«Microsoft пойдет туда, где находятся модные hi-tech-компании»

«Microsoft пойдет туда, где находятся модные hi-tech-компании»

×
329

«Microsoft пойдет туда, где находятся модные hi-tech-компании»

  • Руководитель направления веб-технологий Microsoft Гайдар Магдануров о том, какие еще сюрпризы готовит компания. Forbes продолжает публиковать интервью с известными российскими интернет-предпринимателями и специалистами. На этот раз о работе евангелиста — человека, рассказывающего о новейших технологиях, карьере в Microsoft и положении корпорации на интернет-рынке рассуждает руководитель направления веб-технологий Microsoft Гайдар Магдануров. Полную аудиоверсию интервью можно послушать на сайте

Максим Спиридонов: Еще со времен доинтернетных, а для нас, можно сказать, доисторических, в определенных кругах, к которым, кстати, относятся и многие слушатели «Рунетологии», сложилась традиция скептически относиться к продукции Microsoft. Но как десять, двадцать лет назад, так и сегодня эта корпорация является одной из опор мировой IT-индустрии. О том, как себя чувствует детище Билла Гейтса в России, в мире, а также о том, что являет собой работа евангелиста в этой компании, мы говорим сегодня с руководителем направления веб-технологий российского представительства Microsoft Гайдаром Магдануровым. Начну с провокационного вопроса. Положа руку на сердце, не считаешь ли ты, что Microsoft прошел период расцвета и сейчас, хотя еще крайне силен, находится в стадии очень-очень медленного, но заката, уступая место молодым и сильным hi-tech-корпорациям новой волны?

Гайдар Магдануров: Microsoft — очень многообразная компания, которая включает много разных подразделений, департаментов, продуктов, и они постоянно развиваются. Microsoft еще готовит сюрпризы. И пойдет туда, где находятся модные hi-tech-компании.

— Ты считаешь, что дух компании позволяет готовить сюрпризы? Выйдя на определенные масштабы и достигнув определенной степени зрелости, компания начинает проседать под собственным весом.

— Согласен, так может получиться. Microsoft пытается справиться с этой проблемой, сохраняя внутри себя дух стартапа. У нас создаются новые дивизионы, команды переформатируются, руководство меняется местами. Так, стало очевидно, что операционная система Windows Mobile устарела донельзя. Была создана новая команда с новым руководителем, которая сделала продукт Windows Phone, который никак не связан с Windows Mobile. Это был внутренний стартап. Microsoft способен делать стартапы.

— Как тебя нашли люди из Microsoft? Очевидно, что ты для них — очень ценный кадр. Объективно ты довольно способный, если не сказать талантливый менеджер, судя по твоему послужному списку и по твоему подходу к делу.

— Еще учась в химическом лицее, я стал главным редактором сайта Visual Basic Streets. Мне было интересно делиться знаниями, и, когда я узнавал или делал что-то новое, я тут же писал статью, готовил пример, выступал на конференции, рассказывал об этом. В какой-то момент Microsoft меня заметил, и мне и моим коллегам из Visual Basic Streets сказали: «Вы такие молодцы! Давайте вы будете ездить на наши конференции и выступать на них». Мы согласились. Спустя некоторое время нам сказали, что они хотят нас поддерживать, вместе проводить какие-то конкурсы, мероприятия, и мы снова согласились. В 2005 году ко мне пришел тогдашний евангелист Microsoft Дмитрий Старостин и сообщил, что номинировал меня на звание Microsoft Most Valuable Professional. Это награда, которая дается людям в сообществе, по своей инициативе продвигающим технологии Microsoft. Я три года подряд получал это звание. И вот однажды мне позвонил Александр Ложечкин, который сейчас является директором моего департамента, и сказал, что я могу прийти к ним на собеседование. Пришел я примерно в девять утра. Я должен был пройти собеседование с директором департамента, в котором я, возможно, буду работать. Директор опоздал на два часа, но я его дождался. Дальше было невнятное собеседование, после которого меня схватила за руку девочка из HR-департамента, начала водить по разным интервью и тестированиям. Так получилось, что я до восьми вечера проходил всевозможные интервью, и в восемь вечера, когда я падал с ног, был очень голодным и злым, мне сказали, что нужно написать тест по математике. Я сказал: «Хорошо», а про себя подумал, что я всех их ненавижу и никогда не пойду работать в Microsoft, так как они плохо относятся к людям. Ко мне подошла девочка из HR, принесла мне банан и сказала: «Ты, наверное, голодный». Это меня завоевало, и я решил, что пройду эту пытку до конца. Я еще несколько дней ходил по собеседованиям, у меня было телефонное интервью с потенциальным европейским начальником. В начале января 2007 года мне сказали: «Выходи на работу», а я ответил, что у меня контракт и я не могу выйти на работу до 1 марта. Тогда мои будущие коллеги сказали, что я обнаглел — меня ведь в Microsoft зовут. Я сообщил, что у меня нет других вариантов, и они в конце концов решили меня ждать. Так я и попал в Microsoft, сам того не желая и не стремясь в эту компанию.

