Switch to English
Вход
Инвестиционные предложения
Новости
Аналитика
инвестировать Найти инвестора

Новости

Что пугает иностранного инвестора сегодня в Украине?

Что пугает иностранного инвестора сегодня в Украине?

×
771

Что пугает иностранного инвестора сегодня в Украине?

  • В 2011 году заметного притока прямых иностранных инвестиций в Украину не будет, если правительство не сделает реальных шагов на встречу бизнесу. Компании продолжает пугать тотальный невозврат НДС ...

В пресс-центре «Главкома» свои оценки инвестиционному климату в Украине давали ведущий советник Европейского банка реконструкции и развития Антон Усов, исполнительный директор Международного фонда Блейзера Олег Устенко и экс-министр экономики, заслуженный экономист Украины Виктор Суслов.

Олег Устенко: «Настораживает увеличение количества прямых иностранных инвестиций, которые выходят с территории Украины»

Наш первоначальный прогноз на 2010 год составлял 4 миллиарда долларов прямых иностранных инвестиций. Мы говорили о возможном улучшении прогноза до 6 миллиардов долларов, если мы будем видеть серьезное проведение экономических реформ. Последняя статистика Национального банка Украины и то, что происходит сейчас, подтверждают наш прогноз - за девять месяцев этого года страной было получено 4,3 миллиардов инвестиций.

Существует колоссальная разница между цифрами, которые дает по прямым иностранным инвестициям Национальный банк и Государственный комитет статистики. Основное отличие состоит в том, что портфельные инвестиции, инвестиции в акции и ценные бумаги предприятий Госкомстатом не учитываются как прямые иностранные инвестиции. Но, базируясь на статистике Национального банка, эта величина составляет 4,3 миллиарда долларов, что является прорывом для этого года, и это только 9 месяцев. Такая цифра показывает 25%-ное увеличение с аналогичным периодом прошлого года.

То, что настораживает, это увеличение количества прямых иностранных инвестиций, которые выходят с территории Украины и идут в другие страны. Казалось бы, Украина является страной, которая сама хотела бы принять прямые иностранные инвестиции. С другой стороны, в этом году 700 миллионов долларов вышли за пределы страны и вкладывались в экономики других стран. За аналогичный период прошлого года это было порядка 100 миллионов долларов.

Основная настороженность состоит в том, что качество инвестиционного климата в стране остается все еще на недостаточно высоком уровне. Дополнительным объяснением этому может служить то, что экономические реформы, о которых говорит новая команда, до сих пор не получили достаточно широкомасштабного внедрения. Мы ожидаем, что по мере выполнение Программы экономических реформ, о которой говорит новая команда, качество инвестиционного климата в стране может улучшаться. Здесь ведь не идет речь только о макроэкономической стабильности, а и о целом ряде других факторов, связанных с реформой государственного управления, борьбой с коррупцией, дерегуляцией бизнеса, имиджем Украины и т.д.
Если говорить в принципе об инвестициях, то на 1.07.2010 года общее количество инвестиций, то, что называется стоком инвестиций, составляет 40 миллиардов долларов. Традиционно самыми крупными инвесторами остаются Кипр, Германия, Нидерланды и Россия. Следующее место занимают Австрия, Великобритания, Франция. Показательным является то, что Кипр как оффшор дает возможность заводить большое количество денег в Украину. До теперешнего момента со стороны Кипра в Украину заведено порядка 9 миллиардов долларов. Ни для кого не секрет, что часть этих инвестиций - это большие иностранные компании, работающие в Украине, которые заводят часть денег через Кипр. С другой стороны, есть достаточно предположений и оснований говорить, что деньги, которые зашли из Кипра, частично могут быть деньгами и самих украинских бизнесов. Они заводятся через Кипр для того, чтобы оптимизировать налогообложение.

