Произодственный сектор в развитах странах снова в прироритете

Произодственный сектор в развитах странах снова в прироритете

×
461

Произодственный сектор в развитах странах снова в прироритете

  • Промышленная политика снова в моде. Но научились ли правительства на своих прошлых ошибках?

Когда во второй половине 2008 года разразился финансовый кризис, Meccano — французский производитель игрушек-конструкторов — был шокирован чеками, полученными во время предрождественской распродажи. У его банков-партнеров началась паника, и в результате 103-летняя фирма, основанная в Ливерпуле, оказалась в затруднительном положении. Тогда в игру вступило правительство. В июле 2009 года Fonds Strategique d’Investissement (FSI), фонд суверенного богатства, основанный президентом Николя Саркози в 2008-м, инвестировал в компанию 2,2 млн. евро ($3,1 млн.). «Стоит ли теперь считать производство игрушек стратегической для Франции отраслью?» — прозвучал вопрос на одной из деловых радиостанций страны. Теперь эта фирма вернет рабочие места в страну. В феврале Meccano объявил, что намерен репатриировать производство из Китая в свой центральный офис в Калаисе.

То, как Франция кое-как «отремонтировала» Meccano, является примером нового тренда в богатых странах — индустриальной интервенции правительства. Так, Америка влила миллиарды долларов в банки и автопроизводителей, получая взамен крупные пакеты акций. В прошлом году президент США Барак Обама заявил, что правительство должно принимать «стратегические решения о стратегических отраслях». Согласно его прошлогоднему плану стимулирования экономики были выделены миллиарды на инновации в таких секторах, как возобновляемая энергия, высокоскоростная железная дорога и передовые транспортные средства.

Как и Соединенные Штаты, европейские страны обильным дождем лили деньги на свои банки и автопроизводителей. В этом году Еврокомиссия планирует опубликовать новую, активную промышленную стратегию, которая будет уделять больше внимания производству и меньше — сектору услуг и отраслям, которые относятся к экономике знаний (так называемые knowledge industries). «Промышленная политика больше не табу, — отмечает Марио Монти, бывший еврокомиссар по конкуренции. — Сейчас на нее восстанавливается спрос». Так, французское правительство, которое в последние годы избегало прямого влияния на промышленность, в марте начало вести жесткую политику интервенций, обещая поднять объем производства на четверть в течение пяти лет. Кроме создания FSI Саркози планирует усилить контроль над компаниями, которые частично принадлежат государству. На прошлой неделе он уже приказал главам этих компаний формально отчитаться перед министрами за последние полгода деятельности.

Вдохновленное французами британское лейбористское правительство в прошлом году учредило Strategic Investment Fund, через который отдельным компаниям и отраслям будут распределены 750 млн. фунтов ($1,2 млрд.) государственных средств. Но коалиция во главе с консерваторами отвергает политику «нового интервенционализма». Она отменила часть займов, например, северной сталелитейной компании Sheffield Forgemasters. Впрочем, часть планов лейбористов коалиция все же продолжает осуществлять.

Более бедные страны также пытаются продвигать избранные отрасли, чтобы таким образом ускорить экономическое развитие. Дани Родрик, профессор Гарвардского университета, рассказывает, что Всемирный банк после многолетних уверений, что промышленная политика не работает в развивающихся экономиках, теперь, наоборот, рекомендует ее использовать. Недавно Джастин Лин, старший экономист банка, и его коллега Селестин Монга опубликовали исследование, которое изучает, как правительству определить, какая политика будет успешной, а какая — нет.

По материалам издания: The Economist

Комментарии

comments powered by Disqus

Разместить рекламу

Задать вопрос

×