Прописка для стартапа

Прописка для стартапа

×
537

Прописка для стартапа

  • Поселить ли компанию в России, отправить ее на Кипр, обосновать в Нидерландах, устроить офис в казанском технопарке или в Кремниевой долине? Руслан Фазлыев, гендиректор платформы для создания интернет-магазинов Ecwid.ru, считает, что нужно концентрироваться не на регистрации, визитках и прочей мишуре, а на работающем продукте и восторженных пользователях: «Пока нет сотрудников, вообще не надо ничего регистрировать — достаточно сделать прототип группой энтузиастов на некоммерческих началах. А есл

Александр Журба, соуправляющий директор венчурного фонда Modernus Capital Partners, тоже считает, что место регистрации не сильно влияет на решение инвестора об инвестициях — важнее оценить перспективы продукта. «Инвестор при входе в компанию может изменить юридический адрес. Обычно это не усложняет процесс насколько, чтобы стать причиной отказа от хорошей сделки», — говорит Журба.

Тем не менее опытные предприниматели, создающие не первую компанию, сразу выбирают для ее прописки наиболее благоприятное место. На что смотреть?

Сфера деятельности

 

«80% IT-компаний — не только российских, это мировая практика — регистрируется в Америке», — говорит Арман Гукасян, основатель компании 3DreamTeam, разрабатывающей 3D-модели на платформе Vizerra. Его компания именно так и сделала. Бизнесмен считает эту процедуру необходимой для более надежной, чем в России, защиты интеллектуальной собственности.

А вот фармацевтической компании лучше регистрироваться в каком-нибудь швейцарском или китайском технопарке, в Кремниевой долине или в Сколково, считает Юрий Олешин, партнер венчурного фонда Angelico Ventures. «Таким образом можно эффективно привлечь деньги, быть на радаре у ведущих венчурных фондов, которые инвестируют в медицину со всего мира, — объясняет Олешин. — Можно будет также развивать партнерские отношения с местными фармацевтическими производителями».

У отраслевых кластеров есть и другие преимущества: необходимая инфраструктура, налоговые льготы, помощь в оформлении документов. Как, например, у казанского «Химграда», который упоминает Дмитрий Княгинин, управляющий партнер Национальной cети бизнес-ангелов «Частный капитал». Удобное расположение, производственная площадка со всеми коммуникациями, налог на имущество 0,1% и освобождение от транспортного налога — такие вот «жилищные условия».

Близость к инвесторам

У многих венчурных компаний из Кремниевой долины нет мандата инвестировать в Россию. Если вы рассчитываете на их деньги, нужно быть местным игроком, советует Юрий Олешин. «В Америке хорошо развивать инновационный бизнес, — полагает он. — Потому что там можно подойти к Гейтсу и сказать: «Билл, у меня есть лекарство от рака. Дай денег». И он направит тебя к директору фонда. А в России тебе в лучшем случае скажут, что заняты».

Конкуренция

Руслан Фазлыев соглашается, что в США на порядок больше рынок венчурного капитала, но в то же время и уровень стартапов там выше на порядок. Основная масса проектов в России — клоны успешных западных проектов.

Издержки

Вадим Стреналюк, заместитель исполнительного директора НП «Национальное содружество бизнес-ангелов» СБАР, отмечает, что издержки на запуск бизнеса в США из России выше, чем регистрация фирмы здесь. Поэтому часто российские проекты запускаются сначала на родине, а затем, по мере развития бизнеса, регистрируют фирмы в других странах.

Налогообложение

Юрий Олешин говорит, что холдингам неплохо живется в Нидерландах — оттуда выгодно передавать дивиденды собственникам, так как они не облагаются налогами. Елена Алексеева, директор по инвестициям Softline, ставит место регистрации стартапа в зависимость в том числе и от суммы сделки: «Если она значительная, то все транзакции желательно проводить в рамках английского права из-за принятого там Налогового кодекса». А вот регистрация в офшорах, как говорит Арман Гукасян, инвесторами не приветствуется. Это уже вопрос репутации.

Особенности законодательства

«Сегодня зачастую эффективнее регистрироваться за рубежом в первую очередь из-за несовершенства российского законодательства», — полагает Алексеева. Англосаксонское право (налоговое и корпоративное) гораздо лучше защищает права акционеров, в отличие от нашего, в котором они описаны менее детально. Соглашение акционеров в английском законодательстве позволяет им подробно и четко урегулировать порядок управления компанией, распределение прибылей, права и обязанности сторон в условиях конфиденциальности, порождает прямые отношения между сторонами, что дает им возможность получить юридическую или судебную защиту, а также укрепляет позицию акционеров с относительно небольшой долей в корпоративном управлении. Вторая проблема — недостаточно надежная защита интеллектуальной собственности в России. «У нас, грубо говоря, воруют патенты», — напоминает Гукасян.

Forbes

Комментарии

comments powered by Disqus

Разместить рекламу

Задать вопрос

×