Что касается секторального вложения денег в текущем году, то первое место занимает промышленность - 11 миллиардов долларов. Второе место традиционно занимает финансовый сектор. В прошлом году он абсорбировал на себя большое количество инвестиций, порядка 80%. На теперешний момент эта цифра составляет 10,5 миллиардов долларов. Торговля тоже активно финансируется – было заведено больше 3,3 миллиардов долларов. Четвертое место занимает строительство и недвижимость – 3,2 миллиардов долларов.

Общая сумма инвестиций с Кипра была чуть больше 9 миллиардов долларов, в индустрию и промышленность было заведено порядка 2,3 миллиарда долларов. Большое количество денег они заводили в торговлю, строительство, недвижимость. В этом году слишком сильных колебаний по этим статьям не проходило.

Что касается таких крупных инвесторов как Германия, Австрия, Франция, то большая часть денег, заведенных от этих стран в прошлом году, касались банковского сектора. В этом году мы видим завод денег в реальный сектор экономики.

Пока не будет серьезно изменен инвестиционный климат, мы не можем ожидать резких подвижек в этом направлении. Нам все более и более сложно конкурировать в среде, которая сейчас сложилась в мире. С одной стороны, есть большое предложение инвестиций для развивающихся рынков. С другой стороны, существует некоторый испуг самих развивающихся рынков в приеме этих инвестиций. Особенно есть боязнь в том, что эти инвестиции могут быть «горячими», спекулятивными деньгами. Многие страны вводят ограничения по инвестициям подобного рода. Мы конкурируем с таким крупными странами как Россия, Китай, которые в состоянии принимать сотни миллиардов долларов инвестиций за год, то есть это несравнимые величины. Изменение инвестиционного климата, улучшение в целом бизнес-среды может дать возможность поставить страну на новый этап развития и обеспечить рост не 4%, как мы прогнозируем на текущий и на 2011 год, а дать возможность перейти на более высокий уровень экономического роста, получать гораздо больший рост притока иностранных инвестиций - 5-6%. Без кардинальных изменений это сделать будет просто невозможно.

Антон Усов: «Европейский банк пока не удовлетворен состоянием инвестиционного климата»

Я представляю Европейский банк реконструкций и развития, мы являемся крупнейшим инвестором в стране и за годы своей работы вложили более 5 млрд. евро в различные проекты. Задача банка состоит в том, чтобы сопутствовать международным прямым иностранным инвестициям. Предполагается, что на один вложенный нами доллар мы будем привлекать, как минимум, два. Если мы финансируем проект и если это частный сектор (это наш преимущественный акцент), то планируем 35% денег вкладывать своих и 65% - деньги инвестора. Ситуация в Украине никогда не была простой, но после кризиса 2008 года это соотношение, несколько изменилось. Банк стал готов вкладывать больше, потому что инвесторов стало меньше, и они не готовы нести риски в проект, как это было до кризиса. Тут очень много причин: и неблагоприятная внутренняя и внешняя финансовая ситуация, общий политический кризис, который долгое время был в стране, и неготовность компаний-инвесторов приходить на этот рынок.

Если мы посмотрим на динамику инвестиций, которая была в прошлые годы, то пик пришелся как раз на 2007-2008 годы, там было прямых иностранных инвестиций за 9 млрд.евро.

Тут очень важно посмотреть на природу того, что мы называем инвестициями. Часть этих денег приходит из таких государств как Кипр, поэтому возникает вопрос, что это за инвестиции? Может, это реинвестиции, то есть, украинский капитал, который был в свое время выведен, а теперь заводится в стране. Если мы посмотрим на природу инвестиций, то в основном это был финансовый сектор. Крупные банковские группы, чтобы обозначить свое присутствие здесь на большом рынке, который очень интересен особенно для розничного банковского отдела, что называется «за ценой не постояли» и, несмотря на колоссальные мультипликаторы, были готовы вкладывать очень серьезные деньги в покупку банков. Вот вам и ситуация.

