Switch to English
Вход
Инвестиционные предложения
Новости
Аналитика
инвестировать Найти инвестора

Тупое это дело — наслаждаться депозитами в западных банках

Уроки инвестирования от Сергея Тигипко: как дешево покупать и дорого продавать активы, приносящие прибыль?

У миллионера Сергея Тигипко послдение годы проходят в режиме сделка за сделкой. За последнее время принадлежащие бизнесмену структуры, которые входят в его TAS Group, купили сразу два предприятия. Это завод Кузница на Рыбальском острове в Киеве, раньше принадлежавший Петру Порошенко и Игорю Кононенко, а также завод Днепрометиз, приобретенный у российской группы Северсталь. Кроме этого, Тигипко купил банки Универсал и VS Банк, а заодно страховую компанию Aegon Life Ukraine, застройщика Билдинг Инвест Групп и элитный отель Radisson Blu Hotel Kyiv Podil.

Есть у собственника группы ТАС интересы и в фармацевтике: имея собственную сеть аптек, он недавно приобрел еще одну — КОСМО.

В этом году уже удалось закрыть сделку по покупке карьер по добыче блочного камня в Житомирской области.

Деньги на покупки у Тигипко имеются. В докризисные годы он выгодно продал некоторые свои активы. Одна из самых крупных сделок произошла в 2007 году, когда шведский Swedbank купил у бизнесмена его банки ТАС-Коммерцбанк и ТАС-Инвестбанк.

В целом общее состояние Тигипко на 2018 год, по оценке инвестиционной компании Dragon Capital, составило $ 223 млн. Он занимает 22‑ю строчку в рейтинге 100 самых богатых украинцев. И считает свой бизнес вполне успешным: за 2018 год группа ТАС получила 2,8 млрд грн прибыли. Успехи компании идут по нарастающей: если в 2017 году прибыль промышленного направления его бизнеса составила 190 млн грн, то в 2018‑м — уже 391 млн грн.

У бизнесмена бурное политическое прошлое. В разные годы он был вице-премьером, министром соцполитики, главой НБУ, народным депутатом, замглавы Партии регионов и главой собственной политсилы Сильная Украина.

Впрочем, политика и госуправление теперь позади, уверенно заявляет Сергей Тигипко.

 Была ли у вас инвестиционная стратегия, когда вы в 2000‑м сделали свое первое крупное приобретение — стали собственником метизного завода в Днепре?

— Не могу сказать, что тогда была какая‑то продуманная инвестиционная стратегия. Мы с самого начала четко знали, что строим универсальный банк, и максимально концентрировались на этом. А метизный завод перешел ко мне как актив при выходе из состава акционеров Привата.

Постепенно группа начала разрастаться: бизнес есть бизнес. И в этом весь его кайф: если видишь, что на рынке есть что‑то толковое, что ты можешь оценить, доинвестировать, заставить давать большую отдачу, то ты его покупаешь.

И не ждите здесь чего‑то чересчур умного. Есть понимание долгосрочной стратегии. Мы себя ведем не как спекулянты на рынке, а как долгосрочные инвесторы.

— А кайф от бизнеса когда начали получать?

— Очень давно, практически с тех пор, как начал им заниматься. Потому что такую свободу в своих действиях, такую независимость трудно получить, если не имеешь своего дела, которое тебя кормит, и кормит хорошо.

— Вы продали Swedbank ТАС-Коммерцбанк за $ 750 млн. И, казалось бы, могли уже почивать на лаврах свободы.

— Спиться у бассейна мы всегда успеем. Это не привлекает. Я не рантье, мне интересно что‑то создавать, получать удовольствие от дела. Мы приобретаем предприятия, которые не особо кому‑то интересны, доинвестируем их, запускаем внутренний двигатель — и они дают хорошую прибыль. При этом сохраняем количество сотрудников, а в прошлом году даже увеличили. Сейчас в группе ТАС работает 24 тыс. человек.

— Увеличили на каких предприятиях?

— На вагоностроительном и стале­литейном заводах в Каменском. А сидеть на депозитах… Я скажу так: если ты не боишься инвестировать, то больше зарабатываешь. То есть наслаждаться депозитами в западных банках — это вообще самое тупое дело и самый маленький заработок. На инвестициях в ту же Украину мы зарабатываем больше, намного.

— Можете сказать, сколько вы с 2016 года, когда начали активно инвестировать, потратили на это?

— Не могу. Мы покупаем относительно дешево, но очень быстро вкладываем инвестиции, разрабатываем оптимальную модель эффективности, получаем прибыль и потом, уже из прибыли, развиваем актив дальше. Тот же Универсал Банк, думаю, мы окупили за полгода.

