Замороженный инвестклимат

Замороженный инвестклимат

Инвестиционная тема — одна из наиболее заезженных в информационном пространстве — уже давно набила всем невероятную оскомину
Главным образом из-за отсутствия на этом поприще каких-либо значимых результатов. Счет в заявлениях чиновников о потребностях нуждающихся в качественном обновлении и модернизации сфер экономики уже давно пошел на десятки миллиардов долларов по отдельности и на сотни миллиардов — сообща. Реально же привлекаемые в страну инвестиции остаются минимум на два порядка слабее. И на качественное улучшение ситуации в ближайшем будущем, судя по последним “достижениям” как на внешнем, так и на внутреннем поприще, пока не приходится.
 
Украинская действительность: ракурс извне
 
Главный эксперт-оценщик адекватности реализуемой в стране макроэкономической политики, как известно, — Международный валютный фонд. Конечно, безрезультатность переговоров о возобновлении финансирования в ходе работы в Киеве последней миссии фонда (находилась в Украине с 25 октября по 4 ноября с.г.) прогнозировать было несложно.
 
И все-таки развенчание надежд, хоть и слабых, на достижение компромисса и позитивного решения в переговорах разочаровало. Как и информация о крайне низком уровне понимания сторон.
 
Особые надежды на результативность срочного визита в Вашингтон ответственных за это переговорное направление вице-премьер-министра Сергея Тигипко и министра финансов Федора Ярошенко возлагать тоже, наверное, не стоит.
 
Значительно более критическая, нежели у предшественника, позиция по отношению к Украине нынешнего первого лица МВФ Кристин Лагард уже не первый месяц ощущается и по значительно более жесткой тональности заявлений и по значительно меньшей готовности фонда к тем или иным компромиссам.
 
Значимость этих компромиссов была бы на порядок ниже, если бы власти удалось достичь консенсуса и нормального взаимопонимания с соотечественниками и национальным бизнесом. Однако и здесь, несмотря на многие усилия или имитацию бурной деятельности, результаты в основном разочаровывают.
 
О том, что план задекларированных реформ пока выполняется лишь наполовину, на заседании Кабмина 2 ноября заявил президент Янукович. Из 79 законопроектов, которые должны были подать в парламент, на сегодня внесено только 39. Как уже сообщало ZN.UA, в ходе последнего заседания комитета по реформам глава администрации президента Сергей Левочкин раскритиковал собравшихся за то, что исполнительной властью выполняется не более 30% распоряжений президента и реализуется примерно такая же часть инициатив.
 
В опубликованном недавно очередном рейтинге условий для ведения бизнеса (Doing Business 2012) группы Всемирного банка Украина в очередной раз скатилась на несколько ступенек вниз — со 145-го места на 152-е. И позади Украины среди всех государств бывшего СССР остался только Узбекистан (166-я позиция). Среди передовиков — Грузия (16-я), Латвия (21-я), Эстония (24-я), Литва (27-я), Казахстан — 47-й. Россия в прошлом году тоже сумела упрочить свои позиции на четыре пункта, поднявшись на 120-е место.
 
Представители ВБ дипломатичны: реформы в Украине тоже идут, но, увы, слишком медленно. И можно, конечно, сожалеть, что многие из принятых в Украине в регуляторной сфере законов оказались неучтенными в исследовании из-за запоздалого вступления в силу, что-то попало в разряд “неучтенки” из-за особенностей и несовершенства методологии рейтинга, а что-то — в результате предвзятости и субъективности оценок местных экспертов, в его составлении участвующих.
 
Так, даже если не считать столь неоднозначного нормативного документа, как Налоговый кодекс, из поданных в 2010—2011 годах по инициативе Гос­компредпринимательства 22 законодательных инициатив парламент утвердил 15. Из них 11 оказались неучтенными рейтингом. Уже состоявшаяся отмена свыше 35 тыс. из действовавшей несусветной тьмы (58,6 тыс.) регуляторных актов тоже заслуживает всяческой похвалы. Снижение с 93 до 23 количества разрешительных документов и процедур в сфере строительства (время их прохождения сокращено в шесть раз) тоже наверняка возымеет эффект после полной имплементации.
 
