Switch to English
Вход
Инвестиционные предложения
Новости
Аналитика
инвестировать Найти инвестора

Новости

Фонды Private Equity - альтернативный доступ к инвестициям

Фонды Private Equity - альтернативный доступ к инвестициям

×
917

Фонды Private Equity - альтернативный доступ к инвестициям

  • Фонды Private Equity — один из основных источников финансирования для представителей среднего бизнеса в данное время. Привлечение стратегического инвестора не всегда целесообразно, банковские ...

В Украине активно работает порядка десяти private equity фондов: Advent International, SigmaBleyzer, Euroventures, Icon Private Equity, P&S Group, Диалог Плюс и др. Многие из них создавались еще в 2008 году на средства международных финансовых организаций, западных суверенных, благотворительных и пенсионных фондов, страховых компаний, а также частных лиц. В кризис перспективные проекты найти было практически нереально, поэтому поиск компаний рrivate еquity фонды возобновили только сейчас, когда украинская экономика кое-как оправилась от шока 2009 года.

Жизненный цикл подобных денежных пулов, как правило, составляет пять-десять лет. За это время управляющие должны найти и осуществить инвестиции, увеличить стоимость приобретенных компаний и выйти из них с прибылью (ожидаемая доходность инвестиций — не менее 25–30% годовых).

Сейчас фонды рrivate еquity готовы вкладывать в украинские компании в среднем от $5 млн до $10 млн в обмен на 25–60% доли компании. Если предприятие нуждается в большем финансировании, управляющие фондами могут рассматривать варианты сотрудничества: Horizon Capital, например, недавно закрыла сделку по покупке доли в компании «Агро-Союз» на сумму $40 млн. Правда, крупные инвестиции сейчас скорее исключение, для минимизации рисков управляющие предпочитают привлекать соинвесторов.

Несмотря на то что инвесторы декларируют свою готовность вкладывать, на практике получить деньги сегодня значительно сложнее, чем в 2007–2008 гг. Фонды готовы инвестировать исключительно в компании — лидеры рынка, которые даже в условиях кризиса получали доход и имели стабильный спрос на выпускаемую продукцию. Пока инвесторы рассматривают проекты в FMCG и агросекторе, но уже в 2011–2012 гг., по словам управляющих фондами, возможны сделки в финансовом секторе, ретейле и фармацевтике, а также в сфере телекоммуникаций.

Не пугает инвесторов и большая долговая нагрузка бизнеса, но только в том случае, если привлеченные средства действительно помогут решить финансовые проблемы компании и увеличат ее стоимость. А вот желающих инвестировать в стартапы после кризиса поубавилось: как правило, удачным оказывается один проект из нескольких десятков, а такие риски сейчас непозволительны.

«Если собственник сам обращается к нам за финансированием, ему нужно составить краткое резюме бизнеса: что это за компания и в какой сфере она работает, какова сейчас ситуация в отрасли», — рассказывает генеральный директор КУА «Диалог Плюс» Олег Жадан. Принятию положительного решения способствует и наличие у менеджеров компании бизнес-плана или стратегии развития на ближайшие три-пять лет: инвесторы должны понимать, на что пойдут привлеченные средства.

Следующий этап — дью-дилидженс компании. Чаще всего проверку фонд проводит собственными силами и за свои средства. «Мы заинтересованы в том, чтобы компания была оценена именно нашими специалистами, мы не хотим брать на себя чужие риски», — объясняет Олег Жадан. Если обе стороны нашли компромисс, компания и фонд заключают договор о сотрудничестве, после чего инвесторы получают долю в портфеле компании. Весь процесс от начала переговоров до момента вхождения в капитал может занимать от трех-четырех месяцев до года.

