Switch to English
Вход
Инвестиционные предложения
Новости
Аналитика
инвестировать Найти инвестора

Новости

Амнистия капитала в Украине, реально ли?

Амнистия капитала в Украине, реально ли?

×
633

Амнистия капитала в Украине, реально ли?

  • Амнистия капиталов может вывести из тени и включить в экономический оборот десятки миллиардов гривен. Но для этого государство должно привлечь бизнес взаимовыгодными условиями легализации.

Идея "амнистии капиталов" существует в Украине уже давно. Мотивация проста: значительная часть экономики находится в "тени", притом обращающиеся здесь миллиарды долларов получены различными путями, во многом в "мятежные" 1990-е. По оценкам Кабмина, состоянием на 2011 год частично или полностью не контролируются государством обороты в размере до 30% объема реального ВВП, или не менее 360 млрд грн. в прошлогодних показателях. И вполне логично было бы включить эти средства в легальный экономический оборот, чтобы они открыто работали, позволяя всем заинтересованным сторонам видеть полноту хозяйственной картины страны.

Напомним, еще в 2000 году амнистировать легализованные доходы предлагал президент Леонид Кучма. В 2005 году об этой популярной идее вспомнили и у президента Виктора Ющенко. Затем комплексная инициатива была подготовлена кабинетом Виктора Януковича в 2007 году. А этой весной секретарь Совета национальной безопасности и обороны Андрей Клюев предложил вернуться к теме амнистии капиталов: "По такому пути шли многие страны. Нужно внимательно и очень взвешенно посчитать, как все это сделать. Так, для легализации правительство могло бы попросить владельцев капитала уплатить 5% от легализуемых сумм".

Кстати, 30% - не уникальный показатель. По данным университета Иоганна Кеплера (г. Линц, Австрия), в том же 2011 году доля теневой экономики в Европе составляла от 7-8% ВВП в Австрии и Швейцарии до 30% и более в ряде центрально- и восточноевропейских стран. Если сузить круг до зоны евро (куда, как известно, входят даже не все члены Евросоюза), то по размаху "тени" лидирует Эстония: порядка 28,6% ВВП. За ней следуют Кипр с 26% и Мальта с 25,8% ВВП. В крупных странах показатель ниже: в Италии "серый" сектор составляет 21,2% ВВП, а в относительно стабильной Германии – 13,7%.

И уж тем более нынешние 30% - это намного меньше, чем в 90-х годах, когда в отечественном хозяйственном обороте "тень" достигала 60-70%.

Вводные к задаче

Но что же мешает провести столь очевидную и полезную реформу? Эксперты сходятся в том, что властям нужно продемонстрировать твердое намерение соблюдать принципы амнистии, в т.ч. что касается неиспользования полученных данных против хозяев капиталов. Иначе говоря, должно быть достаточное доверие к новой инициативе. Ранее это не удавалось ни одной украинской власти (да и было ли реальное желание?). И с этой точки зрения большое значение имеет политическая стабильность, которая сегодня обеспечена в стране, утверждает политолог и экономист Виталий Кулик. По его мнению, есть основания считать, что сегодняшняя руководящая команда сохранит свои позиции как минимум до следующих президентских выборов, т.е. до 2015 года.

А значит, есть политические предпосылки для "капитальной" амнистии. Однако остается противоречие между формальной законностью и экономической целесообразностью. Управляющий партнер консалтинговой компании Ernst&Young в Украине Алексей Кредисов отмечает: во многих других странах, в т.ч. более развитых и богатых, ответ дан в пользу целесообразности. При этом легализация – не столько источник дополнительных денег для госбюджета (что допускают сейчас в Налоговой службе), сколько инвестиционный и кредитный ресурс. Работа с которым должна быть выгодна не только государству и получателям, но и собственно владельцу средств.

Финансисты полагают, что основные параметры амнистии должны быть такими. Во-первых, говорит В.Кулик, кроме собственно разрешения на легализацию, она должна включать налоговую амнистию, т.е. полное или преимущественное освобождение от уплаты налогов за теневой период. Во-вторых, амнистия должна быть четко единоразовой, иначе может возникнуть соблазн надеяться на новые амнистии и тем временем продолжать работу в "тени". Для профилактики таких подходов по окончании сроков подачи заявок на амнистию антитеневое законодательство может быть ужесточено, что позволит продемонстрировать преимущества легальной работы. Вариантом ужесточения может быть т.н. непрямое выявление доходов налогоплательщика, когда госорганы могут открыто оперировать "серой" кассой предприятий, отмечает почетный президент юркомпании Jurimex Данил Гетманцев. В т.ч. законно сопоставляя доходы и расходы юрлиц. А это уже новый уровень экономической прозрачности.

В-третьих, не стоит забывать, что бизнес давно нашел эффективную легальную форму выведения капитала из-под госконтроля – это оффшоры. И задача амнистии, продолжает В. Кулик, конечно, не состоит в том, чтобы заменить оффшорную базу. Он подчеркивает, что ключевая задача – максимально упростить легальное ведение дел через фирмы-резиденты, стимулируя капитал оставаться в стране.

В-четвертых, как верно замечает А.Клюев, должна быть установлена плата за легализацию в виде процента от суммы. Аналитики рекомендуют не более 8%, а лучше всего – максимально стимулирующий уровень в 4-5%. И предостерегают от соблазна завысить процент: так, А.Кредисов уверен, что ситуативная жадность госорганов в данном случае сильно повредит общему успеху дела и отпугнет бизнес. Заметим, в 2009 году вариантом амнистии предлагалась стимулирующая ставка в 4-8%, привязанная к моменту подачи документов в Налоговую: наименьший процент в первый месяц кампании, наибольший – в последние 3 месяца. Планировалось, что общий срок кампании составит полгода.