— Ты изначально шел на должность евангелиста?

— Да. Когда я пришел в Microsoft, моя должность называлась Development Evangelist, и я ее занимал в течение двух лет. Я ездил по всей стране, рассказывал про технологии. Спустя два — два с половиной года я стал больше фокусироваться на веб-технологиях и веб-бизнесе. Моя задача — помогать партнерам создавать продукты на нашей платформе, развивать их. Я стал заниматься интернет-технологиями и спустя три с половиной — четыре года возглавил направление веб-технологий. Я создал виртуальную команду, которая объединяет людей из разных департаментов.

— Став управленцем, ты остался публичным спикером и все так же выступаешь в качестве евангелиста?

— Да. Я стал меньше времени уделять выступлениям, созданию контента, написанию статей и примеров, начал больше времени отводить на развитие бизнеса. Я помогаю партнерам придумывать продукты, стратегии продвижения, маркетинговые материалы. Я участвую в запуске этих продуктов. Также я занимаюсь аналогичной работой со стартапами, то есть нашими возможными будущими партнерами. Между тем у меня осталась чисто «евангелистическая» задача — донесение информации о новых продуктах. Почему эта задача никуда не пропадает? Потому что мы постоянно выпускаем новые продукты и люди, которые работают на их предыдущих версиях, не имеют времени и зачастую желания изучать что-то новое. Это изучаю я и пересказываю простым языком.

— В какой момент ты понял, что кроме программирования тебя интересует управление и публичные выступления?

— Когда решил попробовать сделать свой продукт. Учась в десятом классе, делая маленькие программки для конвертации текста, я решил, что надо сделать shareware-программки, которые стоят пару долларов, распространяются везде и на которых, наверное, можно заработать. Я сделал несколько программ, от калькуляторов и конверторов текста до специализированных научных инструментов, и у меня была большая проблема с их продажей. Я их делал, выкладывал на всевозможные сайты, но покупок было мало. У модератора форума на Visual Basic Streets была компания на Украине, она занималась продажей shareware-софта. Я подключился к нему и пытался свой продукт через него продать. Успехи оказались очень маленькие, было мало покупок. Если продукт был хорошим, то для него тут же писался «кряк» — его покупали два-три раза, а потом он лежал в Сети бесплатно. Я немного разочаровался, начал думать, почему все так складывается, и понял, что причина в очень маленьком охвате аудитории. Денег на продвижение не было, и я тогда еще не понимал, что такое продвижение в онлайне и что такое маркетинг. Я понял, что надо изучить эту тему, прочитал несколько книг, поговорил с людьми, которые занимаются маркетингом. Для своих продуктов я делал какие-то рекламные сайты, пытался давать рекламу. Получалось не очень. Методом проб и ошибок я понял, что работает, а что нет, что дает хороший результат, а что не дает. В итоге я втянулся в это. Когда у меня была задача привлечь других людей в работу над проектом, я стал изучать управление проектами. Читал книжки, выбирал методологию. Тогда было модно писать большие и толстые книжки про разные методологии. В конце концов, я остановился на чем-то похожем на экстремальное программирование.

— Возвратимся к Microsoft. Расскажи на своем примере, как строится в корпорации карьера. В твоем росте было несколько этапов?

— Microsoft очень разный. Есть корпорация Microsoft, находящаяся в городе Редмонд рядом с городом Сиэтл в США. Там создаются продукты. Во всех остальных странах находятся офисы продаж и маркетинга, где нет никакой разработки, а есть локализация, доработка бизнес-продуктов. Офисы Microsoft делятся на несколько компонентов. Есть люди, которые обслуживают офис (финансисты, бухгалтеры, юристы), есть те, кто отвечает за маркетинг продуктов. Они отвечают за выбранное количество продуктов. Есть аккаунт-менеджеры, которые работают в департаментах малого и среднего бизнеса, крупного бизнеса. Есть департамент консалтинга: люди могут прийти в Microsoft и нанять людей из Microsoft писать им какую-то систему.

— Дописывать существующую систему?

— Чаще внедрять систему. Работа консалтинга дорогая, поэтому создавать продукт невыгодно, внедрять его дешевле.

— Сколько стоит внедрение? Это сотни или тысячи долларов?

— Что ждет тебя дальше? Как продолжится твоя карьера в Microsoft?