Если после проведения дью-дилидженса фонд отказывается от инвестирования, компании, вероятнее всего, придется частично компенсировать проведенные работы (в среднем $50 тыс.). Взамен у собственника на руках остается весь пакет документов по результатам проверки. По словам управляющих фондов рrivate еquity, несмотря на то что желающих получить финансирование много, инвестировать в средний бизнес в Украине достаточно сложно. «Главная проблема — переоценка предпринимателями стоимости собственного бизнеса, а также опыта и знаний», — делится наблюдениями Олег Жадан. По его мнению, отечественные предприниматели зачастую не имеют навыков составления бизнес-планов, им сложно спрогнозировать развитие рынка, еще труднее представить, какой будет компания через несколько лет. Проблемой является и неготовность собственников к переменам. Украинские предприниматели, которые самостоятельно с нуля создавали бизнес, не видят необходимости в различных реорганизациях или реструктуризациях, они не готовы делить с инвесторами руководящие посты и болезненно воспринимают попытки фонда участвовать в управлении компанией. Инвестбанкиры жалуются на то, что основные владельцы бизнеса нередко воспринимают их как врагов, которые при случае «сольют» их бизнес конкурентам. Однако управляющие фондами уверяют, что выход из компании всегда согласовывается с основными владельцами бизнеса, кроме того, у последних есть первоочередное право на выкуп.

Как уже отмечалось, фонды стремятся принимать активное участие в управлении приобретенной компанией. Кстати, именно поэтому управляющие все чаще стараются получить контрольный пакет акций. Как правило, специалисты готовы помогать акционерам и топ-менеджерам компаний разрабатывать бизнес-планы и стратегии развития компании, проводить реорганизацию бизнеса и реструктурировать долги. Кроме того, западные инвесторы настаивают на международных стандартах финансовой отчетности и европейской модели управления бизнесом. Они, как и владельцы бизнеса, заинтересованы в росте стоимости компании. Ведь спустя три или пять лет им нужно будет зафиксировать прибыль.

Почему украинские биржи до сих пор не стали источником капитала для отечественных компаний?

— Проблема не в бирже. Необходимо достаточное количество эмитентов, готовых выходить на фондовые площадки. Собственники и руководители компаний должны понять, что продажа части акций на бирже — более выгодный способ привлечения капитала, чем кредитование или выпуск облигаций. Необходимо, чтобы у отечественных игроков сформировалась соответствующая психология. Эмитент должен понимать, что если он стремится привлечь серьезные средства, то нужно продать не 5% акций, а 20%. Кроме того, во время кризиса ужесточились требования участников рынка, в частности, эмитенту необходимо раскрывать о себе больше информации.

Много в Украине таких эмитентов?

— Такие эмитенты есть. Но для развития рынка необходимы административные решения со стороны государства. Например, во многих странах если эмитент выходит на зарубежную биржу, то он обязан часть выпуска акций разместить на бирже в своей стране. У нас такие нормативные акты существуют уже более десяти лет, но не работают. Государство могло бы показать пример продажи части своих активов на бирже. Так в свое время произошло в России: объявлялось «всенародное IPO» и продавалось 10% крупной гос­компании. Этот пакет дробился на очень мелкие части, купить которые могли все желающие. Когда-то так же поступил и Китай. Естественно, это носило демонстративный характер, но и принесло свои плоды. Государство такими PR-акциями показывает, что продажа части компании на бирже — не только самый дешевый способ получить капитал, но и оптимальный способ адекватно оценить стоимость компании. Государство ничего не потеряет, если до приватизации выставит миноритарные пакеты активов на биржу.

Каких инвесторов сегодня не хватает?

— Хотелось бы, чтобы у нас было побольше долгосрочных инвесторов — инвестиционных и пенсионных фондов. Они обеспечивают стабильность на рынке, так как не в состоянии мгновенно продать активы и убежать. Однако не менее важны инвесторы-физлица — они расширяют рынок, идут на больший риск. Да, они пугливы, добавляют рынку нестабильности, однако приносят дополнительные деньги — и это очень хорошо. Кроме того, эти типы инвесторов не вкладывают в одни и те же инструменты. Физлица, скорее всего, купят наиболее ликвидные «голубые фиш­ки», которые при случае можно быстро продать. Фонды глубже изучают рынок, они могут заинтересоваться неликвидными акциями предприятия, если увидят, что оно стабильно выплачивает дивиденды, раскрывает структуру акционеров.

