчиков, расположенных в самых разных местах, и различных стандартов сетевого взаимодействия также создает риск с точки зрения безопасности, который потенциально даже выше, чем аналогичный риск для ПК или мобильных телефонов. Если бы IoT использовался главным образом потребителями, маловероятно, что вопросу безопасности уделялось бы повышенное внимание. Предназначенный для предприятий IoT с большей вероятностью обеспечит защиту корпоративных сетей и данных, и, скорее всего, лучше справится с вопросами конфиденциальности.

Новые технологии, независимо от того, кто первый начинает их осваивать — потребители или предприятия —
не существуют изолированно, они должны быть интегрированы в окружающую среду. Устройства, конструкция
которых разрабатывалась с прицелом на потребителей, проектировались так, чтобы взаимодействовать
с потребительскими сетями, программным обеспечением и сервисами. В некоторых случаях такие устройства
корректно работали с программным обеспечением предприятия, его логистическими цепочками и сетями.
Однако можно привести и такой пример: смартфоны и планшеты работают почти идеально, если необходимо
синхронизировать библиотеки музыкальных файлов или поделиться фотографиями в социальных сетях,
но когда дело доходит до синхронизации технологических процессов ERP или совместного использования версий
электронных таблиц, их возможности оказываются далеки от совершенства.

 

Заполните, пожалуйста, ваши контактные данные, чтобы получать ежемесячную рассылку!
Обратный звонок
Спасибо! Мы с вами свяжемся.