Switch to English
Вход
Инвестиционные предложения
Новости
Аналитика
инвестировать Найти инвестора

Настоящее и будущее инвестфондов Украины – Дмитрий Томчук

Основатель и СЕО инвестфонда FISON Дмитрий Томчук в интервью InVenture о состоянии инвестиционного сектора в Украине

Как это ни прискорбно, но сегодня украинская инвестиционная отрасль находится в плачевном состоянии. Инвесторы не желают связываться с нестабильной экономикой, проекты стремятся устроиться за границей. Основатель и СЕО украинского инвестиционного фонда FISON Дмитрий Томчук рассказывает, почему сложилась такая ситуация и что с этим можно сделать.

Сейчас много говорят об инвестициях в украинскую IT-сферу. Почему-то это считается неким золотым дном как для инвесторов, так и для разработчиков. Со стороны разработчика, конечно, выгоден такой миф: чем больше инвесторов поверят в то, что давать деньги айтишникам это круто, тем богаче будут айтишники, которым повезло.

Да, украинский IT-сектор имеет свою специфику, но для инвестиций, размещения и работы капитала эта сфера не специфичнее любой другой. Для инвестора и его денег IT ничем не отличается, например, от агросектора и ставка с рыбой: вложил деньги, запустил в ставок рыбу, выловил, продал ее, получил прибыль. Законы инвестирования одни и те же, во что бы вы ни инвестировали.

Специфика инвестирования у нас в том, что это высокорисковая и малодоходная сфера, которой к тому же вообще не интересуется государство. То есть интересуется, но в  смысле убить бизнес и отобрать его деньги. Сегодня вся финансовая сфера Украины стала напоминать мыльный пузырь. Естественно, он готов лопнуть в  любой момент. Это – идеальные условия для существования финансовых пирамид или фейковых банков, созданных с  целью собрать деньги вкладчиков и обанкротить их.

Критерий «Деньги должны работать в Украине» очень правильный, но непонятно, кто будет работать здесь на таких условиях. Когда клиент, вложивший деньги в  гривне, потеряв за год две трети своей суммы из-за падения гривны, просит перевести его деньги в доллары, в ожидании дефолта или еще одного трехкратного обвала гривны. Когда клиенты хотят, чтобы их деньги работали в зарубежных экономиках, потому что местная экономика или развалена, или неэффективна. Когда банки закрываются, не возвращая клиентам их вклады, и при этом фонд гарантирования ничего не гарантирует.

Это отличается от ситуации в других странах, где в каждый стартап государство может вкладывать до трети его стоимости в виде государственных инвестиций. Это – реальная поддержка IT -сферы и своих собственных, а не зарубежных, разработок.

Очень привлекательно пытаться разместить средства в экономиках других стран, но здесь появляется этический вопрос второго порядка: интересы инвестора защищены, но деньги работают не в  экономике Украины, а постороннего государства. Эта патриотическая этика была бы хороша, если бы любые деньги, вращающиеся здесь, не были на 99% подвержены риску быть разворованными чиновниками и госслужащими.

Украина вроде бы как приспособлена под существование открытых диверсифицированных срочных фондов, но для их эффективной работы нужно, чтобы они проверялись регулятором каждый месяц. Как это осуществить – неясно.   Большинство фондов созданы для обслуживания и обеспечения процессов финансово-промышленных групп.

Вы знали, что в  Украине более 1000 инвестфондов? Что для работы в  Украине с соблюдением всех требований нужно брать вклады только в гривне, и работать только с украинскими предприятиями. В гривне с украинскими предприятиями. В тот момент, когда хоть завтра доллар начнет стоить 40 грн, а часть украинских предприятий оказались на территории с непонятной судьбой. Вот просто для интереса сегодняшний топ-20 Украинской фондовой биржи (UX):

  1. Центрэнерго
  2. Северный ГОК
  3. Мотор Сич
  4. Азовсталь
  5. Укрнафта
  6. Мариупольский метзавод им. Ильича
  7. Лугансктепловоз
  8. Западэнерго
  9. Концерн Стирол
  10. Райффайзен Банк Аваль
  11. Черкасский ремонтно-транспортный завод
  12. Крюковский вагоностроительный завод
  13. Донбассэнерго
  14. Стахановский вагоностроительный завод
  15. Алчевский металлургический комбинат
  16. Сухая Балка
  17. Авдеевский коксохимический завод

Естественно, европейцы шарахаются от такого списка, как от чумы.