Сейчас на украинских биржах торгует не больше 3 тыс. таких инвесторов-физлиц. Реально ли, чтобы их стало больше сотни тысяч?

— Необходимо разделить физлиц, которые активно торгуют на бирже, совершая по несколько сделок в день, и тех, кто купил акции на длительный срок. Последняя категория должна получать налоговые льготы — они дают рынку «длинные» деньги. Когда инвестор-физлицо поймет, что ему выгодно хранить сбережения в акциях, а не только на депозитах, тогда будут регистироваться десятки тысяч счетов.

Но ведь украинские компании не выходят на IPO не только потому, что у нас не хватает платежеспособных инвесторов?

— Да, эмитентов и инвесторов должна привлекать страна. Посмотрите на отечественные компании, которые размещались на западных биржах. На самом деле это не украинские эмитенты — они регистрировали иностранную компанию и именно ее выводили на биржу. Это означает, что по тем или иным причинам они уходят от местного законодательства, очевидно, оно их не устраивает. Кроме того, им не нравится и украинский инвестор, они предпочитают зарубежного. Иностранные инвесторы тоже не хотят работать в Украине, поскольку существует несовершенный закон о валютном регулировании и валютном контроле. Этот документ регулирует вход и выход капитала для сомнительных активов точно так же, как и для очень надежных активов, которые имеют рыночную стоимость. Этого не должно быть.

Когда произойдет первое полноценное размещение акций украинского эмитента на ПФТС?

— Вначале мы увидим размещения не крупнейших предприятий, а небольших компаний. Одно-два может произойти если не в этом году, то в следующем. Однако если говорить о массовых размещениях, то тут нужен более длительный период — более пяти лет и соответствующая государственная политика.

И такая политика проводится?

— Деклараций хватает, но действий пока мало. Комиссия по ценным бумагам до осени должна подготовить стратегию развития рынка и предложить ее Кабмину. Надеемся, там будут стимулирующие меры.

Вы готовы провести IPO на вашей бирже?

— Готовы. Наши правила и технологии позволяют провести любое размещение.

Сегодня многие украинские компании готовы выходить на IPO в Лондоне или Варшаве. Что нужно сделать, чтобы они проводили размещение в Киеве?

— В Украине сложно аккумулировать большие денежные ресурсы. Например, на нашей бирже продать выпуск акций на 500 млн грн почти невозможно — нет достаточного количества платежеспособных покупателей. На западных биржах найти их не проблема. Крупные компании выходят на западные площадки, чтобы привлечь сразу большую сумму денег (не менее $100–200 млн). Конечно, в Украине организационные издержки значительно ниже, но инвесторы предлагают меньшие инвестиции. Зато IPO средних компаний на наших площадках вполне оправдано, поскольку суммы привлечения в десятки, а то и сотни раз меньше. Кроме того, здесь можно привлекать средства в гривнях, а не в долларах — это исключает валютные риски, что также немаловажно для средних компаний. Поэтому целесообразно не переманивать крупных эмитентов, а привлекать на биржу новые, относительно небольшие компании.

Как же это сделать?

— К сожалению, у нас еще не сформировалась такая корпоративная культура, как на Западе. Там бизнесмены изначально психологически готовы к тому, чтобы выводить компании на биржу и поддерживать котировки на высоком уровне. Кстати, зарплата топ-менеджера чаще всего зависит от капитализации его компании на рынке. Многие украинские собственники боятся, что если несколько процентов акций компании обращается на бирже, то это может привести к рейдерской атаке. На самом деле если на рынке торгуется хотя бы одна ценная бумага предприятия, то от рейдерской атаки оно не застраховано. Зато если обращается хотя бы 5–7% бумаг — это становится дополнительным преимуществом компании. В будущем собственник сможет продать ее гораздо дороже, чем непубличную. Поэтому привлечение эмитентов — это с одной стороны вопрос психологии, а с другой — общегосударственная проблема.

Когда можно ожидать первого полноценного IPO в Украине?

— Возможно, в ближайший год. Технологически биржа к этому уже готова.