— Есть несколько вариантов. В Microsoft принято раз в два-три года менять направление деятельности, чтобы человек не застаивался и вносил свою экспертизу в другие проекты. Я был евангелистом, сейчас я больше менеджер плюс занимаюсь бизнесом, помогаю развиваться стартапам. Я думаю, что следующий шаг — это либо назначение директором департамента, либо смещение в смежную область, например переход в продуктовую команду, где я буду разрабатывать или маркетировать продукты. Я нахожусь на распутье. У меня есть видение планов, я знаю, в какую сторону хочу развиваться, но сейчас я бы не хотел свои планы озвучивать. Я немного суеверный в этом смысле.

— Не секрет, что часто большие компании используются как трамплин для карьеры специалиста, менеджера, управленца, маркетолога и так далее. Для тебя Microsoft — трамплин?

— Наверное, да. Когда я работал евангелистом в Microsoft, ко мне периодически подходили люди из других компаний, говорили, что я хорошо выступаю и они хотят, чтобы я у них работал. Мне несколько раз делали предложения разной степени «вкусности», на которые я не соглашался, потому что мне нравилось в Microsoft. Не было конференции или встречи с партнером, на которой мне бы не предложили работу. Я даже ходил на собеседования, о чем мое руководство знало: я говорил, что мне это интересно, но если я вдруг решу уйти, то обязательно сообщу об этом. И полгода назад мне перестали предлагать работу, перестали звонить HR, перестали приходить люди и «совать мятые пачки долларов». Я тогда очень удивился и спросил Алену Владимирскую: «Нормально ли это? Меня больше не любят?». И она мне сказала, что в какой-то момент люди понимают, что нет смысла тебя пытаться переманить, что тебе и там хорошо, что если ты вдруг захочешь куда-то пойти, то ты сам к ним придешь.

— Ты довольно много пишешь. На «Хабрахабре» и в твоем личном блоге регулярно появляются новые статьи. Тебе нравится этим заниматься или это производственная необходимость?

— В какой-то момент это было производственной необходимостью. Когда я пришел в Microsoft, у меня было несколько блогов про технологии. Некоторые я вел под своим именем, некоторые под анонимным аккаунтом. В Microsoft у меня была метрика «количество читателей моего блога». Я должен был привлекать аудиторию. Когда мои задачи менялись, эта метрика пропала, и я перестал писать. Я решил, что у меня нет желания вести блоги, и если я захочу что-то написать, то напишу книгу или статью в журнал. Так получилось, что спустя какое-то время мне стали приходить в голову идеи, я начинал искать в интернете советы и ничего не находил. Я начал делиться этим, делать заметки и записи. Совсем недавно я перезапустил свой персональный блог Radiag.ru (Gaidar наоборот). Я начал писать туда заметки и мысли, которые накопились. Вообще, я веду этот блог для четкого формулирования своих мыслей. Работая в Microsoft, я со своими коллегами часто общаюсь на «птичьем» языке — смеси английского с русским. С партнерами я тоже говорю на странном языке. Я понимаю, что моя способность четко излагать мысли и красиво выражаться угасает. Для меня это инструмент поддержания связи с внешним миром на хорошем качественном уровне.

— На сегодняшний день отношение к веб-продуктам Microsoft неоднозначное. Несомненно, Hotmail имеет большое количество аккаунтов, но в целом возможности Microsoft в интернете, по общему признанию, были большими, чем достигнутые показатели. Согласен?

— Да. Наши онлайн-сервисы, которые мы пытаемся использовать для монетизации, пока еще не приносят нам прибыли.

— Почему?

— Это связано с разными причинами. Прежде всего с тем, что Microsoft изначально не понимал, что и как делать в интернете, он упустил время. Когда Google активно продавал рекламу, Microsoft только думал об этом. Качество поискового движка было плохим, поиск терял позиции. Microsoft упустил много времени. Сейчас Microsoft в плане онлайн-сервисов взял себя в руки и начал делать сервисы лучше. Есть прекрасный человек, доктор Ци Лу, который сейчас занимается поиском Bing. Он регулярно рассказывает сотрудникам, что будет реализовано на Bing, что нового появится. Там действительно продумано много инноваций, они сейчас в процессе реализации. У нас есть уверенность, что это сможет развить наши сервисы в интернете. Например, Bing стал активно отбивать долю на американском рынке. Тот же Hotmail внедряет инновации, например интеграцию с онлайн-приложениями Office, то есть документы, которые пересылаются внутри Hotmail, могут быть открыты и отредактированы непосредственно в браузере. Hotmail интегрируется с нашим сервисом SkyDrive, который позволяет бесплатно хранить в интернете до 25 гигабайтов информации. Через SkyDrive можно посылать гигабайты по электронной почте. Инновации происходят постоянно, мы делаем много интересного.

— Microsoft прикупил себе несколько процентов Facebook. Эта мера имеет перспективы с точки зрения развития Microsoft?

