Switch to English
Вход
Инвестиционные предложения
Новости
Аналитика
инвестировать Найти инвестора

За что борются стартапы?

Даже на фоне венчурного бума в последние несколько лет, предпринимателям все труднее строить большие, устойчивые компании. Что это значит для будущего инноваций?

Если вы посмотрите на происходящее в крупных городах США в последние годы, то легко подумаете, что мы живем в стране стартапов. Благодаря резкому падению стоимости и повышению доступности цифровых технологий, а также более широкому доступу к финансированию проектов на ранней стадии, мы увидели то, что журнал Economist назвал «кембрийский момент» – цифровые стартапы, которые «буквально взрывают рынок удивительным разнообразием услуг и продуктов». К примеру, количество стартапов в Силиконовой Долине, которые получили посевное финансирование от инвесторов, удвоилось за период с 2007 по 2012 год. Объем венчурного финансирования в США за последние пять лет достиг внушительной отметки в $238 млрд. (суммарно), а 200 компаний сегодня получили статус единорогов с капитализацией более $1 млрд. каждый.

В то же время множество экономических аналитиков показывают нам гораздо более мрачную картину: американский сектор предпринимательства находится на спаде, и это продолжается уже десятилетия. Как задокументировали в отчете Brookings Institution 2014 года экономисты  Иан Нэтавей и Роберт Литан, процент американских компаний возрастом до года уменьшилась практически вдвое с 1978 по 2011 год, показав резкое снижение в период кризиса 2007-2009 гг. и очень медленное восстановление впоследствии. Согласна данным Коммерческого Департамента, количество новых бизнесов, запускаемых американцами, начало резко сокращаться с 2000 года, и ту же тенденцию показывает процент работников, которые начали работу в новых бизнесах. Действительно, в 2013 году американцы запустили меньше бизнесов, чем в 1980, хотя тогда население страны было гораздо меньшим. Такое снижение не может быть описано изменениями в демографии – американцы всех возрастов просто не хотят открывать свои предприятия. И, как сообщили Хэтавей и Литан, это снижение «было задокументировано в различных секторах американской экономики, даже в сфере IT».

Неужели американцы потеряли свое умение рисковать? Не совсем. Это правда, что уменьшилось количество новых бизнесов, н большая часть этого снижения была сосредоточена в том, что экономисты называют «натуральным» бизнесом. Это бизнесы, чьим основателям не интересно создавать большую компанию. Их амбиции заключаются в том, чтобы делать что-то, приносящее им удовольствие, дающее в некоторой мере финансовую независимость, позволяющее избавиться от начальников и т.п. И, согласно имеющимся данным, все меньше подобных людей хотят начинать собственное дело.

Небольшой процент новых предприятий, однако, все-таки отличается: с самого начала они нацелены на большую игру. Эти компании основывают «трансформационные» предприниматели – будущие вероятные Джеффы Безосы и Элоны Маски – и они именно те, кого мы обычно называем «стартаперы». Такие компании представляют малую часть всех новых бизнесов в США. Но исторические сложилось, что именно они создают то, что экономист Джон Хальтивагер и другие исследователи называли «непропорционально большими взносами» в процесс создания рабочих мест. На самом деле, компании, которые Хальтивагер и его коллеги называют «быстрорастущими» (25% прироста рабочих мест в год), составляют всего 15% от всего бизнеса в стране, однако обеспечивают более 50% рабочих мест населению. Эти компании также больше (в пропорциональном соотношении) инвестируют в R&D.

Эти фирмы с высокими темпами роста являются тем типом компаний, которые наиболее важны для понимания влияния стартапов на экономику и инновации. И, согласно отчету Kauffman Foundation за май, такие стартапы запускаются гораздо чаще, чем в предыдущие годы. Более того, в новом отчете экономистов MIT Скотта Штерна и Джорджа Гузмана говорится, что в 15 американских штатах в период с 1988 по 2014 года не было длительного снижения количества запущенных «высококачественных» стартапов. Штерн и Гузман определили характеристики стартапов, которые хотят стать крупным бизнесом, которые включают в себя: быть основанным в штате Делавер, иметь зарегистрированные патенты и не быть назваными по имени основателя. Они также выяснили, что скорость, с которой основываются новые стартапы этого типа, не упала, и даже наоборот – в 2014 году мы наблюдали «второй по величине уровень предпринимательской активности за всю историю». В таких городах, как Сан-Франциско, количество высококачественных стартапов остается на неизменно высоком уровне, что неудивительно.

Но есть одна тонкость. Хотя Штерн и Гузман показали, что быстрорастущие компании основываются так же активно, как и раньше, они также выяснили, что такие компании гораздо реже добиваются успеха, чем в предыдущие периоды. Как сообщили исследователи «Хотя количество новых идей и потенциал для инноваций растет, компании теряют способность масштабироваться в значительном объеме и на систематической основе». Посеяно так много семян, как никогда ранее. Но лишь единицы из них пробиваются к небу.

Штерн и Гузман не считают, что могут точно описать происходящие изменения. Но очевидный ответ напрашивается сам собой: растущая мощь уже основанных предприятий. Мы можем думать, что мы живем в деловом мире, в котором старые компании могут быть свергнуты со своих насиженных ниш в любой момент, а конкурентные преимущества зыбки, как никогда. И в некоторых индустриях так и происходит – вспомните только, как Amazon полностью изменил рынок продажи книг, а файлообменники и стримин7говые сервисы нанесли сокрушительный удар по музыкальной индустрии. Но, как писали, Хэтавей и Литан, почти все отрасли экономики в США за последние 30 лет стали более концентрированными, а крупные старые компании набирают силы практически во всех секторах бизнеса. Как сообщили исследователи, «все более выгодно иметь уже давно действующий бизнес, и все менее выгодно быть новичком на рынке». Даже в технологической сфере поражает контраст, когда в 1990-х миллионы компаний боролись за место под солнцем и внимание акционеров, и сегодняшней видимой стабильностью, когда в мире доминируют Google/Amazon/Facebook и им подобные.

В краткосрочной перспективе такие тенденции не сильно беспокоят. В конце концов, Google, Amazon и Facebook активно инвестируют в новейшие разработки, и они, кажется, точно так же заинтересованы во внедрении «инноваций завтрашнего дня». Эти компании также продолжают нанимать большое количество новых сотрудников. Однако, в долгосрочной перспективе, экономика нуждается в большем количестве стартапов с успешными кейсами, из-за их ключевой роли в создании новых рабочих мест и потому, что они помогают внедрять технологические инновации в повседневную жизнь. Исследование 2010 года, к примеру, обнаружило, что устоявшиеся корпорации, как правило, инвестируют в разработку и улучшение уже эксплуатируемых технологий и в дополнительные инновации для работающих устройств, в то время как стартапы сосредоточены больше на новых технологиях и радикальных инновациях. Точно также ранее ­Kauffman Foundation в своем отчете отметили, что новые компании «гораздо больше хотят выйти на рынок с прорывной инновацией».

Это значит, что мы не хотим видеть будущее технологий, в котором развитие зависит от решения гигантских корпораций. Мы хотим выйти из замкнутого круга взаимодействия корпораций и стартапов. Истрия американской экономики за последние 100 лет – это история динамического развития технологий. Определение пути содействия конкуренции и создание возможности для трансформационных предпринимателей – лучший способ гарантировать, что история следующего столетия не станет историей застоя.

Заполните, пожалуйста, ваши контактные данные, чтобы получать ежемесячную рассылку!
Обратный звонок
Спасибо! Мы с вами свяжемся.