— А за счет чего?

— До вхождения в группу ТАС Универсал Банк генерировал порядка €8 млн убытка каждый год. Во-первых, мы резко сократили неоправданные расходы, в том числе на IT-обслуживание и дорогостоящий персонал. Во-вторых, купили вместе с банком долгов на 15 млрд грн.

Концептуально сегодня нельзя чересчур зацикливаться на каких‑то жестких стратегических догмах. Нужна быстрая реакция бизнеса - как на новые предложения, так и на постоянно меняющуюся ситуацию. Изначально при покупке мы планировали влить Универсал Банк в ТАСКОМБАНК. И думали, что сделаем это достаточно быстро, но нашли партнеров и получился Monobank. Позже мы провели работу с должниками и стали получать постоянный доход от этого портфеля. Там годами [бывшие собственники] не могли получить долги с некоторых заемщиков. А мы встречались с каждым таким клиентом, разговаривали, давали дисконт, убеждали — и они платили нам живые деньги.

— Вы упомянули ваши ва­гоно­строительные активы. Эта отрасль сейчас не в самом лучшем положении.

— Не соглашусь с такой оценкой. В 2014–2016 годах мы, как и вся отрасль, были в убытках, но с конца 2016‑го начали зарабатывать. Сегодня в Каменском мы собираем 150 полувагонов и 100 зерновозов каждый месяц.

— Для Укрзализныци или для частных компаний?

— Укрзализныця два года не покупала у нас вагонов. Это все продается через банк и нашу лизинговую компанию частному сектору. И мы уже реально загружены по июнь. Кроме того, мы получили несколько заказов для одного из европейских заводов, пока на полуфабрикаты. Сейчас доинвестируемся и постараемся выйти на европейский рынок. Сперва с полуфабрикатами, а потом жизнь покажет.

Что касается российского рынка, то мы не рассчитываем, что он откроется в ближайшее время.

— Расскажите, что это за европейский заказ.

— Мы сертифицировали ряд своих процессов, европейцев это устраивает, и уже начали поставки на рынки ЕС. То есть пробуем сделать то, что должна сделать вся Украина: стать промышленным “подбрюшьем” Европы. За счет того, что все‑таки у нас мощная рабочая сила, хороший производственный опыт, и я считаю, что это потихонечку начинает срабатывать.

При этом жаль, что это происходит без поддержки государства. Вот вы упомянули Укрзализныцю. В тяжелое время, конечно, государство должно было бы закупать вагоны у национального производителя.

Тем более сегодня мы видим, что из-за транспортных проблем страдают и другие сектора экономики. Но этого не происходит. Ну, и что нам делать? Рассчитывать, что сейчас нас будут поддерживать, возьмут под белы ручки и понесут зарабатывать деньги? Нет, мы сами выживаем. И неплохо получается, я вам скажу. 

За 2018 год вся группа ТАС получила 2,8 млрд грн прибыли. Из них финансовый сектор — 1,5 млрд, агро — 720 млн, промышленность — 391 млн. А в 2017-м у направления "промышленность" была прибыль 190 млн.

— Вы создали транспортную компанию по грузовым ж/д перевозкам. Сейчас у нее 1 тыс. вагонов. Будете наращивать их число?

— Сегодня у нас 1,2 тыс. зерновозов и 160 полувагонов, и в дальнейшем их количество будем мощно наращивать. Сейчас мы стараемся выйти на стратегических иностранных инвесторов. Если получится, мы подтянем в транспортную компанию крупные инвестиции. И если все сложится, как я планирую, то за 5-7 лет можем выйти на 10 тыс. вагонов. 

— А если вспомнить о другом вашем активе — заводе Днепрометиз. В 2005 году ТАС продал его российской группе Северсталь, по данным НВ, приблизительно за $ 46 млн, потом купил обратно за $10 млн. Сейчас на такую продажу, как я понимаю, рассчитывать не приходится. Что вы делаете там?

— В свое время этот завод зарабатывал около $ 6 млн в год. Мы его продали, а теперь купили в 4,5 раза дешевле. Точные цифры я не могу разглашать.

Срок окупаемости этого завода будет где‑то четыре года. За счет чего? В частности, за счет того, что мы продадим часть земли в Днепре, которую не используем.

Второе: мы углубляем переработку, прежде всего для потребностей внешнего рынка. То есть стараемся увеличить добавленную стоимость на этом предприятии.