Объем инвестиций резко уменьшается в 2009-м – 4,6 млрд.евро по результатам года. То же самое произошло и с нами: если в 2007-2008 гг. в банковском секторе ЕБРР осуществлял какие-то проекты, то они были не очень значительнее (порядка миллиона евро) в течении года, то в 2009-м ситуация изменилась. К концу 2008 года все планы по инвестированию промышленного сектора практически рухнули. Компании (и местные, и зарубежные) в основном свернули свои инвестиционные планы. Те клиенты, которые остались с нами, потребовали средства скорее на реструктуризацию существующей задолженности, нежели на какие-то дополнительные вложения.

В 2009 году Европейский банк вложил порядка 700 млн. евро (около миллиарда долларов) в финансовый сектор. Это была адресная помощь банкам, которым мы верим, вложения в субдолг, так называемый капитал второго уровня. Это был наш акцент в прошлом году. Если взять 2010-й, то фактически мы подписали пока только две сделки. Со стороны банковского сектора интересов пока во вложения в Украину мы не наблюдали. Понятно, есть определенные требования Нацбанка. Опубликованная статистика говорит о том, что крупные западные банковские группы увеличивают капитал банков, за счет этого увеличивается статистика прямых иностранных инвестиций, но помощь Европейского банка в этом процессе не очень нужна, это происходит безотносительно нас.

Сектор, который достаточно динамично развивается и в который мы в этом году вложили порядка 460 миллионов евро в экономику страны – сельское хозяйство. Это то, что мы называем агробизнес (выращивание, переработка и упаковка). Понятно, что даже в тяжелые времена люди не перестают употреблять продукты питания, а Украина в принципе обладает хорошим земельным и географическим потенциалом для того, чтобы при правильном ведении сельского хозяйства стать одним из ведущих экспортеров сельскохозяйственной продукции. Речь идет не только о зерновых, но на перспективу и о молочных, мясных продуктах и т.д. Европейский банк этот сектор рассматривает как приоритетный и готов туда вкладывать достаточно крупные деньги, развивать западные и зарубежные компании.

Еще один сектор, который достаточно интересен с точки зрения инвестиций, но не очень понятно, насколько частные инвесторы готовы будут вкладывать туда деньги, - это инфраструктура (дороги, железная дорога, энергетика и т.д.). Буквально на прошлой неделе мы подписали проект на 175 млн.евро на линии электропередач. И если мы осуществим еще ряд проектов – это крупный дорожный проект, который свяжет Киев с западной границей страны, а также намереваемся построить подъездные пути к Киеву, то всю эту инфраструктуру можно будет использовать на Евро-2012. Это порядка 250 млн. евро. Также проект «Супергидроэнерго» – реконструкция гидроэлектростанций (порядка 200 млн.евро). То есть, все вместе получается более 600 млн. евро в течении 2010-2011 гг. Это то, куда мы хотим вкладывать деньги и что стране очень нужно.

Кроме этого, наверное, очень важный сектор, который совершенно четко будет требовать инвестиций (чему мы уделяли и будем уделять внимание) - это энергосбережение. Много раз мы говорили о том, что Украина является одной из самых энерго неэффективных стран, очень много теплопотерь, много потерь на пути от производителя и до потребителя электроэнергии. Практически каждый проект, который мы финансируем, содержит в себе очень серьезный энергосберегающий компонент. Мы каждой компании предлагаем пройти энергоаудит и таким образом, если мы берем средний объем инвестиций Европейского банка, примерно в миллиард евро ежегодно, то до 300 миллионов идет на энергосбережение в том или ином виде. Причем если раньше мы смотрели на какой-то конкретный сегмент энергосбережения, то сейчас очень расширилась палитра: речь идет и о новых технологиях, и о возобновляемой электроэнергии. Европейский банк запускает Целевой фонд, который будет заниматься только возобновляемой электроэнергией. Есть специальные кредитные линии дл энергосберегающих проектов в малом бизнесе и так далее. Вот эти сектора, которые с нашей точки зрения будут интересны для инвесторов, они нужны Украине, туда нужно вкладывать деньги. Это то, что может предложить Европейский банк.