Значительное упрощение многих других процедур в сферах регуляторной политики в целом, открытия и ликвидации бизнеса, разрешительной системы и лицензирования, государственного контроля и технического регулирования тоже в некоторой мере облегчит жизнь предпринимателям.
 
Но факт остается фактом — для потенциальных внешних инвесторов, ориентирующихся на оценки группы Всемирного банка, украинская регуляторная среда для предприятий легального сектора остается одной из самых обременительных в мире.
 
И изнутри
 
Как, впрочем, и для потенциальных внутренних частных инвесторов, которые, судя по оценкам о хождении в теневом обороте порядка 70—90 млрд. долл., тоже могли бы придать мощный импульс развитию “светлой” части экономики, росту бюджетных поступлений и повышению занятости.
 
В нынешнем году IFC (Международная финансовая корпорация) провела уже третье по счету исследование бизнес-среды на основании опроса отечественных предпринимателей. Выборка составила 1636 предприятий и 415 частных фирм. Результаты, подытоженные в отчете “Инвестиционный климат в Украине: каким его видит бизнес”, свидетельствуют, что соблюдение только трех регуляторных процедур (в сфере разрешений, проверок и технического регулирования) обошлось частному сектору Украины в прошлом году в общей сложности минимум в 7,2 млрд. грн.
 
Выводы исследования гласят, что регуляторные процедуры в последнее время все-таки существенно упрощаются. Так, сокращается количество необходимых разрешений и время на их получение, при этом все чаще применяется принцип молчаливого согласия в этой сфере. Однако, несмотря на это, разрешительная система остается слишком обременительной и обошлась украинскому бизнесу минимум в 1,8 млрд. грн.
 
Кроме того, регуляторная реформа серьезно буксует из-за ненадлежащего выполнения законов и их слишком медленной имплементации.
 
На процедуры технического регулирования украинские предприятия потратили в прошлом году 2,2 млрд. грн. Проверки же надзорных и контролирующих органов, по подсчетам IFC, в 2010 году обошлись отечественному бизнесу в 3,2 млрд. грн. Хотя бы раз в год проверяющие приходят к трем четвертям (74%) предприятий, а продолжительность проверок (в среднем 14 дней) остается слишком высокой по сравнению с большинством соседей (в Грузии — шесть, Беларуси — девять, Узбекистане — десять дней).
 
Надо сказать, что частота проверок все-таки постепенно снижается — их среднегодовое количество на одном предприятии в прошлом году составило 4,5 по сравнению с 5,5 в 2008-м, 6,5 — в 2006-м, 9 — в 2004-м.
 
При этом наиболее активными контролирующими органами остаются налоговая служба (проверила в прошлом году 46% предприятий), пожарный надзор (39%) и санэпидемстанция (29%).
 
Эта же “великолепная” тройка оказалась и в первой пятерке структур, которые наиболее часто приходят к предпринимателям с проверками. Санэпидемстанция приходит на среднестатистическую фирму в среднем 2,4 раза в год, Гос­комветмедицины — 2,4, пожарный надзор — 1,9, налоговые органы — 1,9 и Госпотребстандарт — 1,4 раза.
 
Действия налоговиков (причем далеко не всегда в рамках и в соответствии с нормами Налогового кодекса) являются и одним из главных факторов, вынуждающих частных предпринимателей уходить в тень. Заявления, что таких оказалось как минимум треть, могут опровергаться официальной статистикой налоговых служб, но от этого реальная ситуация все равно не улучшится (подробнее в статье И.Чалого “Малое предпринимательство: сезон охоты открыт”).
 