В свое время мы на заводе поставили оцинковку [установку по покрытию проволоки цинком], в июне запустим еще одну. Речь идет о современной технологии, аналогов которой в Украине еще нет. Мы заказали оборудование для процесса омеднения проволоки. В январе уже ввели новые два станка, которые катают [производят] супертонкую проволоку. 

Мы зашли на Днепрометиз и сейчас начинаем это предприятие насыщать инвестициями. Пока идут расходы, но придет время, и мы опять выйдем на $5-6 млн прибыли. 

— В конце прошлого года вы купили Кузню на Рыбальском у Петра Порошенко. Что будете делать с предприятием?

— Кузня для нас не только промышленный, но и комплексный девелоперский проект. Большие площади на Рыбальском полуострове не задействованы в производственных целях, используются неэффективно.

Вот на этой территории мы и планируем начать в ближайшее время масштабный строительный проект. Скорее всего, это будет жилой массив — со школами, детскими садиками, коммерческой недвижимостью.

Что же касается участка в 9 га возле железнодорожного вокзала, то на нем планируем построить большой торгово-офисный центр.

— Не могу не спросить у вас о долговых портфелях, которые вы покупаете у Фонда гарантирования вкладов физлиц (ФГВФЛ) и у банков. СМИ уверяли, что вы это делаете в интересах тех заемщиков, чьи долги продаются. Например, писали, что долги Диамантбанка ТАС выкупил по договоренности с Александром Мартыненко и Давидом Жванией, у которых была в залогах по этим займам недвижимость.

— Мы покупаем долги для двух целей. Первая — на них мы зарабатываем. Вторая — благодаря покупке долговых портфелей мы росли, наверное, быстрее всех. В 2016 году рост ТАСКОМБАНК по активам составил 114%, в 2017-м — 100%. В прошлом году Национальный банк рекомендовал ограничить наш динамичный рост, выставив определенные требования к нашей стратегии, поэтому мы выросли всего на 20%.

— Сколько вы зарабатываете на долгах?

— Мы зарабатываем 5–10% от суммы, за которую их выкупили. Важно, что мы не покупаем долги без предварительных договоренностей с проблемными заемщиками. И мы это делаем постоянно. Недавно провели сделку с одним клиентом, у которого долги составляли 1 млрд грн. Мы помогли ему выкупить их почти за 400 млн. Таким образом, 600 млн “ушло”, а мы разово заработали 10%. Плюс он у нас перекредитовался и обслуживает кредит в нашем банке.

Мы каждый день кому‑то помогаем с долгами. Поэтому, если у кого есть долги и есть идея выкупать, — к нам.

— Давайте поговорим о вашей компании ТАС Агро. Покупает ли она активы?

— Мы в 2018 году выкупили права аренды на 8,5 тыс. га земли: 3,5 тыс. в Херсонской области под полив систему орошения и 5 тыс. в Черниговской области. Сейчас у нас около 83 тыс. га. И мы рассматриваем еще две сделки: на 3 тыс. и 12 тыс. га. Если договоримся по условиям, то купим.

Украина должна стать промышленным “подбрюшьем” Европы.

Пока в переработку мы активно не идем. Работая в банке, видим доходность многих бизнесов — как зарабатывают на яйцах, курице или молоке. И нигде не видим большей доходности, чем просто на производстве зерна.

У нас полностью свое хранение, мы выращиваем биржевые культуры и храним их у себя. Для глубокой переработки нужны дешевые деньги. Их сегодня в стране мало.

— И сами перевозите своей логистической компанией?

— Кстати, сейчас не сами, потому что все компании у нас работают на рыночных условиях. В начале работали, перевозили, потом стало не выгодно, нашли на рынке другое предложение и сегодня они между собой не работают.

— С чем связана такая система?

— С тем, что, если компании научатся конкурировать внутри группы, они будут успешны и на внешнем рынке. Поэтому у нас система стимулирования другая: весь менеджмент зарабатывает от конечного результата. И каждый дерется за свое предприятие и работает за свою гривну.

И объяснение простое: мы занимаемся реальным бизнесом "на асфальте" и тяжело зарабатываем деньги именно в рыночных условиях, практически ничего не покупая и не продавая государству.

 — Недавно вы увеличили сеть аптек ТАS, купив аптечные точки КОСМО. Какие планы по развитию этого бизнеса?

— У многих складывается неправильное впечатление об аптеках. Считается, что лекарства – это всегда прибыльно и хорошо. Я тоже так думал и ошибался.