Теперь коротко об инвестиционном климате. Задачи ЕБРР – стимулировать прямые иностранные и отечественные инвестиции. Это стало делать все труднее и труднее. Причин тому очень много: до недавнего времени была политическая нестабильность, трудная финансовая ситуация. Но даже по тем проектам, которые получили наше финансирование, мы все чаще и чаще сталкиваемся с тем, что независимо от политического режима, от территориального расположения, есть фундаментальные проблемы отношения к инвесторам. Один из наших клиентов – Arcelor Mittal приводил статистику, сколько времени они тратят на то, чтобы встретиться и объясниться с различными инспекторами (будь-то налоговая, пожарные, санитарные). Ситуация с налогообложением тоже не везде простая: очень многие инвесторы жалуются нам на невозврат НДС для экспортеров. Один из крупных клиентов Евробанка – это польский миллиардер Михал Саловов, который вложил деньги в два замечательных предприятия Barlinek и Cersanit. Он назвал НДС новым налогом на бизнес, и мы согласны, потому что объемы невозврата таковы, что серьезнейшим образом ломают ликвидность предприятий и мешают их дальнейшей эффективной деятельности. Мы знаем, что правительство очень много делает и сделало, но у нас все равно есть серьезные опасения по поводу результата этого процесса, когда будет погашена задолженность и когда процесс полностью будет нормальным. Если вы экспортер – вам НДС возвращается сразу, и не надо ждать, просить, рассматривать какие-то варианты откатных схем. Есть еще очень много вещей: таможенные, ограничительные.

К сожалению, часто и отечественные, и зарубежные инвесторы нам жалуются на то, что пока климат в стране не способствует тому, чтобы вкладывать деньги. Компании, которые вкладывают средства, сталкиваются с серьезными проблемами, и чем раньше это будет решено, тем лучше для страны, поскольку это вопрос конкурентоспособности. Если в Украине не устраивает ситуация, то инвестор идет в другую страну, а мы теряем налогоплательщика. Так что бизнес делать можно в Украине, но это непросто. Европейский банк пока не удовлетворен состоянием инвестиционного климата. Есть большие ожидания того, что новое правительство будет делать конкретные шаги в этом направлении. К счастью, у нас с ним очень хороший диалог.

Виктор Суслов: «Рейтинги Украины не достигают инвестиционного уровня, остаются спекулятивными и совпадают с рейтингами очень многих стран Африки»

Президент и правительство прилагают колоссальные усилия для того, чтобы объяснить привлекательность инвестиций в Украину. В чисто дипломатическом плане можем отмечать всем известные позитивные успехи, будь-то переговоры в Китае, России, Соединенных Штатах, Евросоюзе. Правительство связывает свои основные надежды с реализацией 10-ти национальных инвестиционных проектов, с возможностью привлечения инвестиций в модернизацию газотранспортной системы, с подготовкой к чемпионату Евро-2012. Большие надежды связываются с приватизацией, в частности объявлено, что до конца года должен быть приватизирован «Укртелеком», здесь возможно реальное привлечение значительных объемов инвестиций. Наверняка в следующем году правительство вернется к вопросу приватизации Одесского припортового. Вот такие всем известные направление, которые мы можем отмечать как «плюс» для привлечения инвестиций.

С другой стороны, инвестиционный климат не является в достаточной мере привлекательным. Рейтинги Украины не достигают инвестиционного уровня, остаются спекулятивными и совпадают с рейтингами очень многих стран Африки. Буквально на прошлой неделе Украине было определено 39 место из 40-ка возможных среди европейских стран по уровню бедности, что с точки зрения оценки инвестиционного климата, тоже работает отрицательно.