— У меня на этот счет есть свое мнение, которое не совпадает с мнением Microsoft. Все, что я говорю в подкасте, — это мое персональное мнение, и я не выражаю точку зрения компании. Наш альянс с Facebook необходим для того, чтобы Microsoft еще больше закрепился в онлайн-сервисах. Мы будем делать всевозможный функционал, который пока скрыт, и я не могу про него рассказывать. Одно решение было продемонстрировано как прототип на конференции в России, на нее приезжал мой коллега из корпорации, и он показал, что мы сделали на основе статусов на Facebook. Фактически Microsoft платит Facebook за получение в реальном времени всех статусов, и по ним проводится текстовый анализ. На основании этого текста можно определить, в какие даты какие продукты Microsoft и других компаний упоминались. Бывают и негативные, и позитивные отзывы. Например, когда у нас запускается новый продукт, мы смотрим на отзывы, изучаем, какие характеристики указываются в позитивных отзывах, какие в негативных. Этот продукт пока не выпущен на рынок. Возможно, он будет частью Bing, возможно, отдельно, возможно, он не выйдет никогда. То же самое сделано с Twitter.

— Партнерство с Facebook и Twitter — это флаг для вас, а не главный драйвер развития? Вы показываете, что держитесь трендов?

— Мы не имеем главного драйвера, мы имеем набор сервисов. Мы предлагаем электронную почту, порталы, поиск, сервисы для хранения информации. У нас много сервисов, и мы развиваем их портфель, в том числе с партнерами. Весь бизнес Microsoft — это партнерский бизнес. Microsoft изначально ничего сам не продавал, не внедрял, все это делали партнеры. У нас есть консалтинг, который что-то внедряет совместно с партнерами. А все продажи делают партнеры. В прошлом году порядка 95% денег, заработанных Microsoft, — это деньги, заработанные через партнеров. На каждый доллар, заработанный Microsoft, партнер получал семь-восемь долларов.

— Что нужно сделать, чтобы корпорация, имеющая опыт в маркетинге, деньги для развития, стартовую аудиторию, смогла противопоставить свои проекты конкурентам (в поиске и Office — Google, в сфере облачного хранения данных — Dropbox)? Почему пока в России не складывается реальной конкуренции? Microsoft присутствует почти формально.

— Делать аналог того, что получилось у конкурентов, — это хорошо, но хотелось бы сделать что-то новое. Наша облачная платформа — место, где хостится Office 365, туда переносятся все наши онлайн-ресурсы. Это передовая платформа и для разработчика, и для пользователя. Это то, чем мы гордимся. Мы хотим быть передовой платформой везде. Если мы делаем новый телефон (тот же Windows Phone 7), то идея — не стать клоном iPhone или Android, а сделать новый подход. Windows Phone 7 не телефон в понимании того же Apple (телефон как сборище приложений). Мы считаем, что телефон — это способ свести все потоки общения воедино. В нашем телефоне в SMS показываются не только классические SMS, но и сообщения из Facebook, из Windows Live. В новой версии телефона, которая вышла пару недель назад, есть возможность объединить статусы из Facebook и SMS. Отдельно есть контакты людей, подкачиваемые из Facebook, Windows Live. Ко всему этому привязана история коммуникаций. В отдельной вкладке можно посмотреть все письма, SMS, сообщения в Facebook, Twitter, которые были между владельцем телефона и другим человеком.

— Ты не раз говорил о том, что главный тренд на рынке веб-технологий — это отмирание сайтов и переход в соцсети и микроблогинг, верно?

— Похожие мысли я высказывал. Я считаю, что Web 3.0 будет больше ориентирован на человека. Он будет строиться вокруг социальной активности человека.

— Как он будет выглядеть?

— Я думаю, что основной тренд — это уход от ставшего стандартным Web 2.0, где пользователи генерируют контент, общаются в социальных сетях, где есть много сервисов, которые вместе объединяются. Будет переход к персонализированному интернету. Я человек, у меня есть аккаунт в социальной сети, я из своего аккаунта захожу в интернет-магазин, и мне тут же предлагают товары, которые соответствуют тому, что я когда-то указал как нравящийся мне товар в социальной сети, или то, о чем я когда-то писал. Фокус всех сайтов будет не на представлении контента или витрины организации, фокус будет на человеке. Я захожу на сайт, и он меняется. Второй тренд — то, что называется семантическим вебом, когда всевозможные роботы обрабатывают информацию, предназначенную для человека, развитие микроформатов, поисковые системы, которые будут вытягивать информацию с сайта, а не просто показывать ссылку на страницу. Веб станет более читаемым и для машин в том числе, которые будут предоставлять человеку новые сервисы. Я верю в то, что у пользователя будет больше персонификации на сайтах.

Forbes

Комментарии

comments powered by Disqus

Разместить рекламу

Задать вопрос

×