Что касается конкретного момента проведения амнистии, то экс-замминистра финансов Украины Татьяна Ефименко убеждена: ее можно проводить примерно через год после внедрения Налогового кодекса (НК) – не формального введения, а именно внедрения. А значит, кампания по амнистии должна начаться самое раннее в 2013 году. "А еще через какое-то время после самой легализации в НК должны вступить в силу нормы о непрямом определении доходов", - говорит она, т.е. то самое ужесточение, о котором говорилось выше. Сегодня "непрямые" методы успешно работают и в США, и в Европе. Притом Т.Ефименко считает, что амнистия должна длиться не менее чем 1-2 года – и, снова-таки, не иметь обратной силы: после ее окончания государство не должно возвращаться к вопросу законности амнистированных капиталов.

В этом контексте В.Кулик напоминает о тех новациях, которые уже могут рассматриваться как шаги на пути к амнистии и доверию бизнеса: "Прежде всего это декриминализация экономических преступлений. 17 января вступил в силу закон о гуманизации ответственности за правонарушения в сфере хозяйственной деятельности. Главное новшество – в том, что наказанием в данной области вместо лишения свободы будут штрафы. Штраф может быть заменен судом на другое наказание только при неуплате в срок, установленный судебным решением. Декриминализуется 17 составов преступлений, притом закон имеет обратную силу – закрываются все соответствующие дела, с освобождением осужденных. Это все можно считать позитивом для возможной амнистии капиталов и бизнесов и для инвестклимата в стране".

Каковы потенциальные минусы амнистии? Большинство экспертов согласно в том, что реальных издержек-то и нет – если не считать сентенций на тему "несправедливости", "потакания олигархам" и т.п. Но негативы возникнут, если государство подойдет к амнистии формально и с "фигой в кармане", акцентирует Д.Гетманцев. Тем самым отпугнув бизнес и побуждая его еще тщательнее скрывать свои деньги.

А как у них?

Что же гласит мировой опыт? Президент Центра рыночных реформ Владимир Лановой приводит пример Бельгии, где в 2004 году вступил в силу закон об амнистии вывезенных капиталов. В течение года безо всяких санкций можно было перевести деньги обратно в страну, заплатив 6% со средств, вкладываемых в акции бельгийских компаний не менее чем на 3 года, и 9% с просто вернувшихся сумм. Национальный Минфин рассчитывал, что в страну вернется 10-15 млрд евро, что позволило бы пополнить госбюджет на 850 млн евро. Акция проходила под эгидой Евросоюза и затрагивала Люксембург, где хранились основные бельгийские капиталы (в Люксембурге подоходный налог не взимается, а в Бельгии составляет 50%).

Однако в страну вернулся только 1 млрд евро (6% от плана), а казна пополнилась на 50 млн евро. Главными причинами этого В. Лановой называет 1) договоренности с Люксембургом о возможности дальнейшего хранения средств в его банках, 2) непривлекательность инвестиций в акции бельгийских компаний, 3) надежду владельцев на последующие амнистии, когда они еще успеют подать заявки.

Намного более успешным Д.Гетманцев из Jurimex считает опыт Италии, где финансовая амнистия прошла в 2001-02 годах. В отличие от Бельгии, здесь не только легализовались активы, но и прощались неуплаченные налоги, т.е. одновременно проходила амнистия капиталов и налогов. По Декрету о легализации заявитель был обязан заплатить 2,5% задекларированной стоимости имущества или приобрести итальянские ценные бумаги на сумму в 12% стоимости, а взамен налоговые органы выдавали "сертификаты конфиденциального взноса". Эти бумаги содержали такие пункты:

  • освобождение от подачи декларации, уплаты налоговых задолженностей и аудита средств, полученных до легализации;
  • ликвидация учетных записей по задолженностям, пене и штрафам в отношении амнистируемых активов;
  • полная конфиденциальность всех перемещений активов для налоговиков, органов соцобеспечения и других заинтересованных госорганов;
  • конфиденциальность разового налогообложения заявляемого капитала.

В то же время после кампании ужесточились меры за нарушение налогового законодательства. Если до нее штраф за сокрытие капитала или имущества от налогообложения составлял от 250 до 2000 евро вне зависимости от суммы, то затем он составил от 5% до 25% незадекларированных средств плюс конфискация имущества на соразмерную сумму.

Эффект не заставил себя ждать, рассказывает Д.Гетманцев: только за первые 2 месяца в легальный оборот вернулись активы стоимостью 61 млрд евро, налоговые сборы выросли на 24 млрд евро, в т.ч. один только разовый налог на легализуемые активы пополнил госбюджет на 1,4 млрд евро. Все это позволило кабинету Сильвио Берлускони освободить от подоходного налога ежегодный доход в менее чем 25 тыс. евро и сократить для предпринимателей некоторые другие налоги.

А в Ирландии амнистия длилась и требовала 25% единовременного сбора с капитала, но принесла в бюджет 1,5 млрд долл., или 2,5% годового ВВП. Д.Гетманцев сообщает, что плюсами ирландского варианта стали акцент на одноразовости акции, ужесточение регулирования по ее завершении, а также эффективная разъяснительная кампания в СМИ.

Итак, резюмируют наши собеседники, из зарубежного опыта можно сделать 2 базовых вывода: во-первых, амнистию капитала лучше сочетать с налоговой амнистией, во-вторых, по окончании акции действительно имеет смысл ужесточать санкции.

 

По материалам МинПром

Комментарии

comments powered by Disqus
Вверх

Задать вопрос

×