Есть ряд других важных факторов. Например, как бы не пропагандировался проект нового Налогового кодекса как привлекательного для инвесторов, пока он не вступит в действие, не поработает и не докажет своей эффективности, притока инвестиций не будет. Ряд инвестиционных проектов остановлено, потому что инвестор не знает, какой будет окончательная редакция Налогового кодекса. Дискуссии вокруг Налогового кодекса недопустимо затянулись, а попытка ввести его с 1 января 2011 года противоречит действующим нормам законодательства, потому что налоговое законодательство принимается не позже, чем за полгода до начала нового бюджетного года. Все это негативные факторы «плюс» дополненные проблемами с возмещением налога на добавленную стоимость. Даже официальные заявления организаций в Украине, которые представляют в основном интересы уже работающих инвесторов, такие как Европейская бизнес-ассоциация, Американская торгово-промышленная палата, в связи с обсуждением проекта Кодекса, высказали очень много замечаний и пожеланий, которые в основном так и не были учтены. Все это будет сказываться на принятии решений. Я прогнозирую, что в следующем году заметного притока прямых иностранных инвестиций в Украину не будет. Что касается портфельных, спекулятивных инвестиций, возможно, движение капитала здесь будет, но в этой части нужно принимать более фундаментальные решения.

К следующим фундаментальным проблемам относится ситуация в судебной системе. Никто пока не в силах оценить, к чему приведет проводящаяся реформа судебной системы с точки зрения защиты прав инвестора, они будут выжидать, смотреть, чем это закончится. Инвесторы за последнее время насторожились из-за нескольких ярких случаев, связанных с усилением негативных тенденций в инвестиционном климате. Например, попытки действий прокуратуры против крупнейшего инвестора «Кривожсталь», «АрселорМиттал». Хорошо, что состоялась встреча собственника комбината с Президентом и атаки на комбинат прекратились. Если бы такие вопросы начинались со встречи с Президентом, то они бы снимались, не достигая уровня публичного накала.

Очень спорный вопрос об ограничении на экспорт зерна, ведь в сфере производства сельхозпродукции значительные инвестиции. При этом Налоговый кодекс предусматривает прекращение возмещение НДС для экспортеров, и правительство на этом собирается сэкономить 2,9 миллиарда гривен, как раз эту суму инвесторы и не получат, что естественно воспринимается ими как негативный фактор. Введение квоты, ограничение экспорта точно также затрагивает интересы экспортеров. Если правительство обеспокоено, будет ли достаточно зерна в стране или нет, то надо просто-напросто это зерно закупить в государственный резерв, а не пытаться сбивать цены путем ввода ограничений на экспорт.

Мы все рассчитываем на то, что в сфере привлечения инвестиций будут позитивные изменения. Важным направлением является возврат практики свободных экономических зон, которых в Украине с 1999 по 2004 год было создано 11. В девяти регионах были введены специальные инвестиционные режимы, и все это в части льгот в 2005 году было отменено и эти зоны прекратили существовать. Я был автором закона о свободной экономической зоне «Сиваш», та зона работала правильно. Относительно зон, которые основывались на налоговых льготах, было очень много злоупотреблений, особенно в части импорта. В дальнейшем такие зоны в Украине не могут возрождаться и работать.
Зоны нужно создавать с особым таможенным режимом. У членов правительства эти идеи встречают понимание. Есть проект создания свободной экономической зоны в части Одесской области, которая находится между Днестровским лиманом и Дунаем. Конечно, проекта мало, ведь в соответствии с законодательством, зоны можно создавать и вводить только законом. Если принимать такое решение, то надо ставить серьезные задачи, при этом минимизируя риски для инвесторов. Если создавать зону, то надо идти на то, чтобы внутри нее вращалась не гривна, а, допустим, евро с тем, чтобы избавить инвестора от рисков курсовых колебаний. Там можно было бы пойти на многие другие радикальные решения с целью стабилизации законодательства на длительный период и попытаться построить что-то типа украинского Гонконга. Как максимум, надо уходить от той порочной практики, которая в Украине сложилась и в законодательстве, и сфере административного давления, и судебной системы, и нарушения прав инвесторов. Если считать, что можно выписать цивилизованные надежные режимы надолго хотя бы для одной такой свободной зоны, то это надо сделать, потому что такая модель могла бы быть полезной и для Украины в целом.