Как привлечь на биржу новых инвесторов?

— На нашем рынке мало финансовых инструментов по сравнению с западными и даже российскими площадками. Украинская биржа постепенно создает элементы развитого фондового рынка: сначала это был спотовый рынок, рынок заявок, затем рынок РЕПО, срочный рынок. Это со временем и привлечет дополнительных инвесторов.

Почему украинский фондовый рынок развивается так медленно?

— Много что, например, до 2008 года наше развитие сдерживал стремительный рост цен на недвижимость. Состоятельным украинцам казалось, что вкладывать деньги в квартиры проще и прибыльнее. Поэтому на акции обращали внимание лишь немногие. Сейчас цены на недвижимость обвалились и не скоро восстановятся. Думаю, что теперь такие инвесторы перейдут на фондовый рынок.

Сколько украинцев способны вкладывать в акции?

— Сейчас их примерно три тысячи. А только на российской бирже ММВБ зарегистрировано более 750 тыс. счетов физлиц. Если эту цифру уменьшить пропорционально населению Украины, то получится, что у нас таких игроков должно быть более 200 тыс. Но, к сожалению, о том, как надо инвестировать в фондовый рынок, у нас не знают не только обычные граждане, но и часто выпускники профильных вузов.

Какова доля физлиц в объеме торгов?

— Физлицами совершается где-то четверть всего объема торгов. И доля их не увеличивается: объем торгов растет, но пропорционально растет и объем торгов профессиональных брокеров. Обычно торговец-физлицо оперирует примерно 1 млн грн в месяц: это либо активный трейдер, либо инвестор, обладающий относительно крупными средствами.

Константин ДРУЖЕРУЧЕНКО

Бюро находок

Управляющий партнер Horizon Capital Наталия Яресько рассказала о том,

какие компании сейчас наиболее привлекательны для инвестиций

— Нам не интересны фирмы, находящиеся на грани банкротства (distressed assets) или имеющие проб­лемы, которые нель­­зя решить за счет до­­­пол­­ни­тель­но­го финансирования. Как и раньше, наши специалисты проводят тщательный аудит компании, изучают структуру собственности. Плюсом для компании является и наличие эффективной системы корпоративного управления. Для нас важно, какие у нее перспективы на рынке и может ли она стать лидером в своем сегменте. При этом собственники должны понимать, как этого можно добиться. Мы — специалисты по финансам, в различные производственные вопросы, как правило, не вникаем. В принятии решений мы хотим опираться на действующий менеджмент, поэтому наше видение будущего компании должно совпадать.

Как уже отмечалось, мы инвестируем в предприятия, у которых есть значительный потенциал роста в своем сегменте рынка. Предпочтение отдаем вертикально интегрированным структурам. Сейчас нам интересны исключительно действующие зрелые бизнесы. Рассматриваем варианты инвестирования в агросектор, пищепром, производство промышленных товаров и услуг.

На самом деле украинский рынок в данный момент очень привлекательный. У нас появилась возможность вкладывать в компании, которые нуждаются в крупных инвестициях. Ведь до 2008 года на рынке было много «горячих» денег: желающих вкладывать в украинские предприятия было больше, чем того требовал рынок. Собственники бизнеса могли без особых проблем договориться, например, с управляющими хеджевых фондов и получить нужную сумму без аудита, длительной проверки и лишних документов. Раньше условия игры на рынке диктовали владельцы компании, а теперь мы.

От вложений в стартапы мы отказались. Новый бизнес — это дополнительный риск.

Размер нашего третьего фонда ($390 млн), созданного за несколько месяцев до начала кризиса, позволил нам увеличить размер инвестиций с $5–20 млн до $15–40 млн. В этом году мы, например, уже закрыли 2 сделки на сумму свыше $50 млн ($40 млн мы инвестировали в украинскую агропромышленную корпорацию «Агро-Союз», еще $15 млн направили на покупку контрольного пакета акций молдавской винодельческой компании Bostavan Wineries Group).

По материалам издания: Контракты

Комментарии

comments powered by Disqus
Вверх

Задать вопрос

×