Более того, крупные инвесторы уходят из Украины, ибо непонятно, куда вкладывать и стоит ли это потраченных усилий. Некоторые фонды остановили набор клиентов – вы видели, чтобы компании из-за рисков прекращали получение финансовых средств?

Мало слышно об украинских инвестфондах. Не только в сфере IT, но и в любой области инвестирования. Это не значит, что их нет. Это значит, что для них созданы такие условия, что чтобы найти их и начать сотрудничать, надо приложить усилия. Основная проблема существующих фондов – их ненаполненность инвестициями. Их просто некому наполнять. Без государственной поддержки инвестфонды вряд ли совершат прорыв. Нет государственных гарантий; нет ассигнований государства, составляющих хотя бы треть в структуре фонда. Поэтому нет крупного инвестора, испуганного войной и неадекватным поведением государства. Любому европейцу при взгляде на происходящее у нас становится ясно: риски в тысячи раз превышают возможные выгоды.

При этом азиаты не боятся инвестировать даже  в тех условиях, что есть  у нас сейчас: хаосе, бессилии власти, отсутствии управления и политической воли, коллапсе экономики, риске возобновления военных действий и пр.  Израильские и азиатские фонды заинтересованы даже при таких исходных условиях, они видят выгоды там, где благополучные и румяные западные инвесторы видят только риски, и различие в пороге рискованности составляет несколько порядков.  Видимо, азиатская реальность ближе к  украинской, чем европейская, а постоянное пребывание украинского бизнеса за гранью форс-мажора сближает его с Азией, где подобные вещи считаются чем-то типа нормы, в то время как любого европейца способны убить. Что тайваньцу хорошо, то нидерландцу смерть.

Нет и миноритарного вкладчика в необходимом количестве. Он исчез как класс. Почему? Ответ всё тот же: соотношение 5% к 95%. 5% готовы и имеют желание предпринимать действия, совершать, добиваться, менять систему, рисковать, в отличие от 95%, которые ждут, когда им принесут их пайку.

 А еще потому, что, испуганный войной и придавленный кризисом, миноритарий вынул из рушащегося банка и проел свои сбережения. Или купил на них буржуйку, дрова и сухари. Миноритарный вкладчик находится в самом плачевном состоянии. Потому что система продолжает засовывать его в неэффективные банки, которые рушатся, и Фонд гарантирования вкладов ничего не возвращает, и всё, что светит вкладчику – несколько лет обивания порогов, без результата в итоге. И при этом идея инвестфондов с прозрачными механизмами, работой денег в реальных проектах и более низкими рисками притормаживается самой системой. Естественно, это не выгодно. Никому не выгодно, чтобы вкладчик или избиратель, или просто гражданин богател, становился независимым, а значит опасным для системы, пасущей и стригущей овец.

Однако вся западная цивилизация, и финансовая  в том числе, и вся их инвестдеятельность построена на явлении независимого, подкованного, думающего инвестора и вкладчика, самостоятельно принимающего решения. И моя цель – чтобы в Украине это стало такой же реальностью, как в США или Нидерландах.  Не важно, в какой сфере будут работать ваши инвестиции. Важно, чтобы для их работы были созданы условия. Если система создана, то и IT, и любая отрасль экономики будут одинаково прибыльными. Если не создана – то любая сфера будет убыточна, а все инвестфонды обречены на провал. У нас есть возможность сделать так, чтобы этого не случилось.

 

Заполните, пожалуйста, ваши контактные данные, чтобы получать ежемесячную рассылку!
Обратный звонок
Спасибо! Мы с вами свяжемся.