Одной из проблем работы ЕБРР в Украине является отсутствие возможности кредитовать в гривне. Как налажен диалог с Национальным банком в этом вопросе?

Антон Усов: Европейский банк уже какое-то количество лет ведет диалог с Национальным банком Украины по поводу того, что было бы не плохо предоставить международной финансовой организации возможность кредитовать в гривне. Мы располагаем длинными валютными ресурсами, привлечение гривневых ресурсов даст возможность давать длинные гривневые кредиты субъектам, которые не имеют валютной выручки. Это выгодно для муниципальных, государственных компаний и т.д. Практика работы в других странах показала, что это очень интересно.

Механизмы привлечения гривны могут быть разными, один из них - это возможность выпуска международной финансовой организацией облигаций, номинированных в национальной валюте. У нас активно ведется такая работа в целом ряде стран. В России практически все государственные проекты рублевые, недавно подписали проект с РЖД. Была разработана специальная межбанковская ставка МосПрайм, которая ориентирована для этого рублевого кредитования. Облигации по сравнению с другими может не такие доходные, но очень надежные. У нас очень высокий кредитный рейтинг, поэтому они являются привлекательным объектом для инвестиций.

Диалогу с Нацбанком уже около 5-ти лет, мы встречались, говорили с властями, но особенно ничего не произошло. Был внесен законопроект о возможности выпуска международными финансовыми организациями облигаций в национальной валюте. Эта инициатива полезна, она показывает готовность Украины воспринимать кредиторов в гривне. Но пока, к сожалению, вопрос о возможном выпуске облигаций в национальной валюте не является перспективой ближайшего времени, потому что у нас продолжается диалог с регулятором по поводу того, есть ли предпосылки и достаточные условия для этого.

До последнего времени как такового диалога с Нацбанком не было, но на прошлой неделе во время визита первого вице-президента ЕБРР была встреча с новыми лицами НБУ, она прошла на качественно другом уровне, есть определенная надежа, что этот процесс сдвинется с места. Диалог начался, но сказать, что есть серьезный прогресс или называть строки, когда будут выпущены облигации, сейчас просто не представляется возможным. Гривневые длинные кредиты нужны не только государственному сектору, а и большинству частных клиентов.

Виктор Суслов: Если Евробанк готов взять на себя риски, связанные с возможными потерями от изменения курса национальной валюты, то мы должны были бы это поддерживать. Надо максимально ограничивать кредитование граждан и предприятий в иностранной валюте на территории Украины, потому что 40-50% уровень долларизации экономики на сегодня – это через меру.

Каков ваш прогноз объемов инвестиций на текущий год?

Виктор Суслов: То, что за 9 месяцев «плюс» 4,3 миллиарда, и от этого нужно отнять около 700 миллионов, которые ушли. Кстати, объем оттока национального капитала увеличивается, год назад из Украины вышел 101 миллион, тут рост почти в семь раз. Некоторые представители украинского бизнеса, неуверенные в ситуации, действительно выводят капитал из Украины.

Я не жду вообще никаких значительных притоков. При том же самом темпе берите от суммы чистого притока 3,7 одну треть, где-то один миллиард до конца года может быть еще придет. Это все идет в рамках тех инвестиционных проектов, которые начаты раньше. Не стоить забывать, что коммерческий сектор у нас получил достаточно значительные объемы иностранных кредитов. Некоторые из них связаны с инвестициями, с развитием, с завершением проектов, поэтому приток инвестиций не может останавливаться сразу. На сегодня коммерческий сектор должен иностранным кредиторам около 80 миллиардов долларов, такие долги мы никогда не перекроем.