Выводы: новое повторение многократно пройденного
 
Наверное, мало для кого секрет, что одной из главных задач инициированных в последние полтора года в Украине налоговых и регуляторных новшеств была попытка вынудить находящихся на полулегальном состоянии СПДшников перейти на более цивилизованную и прозрачную форму существования малых предприятий путем создания полноценных юридических лиц.
 
На это были направлены и запретительные налоговые новшества для единоналожников, и инициированная ревизия регуляторной среды вместе с налоговыми послаблениями для новосоздаваемых фирм.
 
Однако же оказалось, что жить по закону в Украине все еще слишком сложно, поэтому и начался массовый переход предпринимателей на нелегальное или полулегальное положение.
 
А происходит так по целому ряду причин. Во-первых, несовершенство и противоречивость самого регуляторного и фискального поля делают практически нереальным полное выполнение многих заложенных в нем норм. Тем более что многие из нормативных актов именно с этой целью (сложности выполнения) и создавались. А как вы прикажете уполномоченному должностному лицу жить и кормить семью при зарплате, ориентированной на прожиточный минимум, но до реальных жизненных стандартов далеко не дотягивающей?
 
Вот и получается, что на все претензии и требования пожарников, санэпидемстанции, таможенников и множества других предпринимательских надсмотрщиков им проще отвечать, так сказать, неформально, значительно экономя при этом силы, нервы, время и средства.
 
Высовывающихся и протестующих система круговой чиновничье-властной поруки быстро ломает и нагибает до нужного состояния.
 
И надо сказать, что взяточно-откатная система поборов во многих наиболее привлекательных “отраслях” (на таможне и в МВД, налоговой и многих других контролирующих и правоохранительных органах) приобрела очень стройную централизованность и системность значительно ранее официальной вертикали власти. Тотальная и всепроникающая коррупция (что тоже сотни тысяч раз говорено) — проблема номер один украинского государства. И без ее решения задача перехода из разряда банановых республик в категорию полноценных членов европейского или другого цивилизованного сообщества не решаема в принципе. Согласно выводам IFC, коррупция остается неотъемлемой чертой украинской бизнес-среды. Так, если в 2008 году в использовании неофициальных способов решения вопросов с госорганами сознались 35% опрошенных предприятий, то в 2010-м — уже 45%. Если в 2008-м подарки госслужащим, чьи решения могли повлиять на их деятельность, доводилось дарить каждому пятому (20%), то в 2010 году — каждому четвертому (25%) предприятию.
 
Средняя доля доходов предприятий, потраченных на коррупцию в 2008-м, составила 6%, в 2010-м — уже 10%.
 
Однако и эти оценки могут оказаться серьезно заниженными (в способствовании коррупции мы не любим сознаваться), хотя каждому, наверное, приходилось это делать в той или иной степени.
 
О верховенстве права сказано тоже бессчетное количество раз, но закон по-прежнему не только как дышло используется, но и применяется очень выборочно. Законы попирают все, начиняя от гаранта Конституции и судей и заканчивая последним мелким лавочником. Увы, и сами законы слишком часто с его нарушением создаются — в обход законодателями необходимых регламентов и процедур.
 
И, наконец, одна из “свеженьких”, но уже очень четко обозначившихся тенденций. Надежные гарантии защиты прав собственности в Украине в последнее время могут быть обеспечены (как для олигарха, так и для небольшого предпринимателя в каком-то захолустье) только при условии передачи контрольного или блокирующего пакета прав собственности в руки наиболее влиятельных пользователей властной вертикали или их уполномоченных представителей практически на всех ее уровнях.
 
Перефразируя хорошо известный рекламный слоган: если вы владеете хоть сколько-нибудь успешным бизнесом — мы уже пришли к вам. И если в тени или подполье еще есть (хотя и тщетная) надежда спрятаться, то у легального бизнеса шансы даже теоретически ничтожны. Вопрос — зачем тогда задумывать и создавать, мучиться, поднимать и лелеять свое бизнес-детище, чтобы его потом, если оно выживет и вырастет, все равно отберут?
 

Читайте также

Обратный звонок
✓ Valid