На самом деле, бизнес очень низкомаржинальный. Прежде всего, из-за того, что у нас никак не ограничено количество аптек. И аптеки могут открываться друг от друга через 10 метров. Из-за такой очень жесткой конкуренции этот бизнес действительно становиться очень низкомаржинальным. Плюс еще регуляции государства периодические, которое говорит: это продавай за столько, а это за столько, что тоже приводит к определенным проблемам.

Проинвестировав определенную сумму, мы увидели такую низкую доходность и попробовали оценить, сколько будет стоить выход из этого бизнеса. И увидели, что потеряем деньги, если будем продавать. Поэтому мы сейчас пошли по другому пути -  начали консолидацию рынка. Недавно к нашим аптекам добавили ещё 3 аптечные сети и в целом вышли на 144 точки продаж.

Сейчас идет реструктуризация компании, мы меняем многие процессы - нам надо 3-4 месяца. После этого начнем дальше покупать аптечные сети. Доведем минимум до 500 аптек. 

А дальше начнем заниматься производством. Будем сами производить или фасовать лекарства и продавать на внутреннем рынке.

— Рассказывают, что одна из ваших компаний начала торговлю газом. Что это за направление?

— Мы начали заниматься торговлей газом и электроэнергией после того, как эти рынки либерализировались. То есть когда уже не по договоренности с государством кто‑то продает газ или электроэнергию.

Но основное - эта [энергетическая] компания будет сателлитом ТАСКОМБАНК, она будет продавать газ или электроэнергию его клиентам и на внешние рынки.

Как финучреждение мы работаем со многими малыми предприятиями. И, кредитуя их, видим, что многие вещи они покупают по самой высокой цене. Тот же газ, если ты берешь его в розницу, то купишь дороже. И мы сейчас пробуем сделать проект, по которому все наши клиенты смогут у нас приобретать газ по более низкой цене. Это сделает их более лояльными к банку и более конкурентными на рынке. И после этого мы предложим то же самое по электроэнергии. Вполне возможно, по удобрениям, средствам защиты растений, семенам и т.д. Часть маржи будем оставлять себе. Для клиентов банка цены будут ниже.

Многие, особенно IT-компании, пробуют "отгрызть" часть бизнеса у банков. Но и у нас есть ответная стратегия. Мы будем заходить на коммерческие рынки и зарабатывать там. Зная клиентуру, мы понимаем, кому мы можем продать, имеем возможность давать отсрочку и тут будем очень конкуренты в сравнении с другими игроками.

— Какие планы по развитию Универсал Банка?

— Он сконцентрируется на развитии направления мобильного банкинга Monobank. В отличие от ТАСКОМБАНКА, который будет универсальным. Сейчас у Monobank около 800 тыс. клиентов, и это всего за год с немногим продаж. Каждый день мы выдаем 2,6 тыс. карточек и, надеюсь, 2019 год закончим с клиентской базой более миллиона человек.

Мы динамично стартовали, и в сентябре проект получил уже первую прибыль. То есть мы менее чем за год с начала реализации проекта получили прибыльность. Это сложно для стартапов, особенно таких технологичных.

— Еще будете банки покупать?

— Да. Если будут предложения на рынке и сойдемся в цене.

— Вы сами управляете бизнесом?

— Я пока точно сам от начала и до конца руковожу работой ТАСКОМБАНКА, потому что занимаю пост председателя правления. 

По группе ТАС у нас есть управляющая компания, которая уже 20 лет руководит всеми нашими бизнесами. Каждый поне­дельник в 11 утра я знаю, что у меня происходит по всей группе до последней цифры.

— А когда вы были на госслужбе и в политике, кто управлял бизнесом?

— Управляющая компания. Сразу могу сказать, что те люди, которые собираются в политику или на государственную службу, должны приготовиться к тому, что их бизнес будет страдать. Собственно говоря, это то, что у нас происходило. Бурный рост возможен тогда, когда ты сам сидишь и занимаешься делом с утра до вечера.

— А как страдала ваша компания?

— Я вам скажу. Мой банк был на 67‑м месте, сегодня он 15‑й. Вот и все.

Для меня походы во власть — это как в армию сходить. Я отслужил свое, поэтому уже никуда не пойду, это первое. Второе, надо все‑таки с уважением относиться к тому, что было в нашей истории достаточно трагичное. И если украинцы не хотят видеть людей из бизнеса во власти, пусть придут другие и покажут, чего они стоят.

Источник: Новое время, Александр Медведев, Екатерина Шаповал

Читайте также

Заполните, пожалуйста, ваши контактные данные, чтобы получать ежемесячную рассылку!
Обратный звонок
Спасибо! Мы с вами свяжемся.