Олег Устенко: 4-6 миллиардов долларов, этот прогноз делали в конце 2009 года, возможно, мы его пересмотрим.

На прошлой неделе во время визита первого вице-президента ЕБРР звучал месидж о том, что ЕБРР заинтересован в кредитовании потенциального покупателя «Укртелекома». На каких условиях может быть совершена такая операция, и предусматривает ли она, что ЕБРР таким образом получит право собственности на определенную часть акций «Укртелекома»?

Антон Усов: Речь может идти об участии ЕБРР в качестве акционера либо кредитора. Мы предложили свои условия, иметь ЕБРР в качестве партнера в этом процессе достаточно выгодно, потому что это в известной степени сильный репутационный фактор, это и длинные достаточно конкурентоспособные деньги, а также мы являемся прогнозируемым партнером. Поэтому наше участие могло бы обеспечить всему процессу приватизации качественно другой уровень, тем более что у ЕБРР есть подобный опыт. Мы были финансовыми советниками и помогали приватизации в целом ряде стран. Лет десять назад ЕБРР получил от правительства мандат на помощь в приватизации «Укртелекома», но этот процесс несколько затянулся.

Мы будем готовы работать с компанией, которая победит в конкурсе. Мы должны понимать, что это за компания, был ли процесс честным. Мы бы хотели, чтобы пришел не только мощный финансовый инвестор, который вложит деньги, а чтобы пришел инвестор, у которого есть соответствующий опыт работы.

Мы сделали такое предложение, мы открыты для работы, но это не значит, что у нас ведутся переговоры с какой-то конкретной структурой. Теоретически мы можем поучаствовать. Дальше слово за Фондом госимущества и за компанией или группой компаний, которые может выиграть.

С 2008 года среди стран Восточной Европы Украина привлекла наибольшее количество финансовых средств для стабилизации экономики, как заявил МВФ. Насколько эффективно были использованы эти средства, и действительно ли был нужен такой объем финансовой помощи?
Олег Устенко: В прошлом году мы получили порядка 12 миллиардов долларов от МВФ, еще около 5-ти от других международных финансовых институтов, включая ЕБРР, Мировой банк и Евросоюз. Если на тот момент не было бы подписано соглашение о сотрудничестве с Международным валютным фондом, то ситуация могла бы развиваться достаточно критично. Украина была обременена большим количеством долгов, это порядка 100 миллиардов долларов. В октябре 2008 года расчеты Международного фонда Блейзера показывали, что необходимость финансирования на 2009 год могла достигать порядка 45 миллиардов долларов, при наличии резервов в Национальном банке порядка около 30 миллиардов долларов. Страна находилась в очень волнительном состоянии. Это говорит о том, что уровень реструктуризации наших долгов мог быть гораздо ниже, чем тот, который мы получили. Деньги, которые были даны со стороны МВФ, дали, прежде всего, сигнал к тому, что инвесторам можно реструктуризировать свои долги. То есть без программы этих помощей ситуация могла бы развиваться неконтролировано.

С другой стороны, я понимаю опасения налогоплательщиков, связанные с тем, насколько эффективно были использованы эти деньги. Было ли правильно, что часть этих денег использовалась на поддержание дефицита государственно бюджета? Было ли правильно пускать эти деньги на социальные программы? Украина в 2009 году находилась на пике политического цикла, было ли правильно просто покупать за эти деньги голоса избирателей? Произошло переосмысливание стратегии и со стороны МВФ, поэтому новое соглашение на 15 миллиардов долларов, не дает возможности использовать эти деньги на покрытие дефицита государственного бюджета. Только 2 миллиарда долларов будет зачислено на поддержание дефицита бюджета, и это при определенном количестве требований выдвинутых Фондом. Мы получили сначала два миллиарда, один из которых пошел на бюджет, а второй – на счета Нацбанка. Из новых денег, 1,5 миллиарда, которые, как мы ожидаем, должны придти в конце ноября - начале декабря, 1 миллиард снова пойдет на покрытие дефицита бюджета, и 0,5 – на резервы Нацбанка. Но это будет последний транш, который можно было использовать на покрытие дефицита госбюджета. Все остальные деньги будут заводиться непосредственно на золотовалютные резервы страны. Очевидно, возможности использования такого рода средств с какими-то нарушениями гораздо меньше, по сравнению с тем, когда эти деньги заводились на покрытие дефицита. Но это не единственные деньги, которые пошли на покрытие дефицита. Было привлечено еще 2 миллиарда евробондов, размещение которых было эффективным на европейских площадках, спрос был просто колоссальный - 6 млрд.долл. Кстати, не потому, что в Украине качественный инвестиционный климат, а потому что есть большое количество «горячих» спекулятивных денег, которые рыщут по всему миру в подобного рода поисках опций. Но несмотря ни на что, размещение было эффективным и правильным. Там были две порции - на полмиллиарда пятилетние бонды и полтора миллиарда десятилетние бонды, условия были хорошие (6,77% по пятилетним долгам и 7,77% по десятилетним), что вполне четко соответствует тому риску, который сейчас платится за Украину (6,5%).

Еще деньги должны быть заведены со стороны Мирового банка, со стороны Евросоюза, которые также частично будут использоваться для покрытия дефицита бюджета. В этом я тоже вижу опасность. В то же время в Фонде Блейзера есть сильные ожидания, что подобного рода заводы денег и государственные долги под гарантии правительства для поддержания дефицита бюджета будут сужаться, сжиматься и, в конце концов, сведутся к нулю.

Виктор Суслов: Деньги МВФ в основном пошли в состав валютных резервов Национального банка. Они были проданы на межбанковском валютном рынке коммерческим банкам для целей погашения внешних долгов. Сума погашения этих внешних долгов банками и сумма, полученная от кредита МВФ, примерно совпадает. На октябрь 2008 года коммерческие банки Украины должны были иностранным коммерческим банкам 42 миллиарда долларов, сейчас – примерно 28, то сеть «минус» 14 миллиардов. В принципе понятно, что эти средства ушли на выполнение обязательств по внешним долгам, все это так и задумывалось. Произошла конверсия коммерческих долгов банков в государственный долг Украины перед МВФ. Можно спорить, правильно это или нет, но, по крайней мере, это спасло банковскую систему Украины от целой волны тяжелых банкротств. Часть денег пошла на покрытия дефицита бюджета, и никакого целевого назначения она там иметь не могла. Можно долго рассуждать, куда эти деньги потрачены, это может быть от рекапитализации некоторых банков до других целей.

В финансовой системе остается сомнительной проведенная проверка в части рекапитализации или национализации проблемных украинских коммерческих банков. Пресс-конференция главы КРУ на прошлой неделе показала, что они там заявили об исчезновении из средств рекапитализации более 10-ти миллиардов гривен. Остаются вопросы, что делать с банком «Надра», и остальными крупнейшими коммерческими банками, которые, получив большие средства бюджета, распорядились ими не так как нужно, это «Родовид», «Укрпромбанк», «Киев», «Укргазбанк». Эти факторы на сегодня подрывают доверие к финансовой системе. Нужно либо приватизировать эти банки по любой цене, по какой их купить кто угодно, либо их нужно вводить в режим банкротства и прекращать их работу. Потому что представители банков и их лобби заявляют о претензиях на дополнительные средства рекапитализации за счет бюджета, которые еще больше средств, которые уже были утрачены. Дальше так продолжаться не может.

По материал: Главком

Комментарии

comments powered by Disqus
Вверх

Задать вопрос

×